home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17


Михаил сообщил название нефтяной компании, и имя человека, чьи интересы затрагивало присутствие эмирца в международном бизнесе. Но, конечно же, это мало что давало. Так сказать, информация для общего пользования. Гораздо важнее оказались сведения о людях, выполняющих черновую работу.

У каждого сильного мира сего есть кто-то, улаживающий щекотливые вопросы, и не слишком щепетильный в выборе средств.

Список состоял из четырёх фамилий. Причём, отдельные данные, известные моему мужу, не значились ни в одном, даже самом скрупулёзном, досье.

- Жить лучше вместе. - Безапелляционно заявила Салифа. И, не успела я испугаться, что станет напрашиваться в гости, пояснила. - Будем снимать квартиру на двое-трое суток, постоянно меняя адреса.

Что ж, должна признать, что смысл в этом имелся. Правда, оставалось загадкой, где разместятся остальные члены группы но, справедливо рассудив, что в ответ получу только оскорбления, спрашивать не рискнула.

На заселение ушёл всего час и, бросив вещи, Салифа потянула в ближайший салон связи. Купив сразу два сотовых телефона, подключилась у разных операторов но, к удивлению, оба оставила себе. И это при том, что была обладательницей третьего, с международным роумингом.

- Ну, что дорогая? - Уставилась она на меня, едва вернулись. - Не пора ли расставить точки над i?

- Может, сначала снимешь? - Я брезгливо потрогала вульгарные бусы.

- Не раньше, чем смогу убедиться, что вы с мужем не водите хозяина за нос.

- Хорошо. - Скрепя сердце согласилась я. - И назвала первое имя и координаты.

Один и, пожалуй, самый главный из специалистов по тайным операциям местом жительства выбрал посёлок, недалеко от Москвы.

- Послезавтра начнём. - Выслушав, подвела итог диверсантка.

- Почему не завтра? - Не удержалась, чтобы не вставить пять копеек я.

- Потому, что мы не намерены передвигаться по Москве в метро. - Криво усмехнулась кобра. - Так же, как и выезжать на операции в пригородных электричках. - И закончила совершенно неожиданно. - Надеюсь, ты со страху не забыла, как пользоваться кредиткой?

- Ещё чего? - Встрепенулась я.

- Того самого. - Глаза Салифы превратились в щёлочки, как у настоящей змеи. - Или, запамятовала, сколько получила от господина за свои прелести?

Что-то в голосе этой высушенной, как вобла, сорокалетней женщины, подсказало - она отчаянно ревнует. Нет, не ко мне лично а, если можно так выразиться, "вообще". И, как следствие, люто ненавидит всех без исключения обитательниц маленького посёлка, примостившегося на задворках резиденции, расположенной на берегу Персидского залива.

Поняв, что отпираться, по меньшей мере, глупо, я вызывающе подняла подбородок.

- Ну, допустим. Только, это МОИ деньги! - Выделила интонацией ключевое слово я.

- Мне даны вполне конкретные инструкции. - Отрезала она. - И, при необходимости, вся уплаченная тебе сумма будет пущена на проведение акции.

Только этого не хватало!

Ведь, в случае любого инцидента, вмешаются власти. А отследить, с какого счёта оплачены машины, не составит труда. Зная, что светит за пособничество терроризму - а как иначе назвать попытку освободить пленного боевика? - совсем не желала играть с огнём.

- Ладно. - Сквозь зубы процедила я. - Завтра с утра откроем на твоё имя счёт, и я переведу сто тысяч.

Бесспорно, при небольшом усердии, выяснить, что мы прилетели вместе, и построить цепочку дальше - тоже не проблема. Но, подставляться вот так, напрямую, я не собиралась ни в коем случае.

- Доступ к карточке! - Теряя остатки терпения, рявкнула Салифа. - Прчём, немедленно!

- Да пошла ты! - Нагло заявила я и, на всякий случай, подвинулась поближе к внушительной хрустальной вазе, стоявшей на журнальном столике.

- Не играй с огнём, девочка! - В ярости она перешла на визг.

Я же только усмехнулась. Бережливый Саид-Керим, поневоле дал мне в руки какое никакое, а оружие. Вообще-то, подозреваю, что средства на проведение столь ответственного мероприятия он выделил отдельно. Но жадная азиатка попросту захотела воспользоваться моментом и прикарманить - пусть и не очень честно заработанные - полмиллиона. Минус Элкины проценты, разумеется. Но, ей Богу, деньги эти дались весьма не просто. И дарить их кому бы то ни было просто так, за здорово живёшь, я не предполагала.

- И? Что ты мне сделаешь? - Иронично уставилась на неё я.

Недобро зыркунув, Салифа многозначительно погладила по карману джинсовой юбки.

- Попробуй догадаться.

- А, давай! - Я решила пойти Ва-Банк. - Месторасположение одной из баз ты знаешь. Правда, шансы - один к четырём. Но, вдруг тебе повезёт?

Разъяренная дьяволица бросилась вперёд, но я была начеку. Подхватив вазу - а весу в ней оказалось килограмма три, не меньше - изо всех сил опустила противнице на голову. Та, как подкошенная рухнула на пол, а я торопливо начала обыск.

