home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14


Бунгало оказалось трёхкомнатным и довольно уютным. К тому же, имелся телевизор с уймой каналов, и компьютер. Увы... Выхода в Интернет хозяева не предусмотрели. Или, скорее всего, наоборот, дальновидно лишили обитательниц роскоши общения с внешним миром.

Я разложила вещи в шкафу и огляделась. На полу гостиной - светло салатовый ковёр. Мягкий - судя по виду - диван и журнальный столик с парой глубоких кресел. Спальня - похожа на тысячи сестёр по всему миру. Третье помещение представляло нечто среднее, между библиотекой и кабинетом.

Судя по корешкам книг, предшественница увлекалась слезоточивой прозой в духе Даниэлы Стил, Барбары Картленд и Джудит Мак-Нот. Не то, чтобы осуждала подобные пристрастия. Но и назваться горячей поклонницей этого жанра я бы постеснялась. Ибо сердце навсегда отдано лучшим образцам русской литературы. И заниматься сравнением просто не желала. Подозреваю, боясь разочарования. Ведь, самое смешное, что, скорей всего, испытала бы его в любом случае.

- Привет! - Донеслось с порога, и только потом раздался стук. - Можно?

- Отчего же. - Я мельком глянула на расплывшуюся в улыбке чёрную физиономию.

- Я - Миа Кей! - Ослепительно сверкая ровными зубами, протянула руку эбеновая девушка с кучей тонких косичек.

- Мери Райн. - Представилась я.

- Американка? - Тут же принялась выпытывать она.

Именно сегодня мне совсем не по душе была вот такая нахрапистая бесцеремонность. Но, сделав небольшое усилие, всё же взяла себя в руки. Куколка-то не виновата, что у новенькой поганое настроение и сплошные тараканы в голове.

- А что, заметно? - Прищурилась я.

- Не очень. - Честно призналась Миа. - Просто, подумала, услышав имя. Ведь на чопорную английскую леди ты явно не тянешь.

- А, если б я приехала из Австралии? - Ехидно спросила я.

- Дырявая моя голова! - Миа звонко рассмеялась. - Но, в принципе, какая разница?

- Может, ты и права. - Согласилась я.

- Я здесь уже почти год.

Девчонке явно хотелось потрепаться.

- Ну, и как?

- Супер! - Миа Кей выставила оба больших пальца. - По крайней мере, в сто раз лучше, чем в Лос-Анжелесе.

- Странно. - Словно размышляя вслух, произнесла я. На самом деле просто хотелось подразнить новую знакомую. - Я полагала, что все без исключения мечтают жить в Калифорнии?

- А-а-а! - Пренебрежительно махнула Миа. - Что в ней хорошего? Грязные тарелки, одинаковые рожи.

- Так ты официантка? - Догадалась я.

- В прошлом. - Не стала отпираться Миа. - Но, вообще-то, я актриса. - И, уже совсем тихо добавила. - Несостоявшаяся.

Я слегка пожалела бедняжку. Приехать в город мечты и внезапно обнаружить, что попала не в сказку, а очутилась в унылом хвосте огромной очереди, не особенно приятно. А вместо изнурительной, но дающей удивительное ощущение полного счастья творческой работы - с утра до ночи таскать убирать объедки... Действительно, участь игрушки для забав должна представляться раем.

- А... - Я слегка запнулась. - Хозяин... Какой он?

- Мужик, он и есть мужик. - Фыркнула Миа. - Надеюсь, ты не девственница?

- А что? - Насторожилась я.

- Да нет, ничего. - Пожала плечами она. - Просто, несколько месяцев назад приехала одна... целочка. Не знаю уж, сколько стоил её контракт, но нос задирала - будь здоров!

- И?

Мерзавке, всё же, удалось разжечь любопытство.

- А ни фига! - Ответила она. - Девочки говорили, что струхнула. И, в решающий момент закатила истерику.

- А дальше что?

Нетерпение пёрло изо всех щелей.

- А мне какая разница? - Казалось, Миа потеряла интерес к разговору. - Выгнали, наверное. - И язвительно добавила. - Без выходного пособия.

- Слушай, а зачем ему это надо? - Попыталась проверить Элкину теорию я.

- Обсуждать главу дома запрещено. - Посуровела Миа. - Наказание - немедленное увольнение.

- А... жены? - Я невольно покраснела.

