home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2.


Незаметно пролетела весна и вот уже позади последний экзамен. И нам, наряженным в смешные мантии и средневековые четырёхугольные шапочки с болтающимися кисточками, вручают новенькие, пахнущие краской книжечки. Дипломы об образовании.

- Поздравляю, Маша! - Как обычно, Боб улыбался, пытаясь заискивающе заглянуть в глаза.

- Спасибо. - Поблагодарила я без особого энтузиазма в голосе.

- Ты будешь на празднике?

- Конечно.

В конце концов, колледж оканчивают один раз в жизни, по крайней мере, большинство. И пропускать сие во всех отношениях замечательное мероприятие лишь для того, чтобы избежать общества изрядно надоевшего за последние месяцы воздыхателя было бы слишком. Вообще-то, я его не осуждаю. Но надо же и совесть иметь. У меня тут, понимаешь, самая запарка, а он...

Нет, права всё же лучшая подруга. Нет во мне никакой хватки. Да любая бы на моём месте, не раздумывая, уцепилась за такую возможность. К тому же приличия как будто соблюдены. Ведь не замуж же зовёт. И даже не на содержание. Эх-х... Многие девочки из группы поддержки не отказались бы. А тут... Всего лишь стать одним из секретарей его могущественного отца. С хорошим жалованием и, как понимаю, "радужной" перспективой.

Молодец, умный мальчик. Всё правильно рассчитал. Куда я с дипломом филолога денусь? Разве что в библиотекари. Ну, предположим, найти работу раз плюнуть. Переводчики нужны всегда и везде. Так же, как и педагоги. Конечно, в американских школах не изучают Пушкина и Достоевского. Но в некоторых колледжах, в том числе и в нашем, к сему предмету относятся довольно серьёзно.

Наш факультет - десять человек - с гордостью демонстрировала друг другу новенькие дипломы. И, похоже, все, кроме меня уже решили вопрос трудоустройства. Увы, в родных стенах не посчастливилось остаться никому. Старенькая учительница, как и я - дочь русских эмигрантов, только первой, послереволюционной волны, находилась в добром здравии, и сдавать позиции не собиралась.

Две девочки шли работать в ООН. Несколько человек избрали жизненной стезёй преподавательскую деятельность. Кто-то получил предложения от торговых представительств. Ну, зачем, скажите пожалуйста, становиться знатоком литературы, чтобы всю оставшуюся жизнь переводить сколько тонн сырья закупили, и какое количество контейнеров отгружено?

"А тебе это нафига"? - Уколола себя. - "Чем могут помочь безработной глубокие знания предмета"?

В спортзале тем временем накрывали столы. Оркестр, разместившийся на возвышении в углу, настраивал электрогитары. Барабанщик в нетерпении то и дело чуть слышно выбивал дробь.

"Настучишься ещё". - Мысленно успокоила я его. И вновь прокрутила в памяти содержание вчерашней "беседы". Далёкий друг, кстати, его зовут Павел, расписывал красоты обеих столиц - Москвы и Санкт-Петербурга. И, окрылённый идеей, дошёл до того, что обещал оплатить расходы. С ума они все посходили, что ли? И, если в случае с Бобом всё более-менее понятно, то здесь я просто терялась догадках.

Бобби - избалованное роскошью дитя, никогда не встречавшее отказа - заводило моё равнодушие. Потому и зовёт поступить на службу к его папочке. Дабы всегда иметь строптивицу под рукой.

- Хватит грустить! - Невесть откуда появившаяся Сара схватила за локоть и потянула в круг танцующих.

Многие уже сменили чопорные академические балахоны, щеголяя супермодными рваными джинсами и майками с короткими рукавами.

- Дай хоть переодеться. - Взмолилась я.

- Глупая! - Сара покрутили пальцем у виска. - Да в подобных лохмотьях ещё сто раз спляшешь. А это - вечер особенный.

Что ж, как всегда, подруга права. С разных сторон происходящее снимали несколько операторов. Как энтузиастов, так и профессионалов. И, кто знает, возможно, когда нибудь, лет через десять глядя видеохронику почувствую лёгкую грусть.

Даже странно, но никаких особых эмоций сейчас не испытывала. Голова была забита предстоящей поездкой...

Стоп! Какой такой поездкой! Куда?! Шалишь, милочка. Завтра же позвонишь местному поклоннику и скажешь, что согласна. Работа не пыльная. К тому же, до родительского дома какая-то сотня миль. Не съест же он тебя, в конце концов.

Вечер шёл своим чередом. Возбуждённые и радостные сокурсники накачивались кто чем. Я же, тихонько сидя в уголке, гнала прочь дурацкие мысли.

Ни-ког-да!

Ближе к полуночи все вдруг собрались на пикник. Благо, парк, окружавший учебные корпуса и жилые блоки, в двух шагах. А я, потихоньку слиняв, закрылась в комнате, которая скоро перестанет быть моей и, включив компьютер, набрала в поисковике "работа". Заполнив несколько анкет, пересилила себя и, сбежав по ступенькам, пошла, ориентируясь на звук голосов.

На кострище, загодя выложенном крупными камнями, во всю полыхал огонь. Медленно бредя по кругу, обнаружила Боба, целующейся с какой-то рыжей пигалицей. Вот и славно. Как назло, тот вдруг прекратил слизывать помаду и встретился со мной взглядом. Пожав плечами, дала понять, что совсем не в обиде. Затем перешла на другую сторону и присела на широкое бревно, глядя на летящие в небо искры. Завтра начнётся новая жизнь. Самостоятельная и, я уверена, наполненная удивительными событиями.

Знала бы, насколько окажусь права, не задумываясь приняла бы предложения Боба. Да что там! Собственноручно задушила бы наглую морковку и отдалась бы прямо на влажной траве.


До заезда новых студентов было ещё далеко и администрация не настаивала на спешном выселении. Старенький компьютер предполагала продать, оставив лишь винчестер. И, конечно же, ждала предложений. И они не замедлили появиться. Два отмела сразу. Вернее, оставила, как запасной вариант. В одном случае нашлось место в каком-то захолустье. Нет, вообще-то, судя по справочнику, это вполне современный город с населением в несколько миллионов. Но, увы, не интересующая меня Москва. Да представительству авиакомпании в Санкт-Петербурге требовалась сотрудница в совершенстве владеющая русским. Владеть-то я, может, и владею. Как никак, разговариваю на нём с детства. Да только - чего уж греха таить - Россия интересовала меня только вкупе с... Ну, сами знаете.

В общем, я отправилась по третьему адресу.


Согрев ладошку под мышкой, дабы холодностью не отпугнуть сидящего в кабинете сурового дяденьку, на всякий случай, вытерла её об юбку. Идиотски улыбаясь, как принято только у нас, и изо всех сил тараща глаза, словно стараясь загипнотизировать возможного босса, смело шагнула навстречу судьбе.

Устройство на работу в Америке - целая наука. И, если хотите получить место, причём, совершенно не важно какое, придётся пройти собеседование. И уж тут про комплексы лучше забыть. Природную скромность, как известно украшающую женщину, тоже надо оставить за порогом. И - главное! Не бойтесь себя перехвалить! Рассказывать о собственных достижениях необходимо с энтузиазмом, стараясь выдерживать восторженные интонации. Ибо первое впечатление, как известно, можно произвести лишь однажды. Однако не думайте, что там сидят одни дураки. И не надейтесь, что менеджер вот так, с бухты-барахты поверит, что перед ним идеал. Он непременно спросит: есть ли у вас слабости? Ну, недостатков у меня вагон. Да и с десяток тележек наберётся. Но, зачем огорчать хорошего человека? Скромно потупив глаза, я пролепетала, что очень люблю кофе. Так же, поставила собеседника в известность, что в моём лице он видит неизлечимого, законченного трудоголика который, к тому же, любит читать по ночам. И, естественно, обещала исправиться. Про блуждания в Сети, сами понимаете - ни слова. Недостатки нужно обращать в достоинства, а не наоборот. А у таких типов с въедливыми глазами слова "русские", "Интернет" и "халява" почему-то частенько оказываются взаимосвязаны.