- А-а, эти! - Она вскочила и, сгорбившись, прошлась по комнате, покряхтывая и держась за спину. - Так они ровесницы господина. Ну, в крайнем случае, не десяток лет моложе.

Саид-Кериму сейчас пятьдесят девять. Так что, представив, его в ночном клубе в окружении дам столь почтенного возраста, да ещё в паранджах, я невольно улыбнулась.

- Вот-вот. - Проказливо подмигнула она, резко сменив тему. - Трусишь?

- А чего мне бояться? - Храбро выпятила подбородок я.

- Ну-у... Я тоже считала, что попаду в палатку бедуина. В действительности же, всё оказалось гораздо лучше.

Да уж... При существующих в Лос-Анджелесе ценах на жильё, чтобы снять такой домик, статус официантки явно маловат. Или же пришлось бы не есть, не пить и каждый день мыть гору посуды, величиной с Эверест.

- Должно быть, он весьма щедрый человек. - Предположила я.

- Подумаешь. - Вяло откликнулась Миа. - При его-то миллиардах. В конце концов, кто-то собирает марки, некоторые клеят модели самолётов. - Миа глянула куда-то в сторону потолочного плинтуса и многозначительно замолчала.

"А состоятельные мужчины коллекционируют красивых женщин". - Про себя докончила тираду я. - "Причём, живая портретная галерея весьма разнообразна и обновляется с завидной регулярностью".

- Ладно, располагайся. - Миа Кей направилась к выходу. - У Эстеллы - француженки - сегодня день рождения. Так что, к восьми подгребай. Это через два дома слева.


Вечеринка прошла довольно скромно. В смысле, без мужчин. Девочки, в количестве пятнадцати, чинно сидели кто где, и потягивали безалкогольные напитки.

Центром внимания на некоторое время стала я. Невольницы Саид-Керима изо всех сил пытались поддерживать светскую беседу, но на лицах явственно проступала скука. Вяло пообщавшись около часа, и поохав над подарком господина, представлявшим экзотическое индийское сари, вышитое золотыми нитями потихоньку начали расходиться.

В последующие дни я, изо всех сил изображая наивную дурочку, сунула нос всюду, куда только смогла. Побывала в гостях у всех новоявленных приятельниц. Устроила экскурсию по общежитию прислуги. Никаких казематов, в которых бы томились узники, разумеется, не обнаружила. Попытка проникнуть во дворец, кончилась - увы - ничем. Шкафоподобный охранник, невзирая на все попытки подбить клинья и растопить ледяное сердце, просто-напросто, развернул на сто восемьдесят градусов и легонько толкнул в спину. Отчего чуть не упала, и, чтобы удержать равновесие вынужденно перешла на бег.

Теперь, по прошествии недели, до меня дошло, какие чувства владели подругами по несчастью.

Тоска. Жуткая, ничем не прикрытая усталость, навеянная ожиданием. Как вскоре выяснилось, Саид-Керим не часто баловал вниманием неофициальный гарем. Светская жизнь же состояла из выездов в люди но, не более чем пару раз в неделю. Кстати, "супружеские обязанности", то есть, не "супружеские", ну надеюсь, вы понимаете, он выполнял и того реже. Теперь поделите на количество желающих, да представьте, что все они - молодые, здоровые женщины, в большинстве чрезвычайно до "этого дела" охочие. И получите на выходе ужасную картину, даже отдалённо не напоминающую сексуальное рабство. Об этом девчонки только мечтали. В действительности, жизнь "наложниц" гораздо больше напоминала унылое существование монашек.

Да что там! Те, по крайней мере, иногда могли позволить себе маленькие шалости. Ибо грешили "всего лишь" перед Богом. И всегда был шанс исповедоваться и получить отпущение. В нашем же случае... О-о! Всё обстояло гораздо хуже! Ибо туго набитая мошна - более осязаема, чем абстрактная надежда на загробную жизнь, в которую, к тому же, целая куча народу просто не верит. Деньги же - как известно - дело серьёзное.

Честное слово, не знаю, как товарки выходили из щекотливого положения. Равно как и то, не запрещено ли Кораном использование вибратора. Так как всё это время волновали вопросы посложнее. То есть, на первый взгляд, оно конечно... Я, как и все горемычные содержанки страстно мечтала о встрече с повелителем. Желательно тет-а-тет. Но, в отличие от чаяний большинства, мои проблемы были несколько иного свойства.