Короче, в полной мере почувствовала себя товаром, который собственноручно продаю. Но, в общем и целом, я хорошо подготовилась. От меня не разило духами, словно от парфюмерной фабрики, никаких вызывающе кричащих деталей в одежде. Юбка нормальной офисной длины, полное отсутствие всевозможной бижутерии и туфель на во-от такущих каблуках.

В качестве козырной карты приписала себе умение незамедлительно разрешать любые проблемы. И (всё же, велико, оказывается, было желание получить именно это место) на вопрос, какая зарплата меня бы устроила, ответила, что здесь полностью полагаюсь на политику компании.

Зря, наверное. Можно было бы и поторговаться. Во всяком случае, в финансовом плане предложение Бобби выглядело гораздо привлекательней.

Дальнейшие формальности заняли каких-то пару часов. И вот уже снова сижу в автобусе, направляясь в колледж. Хлопоты по оформлению русской визы брало на себя торговое представительство. Так что, несколько дней предстояло провести в тягостном ожидании.

Написала Саре. Заранее представляя, как та крутит пальцем у виска, рассказала о содеянном. Обещала держать однокашницу в курсе, невольно улыбнувшись: уезжаю на другой конец Земли, а адрес остаётся прежним. Договорилась в магазине, что привезу проданный компьютер перед отъездом. И даже получила деньги. Большинство наших разъехалось и, бродя между опустевшими коттеджами, немножко взгрустнула. В общем, нормальное поведение среднестатистического индивидуума.

Наконец, с посыльным прибыл паспорт с Российской визой, с вложенными билетами. Со Среднего Запада нет прямых авиарейсов в Москву. Поэтому сначала предстоял перелёт в Нью-Йорк. Плохо только то, что не оставалось времени немного побродить по Брайтону. Мама, проведшая там десять лет, много рассказывала о тех местах. Но, выйдя замуж, почему-то так ни разу и не выбралась навестить город детства. Может, оттого, что её родителей уже нет в живых?

Они приехали в Штаты во время второй волны эмиграции, начавшейся в тысяча девятьсот семьдесят четвёртом году после того, как конгресс США утвердил знаменитую поправку Джексона-Вильсона к закону о торговле. Поставившую экономические отношения сверхдержав в прямую зависимость от снятия Москвой запрета на выезд из СССР. Считается, что Америка, имевшая сильное еврейское лобби, в первую очередь заботилась о "воссоединении семей". Но и в числе семидесяти тысяч переселенцев из Союза нашлось место и моим, в молодости активно диссидентсвующим бабушке с дедушкой.

Да ладно... Что мне Брайтон-Бич, который видела только в Голливудских лентах про "русскую мафию". Через каких-то пару дней я окажусь не где нибудь, а в самой настоящей Росси. А пройтись по знаменитой улице, где, по слухам, царит атмосфера семейного уюта и где запросто можно встретить домохозяек, вышедших за покупками в халате и тапочках всегда успею.

В Нью-Йоркском аэропорту едва хватило времени на то, чтобы выпить кофе и посетить дамскую комнату. Поскольку вещей с собой имела немного, таможню прошла без задержки. И, несмотря на полученную дозу кофеина продремать весь полет, укрывшись пледом. Ну и пусть. Собственно, что необычного может произойти? То есть, случается то всякое. Но правильное воздушное путешествие должно быть скучным.

Приземлились, кажется, в Шереметьево. Едва минула турникет, выпускающий на бескрайние просторы, которые чуть более тридцати лет назад покинули мамины родители, почему-то совсем не испытала душевного трепета. Аб-со-лют-но! Хотя, какие могут быть чувства, когда всё так похоже. Просторные залы, пластиковые кресла. "Бьющие в глаз" упаковки чипсов и сигаретные пачки на витринах. Какой-то небритый тип, сверкая золотой фиксой, предложил довезти до города, заломив несуразную цену. Не то, чтобы пожалела денег. Просто, меня встречал представитель компании. И, похоже, опаздывал. Если верить анекдотам, разгильдяйство - славянская национальная черта. К тому же, дорога полна сюрпризов, а автосервис, по слухам, здеь далеко не на высоте.

Я присела и стоически принялась ждать. Блуждая взглядом по залу, обнаружила магазинчик продающий мобильные телефоны. В котором, кстати, можно подключиться к сети. К великому сожалению, мой, сделанный в Америке аппарат, не пожелал работать. Не особо переживая, сунула не оправдавшую доверия игрушку в сумочку, и купила новый. Сто долларов, судя по требованиям таксиста, здесь не такие уж огромные деньги. Не то, что у нас, на Среднем Западе.

Приобретение радостно замигало цветным дисплеем и, оживив старый телефон, нашла номер незадачливого коллеги. "Вот и хорошо, что не включился". - Подумала я. - "Здесь ждут новые знакомства, и пусть этот период жизни начнётся с чистого листа".

- Это Мери Райн. - Как можно холоднее представилась я.

- Да, слушаю вас.

- Видали! ОН МЕНЯ СЛУШАЕТ!

- Мне кажется, вы должны были кое-кого встретить... - С сарказмом напомнила я.

- Ах да! Прошу прощения! На выезде из города огромная пробка, так что пришлось двигаться в объезд.

Похоже, собеседник совсем не чувствовал вины и, поняв, что злиться глупо я устроилась поудобней. Минут через двадцать запищал телефон и, раздался бодренький голос.

- Вы где?

- Здесь. - Ничего умнее в голову не пришло.

- Я тоже здесь. - Устало вздохнули в трубке. - Но, надо же нам как-то опознать друг дружку.

Покрутив головой, как могла, описала что вижу и встречающий радостно завопил:

- Я знаю, где это! Ждите! - И отключился.

Наверное, здешний климат как-то особенно благоприятно влияет на растительность волос на лицах. Во всяком случае, радостно - совсем как дома - улыбающийся тучный невысокий мужчина тоже был небрит. Одетый в помятый пиджак и серую сорочку, к которой не мешало бы добавить галстук, он никак не тянул на представителя компании. По крайней мере, с серьёзным деловитым клерком, принимавшим на работу у него явно не имелось ничего общего.

- Фил. - Протянул пухлую ладошку он, деловито осведомившись. - Это весь багаж?

- Да. - Кивнула я.

- Что ж, может, и правильно. В Москве сейчас можно купить что угодно.

И, подхватив чемодан, бодренько зашагал к выходу.

Машина оказалась под стать хозяину. До неприличия раздолбанный Форд. Однако, несмотря на непрезентабельный вид, таратайка ездила, а это главное.

- Надеюсь, вопрос с жильём решён? - Видя, как поворачиваются события, я слегка беспокоилась.

- Не волнуйтесь. Апартаменты, оставшиеся от предыдущего сотрудника, в вашем распоряжении. - Заверил он. - Не президентские апартаменты, конечно, но жить можно.

- Я не привередлива. - Пожала плечами я.

Проплутав некоторое время по незнакомым улицам и миновав довольно симпатичный сквер - ура, можно будет гулять по утрам! - наконец остановились возле блочного дома. Во дворе играли дети, кто-то выгуливал собак. В общем, нормальная картина. Вот только звучавшие иногда ребячьи вопли немного выбивали из колеи. Ведь кричали по-русски.

Поднялись в лифте. Собеседник достал ключи и слегка замялся.

- Вам нужно будет слегка прибраться.

- Это пустяки. - Я храбро вскинула голову.

Мысль о том, что сдающий дела работник должен сделать это, сам возникла несколько позже. Как и сомнения относительно того, кто развёл в моём новом доме такой свинарник. Но догадки, как известно, к делу не пришьёшь и, невольно поморщившись, перешагивая через горы бутылок и обходя забытые прошлыми посетительницами предметы женского туалета, я вступила в права (пусть и временные, но всё же) собственности.

Увы, бывшей моей очень недолго.



Глава 1 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 3