Но, как сказала Миа в первую встречу: "А фиг там"! Занятый Очень Важными Делами Саид-Керим попросту игнорировал томящуюся коллекцию красоток.

- Эх! - Миа Кей вылезла из бассейна и устроилась на соседнем шезлонге. - Как только вернусь в Лос-Анджелес, отправлюсь в мужской стриптиз клуб, и сразу же дам двоим. - Она мечтательно зажмурилась и потянулась, как кошка. - Даже нет, троим!

Представив гибкое тело фантазёрки в окружении мускулистых накачанных фигур, я печально вздохнула. Ибо страшно ей завидовала. Простая жизнь, немудрёные желания. Что ещё нужно для счастья? Не подумайте, я с лёгкостью могу последовать её примеру. Только, вряд ли получу удовлетворение. Единственный, чьих объятий желала - Мишка. Вероятная же встреча скрывалась в тумане неопределённого и постепенно перестающего внушать оптимизм будущего.

- А... Ты сколько дожидалась? - Осторожно спросила я, намекая на первое рандеву с хозяином.

- Дня три. - Наморщив носик, изрекла Миа. И участливо осведомилась. - Надоело?

- Не то слово. - Подтвердила я. - Это, как перед визитом к дантисту.

- Во-во! - Заржала она. - Ты, прям поэтесса.

Ничего возвышенного в маете перед неприятной процедурой, избежать которой не представляется никакой возможности, я не видела. Но возражать не рискнула. Ибо жаркое солнце, грустная атмосфера и просто хандра, наконец, размягчили мозги до состояния жиденькой кашицы.

- Угу. - Из вежливости промычала я.

- Вечером волейбол. - Проинформировала Миа. - Придёшь?

- Не-а. - Я мотнула головой.

Пару раз сыграв, отказалась от участия. Не спорт, а филиал дома престарелых, честное слово. Девочки, озираясь голодными глазами в поисках зрителя, вяло перебрасывали мяч через сетку. Ну, какая радость, если нет главного? Восторженного почитания и лёгкого намёка на соблазн?

Пожалуй, чернокожая обитательница экзотического зверинца была исключением, искренне восторгавшимся каждой минуте. Самое большое разочарование, связанное с несостоявшейся артистической карьеры она уже пережила. А по сравнению с крахом надежд, всё остальное выглядело просто семечками.

Сзади послышалось осторожное покашливание. Мы дружно обернулись. Облачённый в белые одежды управляющий - мужчина преклонных лет - старательно отводил взгляд от обнажённых тел.

- Мисс Райн, вам назначено на сегодня. - Тихо, но твёрдо произнёс он. - Примите душ, воспользуйтесь контрацептивами. В десять вечера за вами зайдут.

Шаркая, свуга пошёл прочь, а Миа возбужденно хлопнула меня по руке.

- Ну вот, а ты боялась!

- Угум... - Прогнусавила я.

- Э-э, дорогая. - Миа внимательно посмотрела мне в глаза. - Да ты никак, сомневаешься?

- А что, заметно? - Нервно хохотнула я.

- Да не тебе лица нет. - Жёстко констатировала она.

Ну, ещё бы! Единственным партнёром в моей непутёвой жизни был Мишка. Не считать же таковыми несчастного Павла и, получившего вполне по заслугам, Сержа Ракова.

А тут такое!

- Расслабься. - Посоветовала более искушённая Миа. - Или, попроси этого дядечку - кивок в строну удаляющегося евнуха - чтобы дал покурить кальян.

Только этого не хватало! Мало того, что добровольно согласилась на роль подстилки, так ещё и наркоманкой заделаться предстоит!

- Нет уж, спасибо. - Скривилась я. - Перетопчусь, как-нибудь.

- Очень на это надеюсь. Ибо, как и все несостоятельные мужчины, господин малость вспыльчив. - Тут милая сплетница осторожно оглянулась.

- Так он ещё и импотент? - Разнервничалась я.

Вот уж, не было печали. Оказаться наедине с озлоблённым и винящим в неудаче женщину старикашкой.

- Не так, что б стопроцентно. - Сквозь зубы прошептала Миа. - Но, в его возрасте раз на раз не приходится.

- И что же делать? - Так же тихо недоумевала я.

- Говорю же, курни травки и постарайся смотреть на происходящее с юмором.

- А... Он, часом, не садист? - Попыталась заткнуть фонтан красноречия я.

- Слава Богу, нет. - Успокоила Миа.

- Ладно, пойду готовиться. - Я резво вскочила и, благодарно погладив негритянку по голове, двинулась в сторону домика.

В ответственные минуты просто необходимо побыть одной. Хотя, что это я? Тоже мне, судьбоносный момент, именуемый страшным словом Измена. Да и вообще... Так ли уж не прав забулдыга из анекдота?

Следующие несколько часов жутко комплексовала. И, естественно, допускала, что первоначальной причиной плохого самочувствия была склонность к всевозможным фобиям, нервным расстройствам и прочим психическим отклонениям от нормы. Сия печальная гипотеза выглядела небезосновательной хотя бы потому, что, как ни крути, а моей жизни в общем и целом ничего не угрожало. А неделя, проведённая в обществе умирающих от скуки дамочек и вовсе говорила об обратном.

Без особой надежды сняла трубку и попросила связать с Москвой. При всей средневековой ауре, что осеняла местного феодала, тираном он отнюдь не был. Звонить разрешалось куда угодно и в любое время суток. Главным неудобством было предупреждение, что все разговоры, в целях безопасности, записываются. Хотя, мне от этого не холодно, не жарко. Так как на другом конце провода никто не отвечал. За час до "часа Х" забралась в ванну и, остервенело натираясь мочалкой, горько расплакалась.

Посыльный, тот же старик, появился без пятнадцати десять.

- Вы готовы? - Сухо поинтересовался он.

Я молча кивнула. Затем, сообразив, что это просто не вежливо, с трудом выдавила.

- Да.

- Тогда, пойдёмте.

Мы неторопливо двигались к основной резиденции, находящейся в двух километрах.

- Не болтайте. - Предупредил распорядитель. - Мистер Саид этого не любит.

"Кто бы сомневался"! - Скептически ухмыльнулась я. - "Слабый пол - это ж существа второго сорта"!

Но, поймав суровый, и изрядно отдающий женоненавистничеством взгляд, а, заодно вспомнив, во что его хозяину обходятся подобные удовольствия, состроила кислую мину. Кто их знает? Вдруг, для восточных мужчин секс - дело серьёзное? Сравнимое с занятием бизнесом у нас дома или выплавкой чугуна в бывшем Советском Союзе? Тут уж, действительно, каждое лишнее слово может оказаться песчинкой, попавшей в часовой механизм. Тем более что возраст-то у папика, более чем почтенный. А реноме поддерживать - хочешь, не хочешь, - приходится.

Немного иронии здорово подняло настроение. Особенно, если учесть, что припёрлась сюда лишь для конкретного и, по возможности, конструктивного разговора.

- Проходите. - Дворецкий распахнул высокую полированную дверь из красного дерева, и я впервые оказалась в личных покоях настоящего арабского шейха.

Ну, что сказать... Ради одной только экскурсии стоило решиться на все сумасбродства. Такой вычурной роскоши не наблюдала даже в Санкт-Петербургском Эрмитаже. А ведь российская аристократия понимала в этом толк. Увиденное можно сравнить, разве что с грёзами, навеянными сказками "Тысячи, и одной ночи". Высокие потолки, расписанные под звёздное небо. Стены украшены причудливой золотой вязью. Невысокое ложе, застланное цветастым персидским ковром. И множество подушек на полу.

На одной из стен разглядела небольшую трещину, подозрительно изгибавшуюся под прямым углом. Не сдержавшись, подошла и, толкнув, убедилась, что это искусно замаскированная дверь. То, что открылось взору заставило ахнуть. Туалетная комната. Но не привычная, отделанная розовым или изумрудным кафелем и сверкающая никелем кранов. Огромное, около двадцати квадратных метров помещение было выполнено в вычурном мавританском стиле. Все металлические детали - из золота. Ванну же, высеченную из цельной глыбы мрамора, неведомый художник изваял в форме морской раковины.

Что ж, кем бы не был Саид-Керим но в фантазии и умении получать все доступные радости жизни ему не откажешь.

- Любуетесь? - Раздался за спиной негромкий голос.

Дёрнувшись всем телом, я резко обернулась, и сердце забилось с утроенной частотой.

Довольно высокий, чуть полноватый человек, стоявший в дверном проёме отнюдь не выглядел дряхлым. Нет, морщины, породистая седина, бесспорно, были заметны. Отсутствовало главное. Ведь в стариков нас превращают не преклонные года, а уставшие души.



Глава 13 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 15