Плоская коробочка, не сразу, но, всё же, далась в руки. Дисплей мигал красным цветом и, поднеся её к глазам, увидела, что ведётся обратный отсчёт.

Четыре, пятьдесят девять; четыре, пятьдесят восемь; четыре, пятьдесят семь...

В душу моментально закралось подозрение, что это отмеренное мне время жизни. Да что там, догадка ворвалась в сознание, как ураган, и я заметалась по квартире, словно раненый зверь. Попробовала привести в чувство лежавшую в глубоком обмороке Салифу. Но, поскольку та не реагировала, бросилась на кухню. Попалась какая-то кастрюля и, набрав воды, я плеснула побеждённой в лицо.

Слава ихнему Аллаху, та начала подавать признаки жизни. Я мельком глянула на часы: Три, сорок восемь; три, сорок семь...

- Отключи это! - Что есть мочи завопила я.

- Код доступа к кредитке? - Заплетающимся языком прогнусавила она.

Ну, уж нет! Как только деньги окажутся у неё, моё существование продлиться столько, сколько будут вестись поиски. А дальше... Во время подобных заварушек случается всякое. Та же шальная пуля, например. Согласитесь, без малого пятьсот тысяч долларов - неплохая цена за один-единственный выстрел. И вряд ли Саид-Керим сурово накажет "недоглядевшую" Салифу.

- Как хочешь. - Стараясь, чтобы голос не дрожал, заявила я.

Схватив сучку за волосы, навалилась на неё всем телом. И, так как продолжала надеяться, глядя на дисплей начала считать вслух:

- Две, двадцать семь; две, двадцать шесть; две, двадцать пять...

Несмотря на алчность и стервозный характер, превращающий любую женщину в уродку, жизнь она любила. И сдалась, когда до роковой черты оставалось ровно две минуты.

- Дай сюда. - Сдавленно прохрипела эта самка шакала.

Я протянула пульт и, нажав несколько кнопок, она облегчённо вытерла пот.

"Боевая ничья". - Мысленно констатировала я и заспешила, стремясь первой занять ванную.


В качестве транспортных средств, Салифа выбрала мощные внедорожники. Целых четыре штуки. Моё робкое замечание, что такие дорогие автомобили жаль использовать в качестве одноразовых, она презрительно проигнорировала. Впрочем, немного покумекав, я и сама догадалась, что уходить от погони, буде такая приключится, лучше всё-таки не на антиквариате, именуемым русскими странным словом "Запорожец".

Не желая возиться, Салифа сняла часть суммы наличными. И тачки оформлялись как переданные "по доверенности". А тысяча долларов "сверху" легко улаживала все юридические формальности.

Незаметно подтянулись остальные члены шайки. То есть, извините, группы оперативного реагирования. И, дождавшись ночи, все расселись по машинам. Робкий вопрос, могу ли я подождать дома, пусть даже и пристёгнутая к батарее, кобра презрительно проигнорировала и, меня втиснули между двумя смуглыми вооружёнными джентльменами. Где те ухитрились достать автоматы - до сих пор теряюсь в догадках.

Всю дорогу боевики угрюмо молчали. Хотя нет, вру. Иногда перебрасывались короткими фразами на незнакомом языке. Но это скорее были ничего не значащие и, по-моему, не относящиеся к предстоящему налёту замечания.

Салифа, досконально изучившая карту местности, ехала во главе колонны, порою останавливаясь и, видимо, сверяясь с ноутбуком.

Не подступах к посёлку разделились. Два джипа двинулись в обход. Гадая, "что же дальше?" я сидела, не жива, ни мертва. Увы... Всё оказалось более чем прозаично и... ужасно. Вышедшего из будки охранника попросту застрелили из бесшумного пистолета. Кто-то из арабов выскочил из кабины и, вскоре ворота распахнулись.

Наша пара внедорожников остановилась на соседней улице и за дело взялась Салифа.

У кого из накачанных амбалов вызовет подозрение тощая женщина, семенящей походкой подошедшая к калитке? Вот и скучающий цербер, попав под власть стереотипов, поплатился, получив пулю в лоб. Двое молодцов, подхватив тело под руки, бросили в багажник, чтобы не привлекало внимания случайных прохожих. Но, если честно, лично я сильно сомневаюсь, что обитателям подобных мест часто приходится передвигаться пешком.

Честное слово, не знаю, почему всё прошло так быстро. Возможно, тот, за чьей головой явились люди Саид-Керима, не был таким уж профессионалом. А, может, просто сыграл эффект внезапности? Металлическую дверь, не мудрствуя лукаво вырвали, зацепив тросом. Что самое интересное, при этом выломалась часть стены. И только тут до спящих обитателей начало доходить - "что-то происходит".

К счастью, главный подозреваемый оказался холостяком. В доме не было женщин и, тем более, детей. Так как вряд ли суровые дети пустыни любили оставлять свидетелей. Собственно, в коттедже, помимо хозяина находилось лишь двое вооружённых мужчин. Итого, считая пары, убитой на обоих воротах - четверо. Причём, функция отдыхавших явно ограничивалась сменой тех, кто охранял въезды. Один даже не успел воспользоваться револьвером, и получил очередь в грудь. Второго, сделавшего несколько выстрелов, буквально изрешетили пулями. Нападавшие поголовно пользовались глушителями, так что, переполоха на вызвали. А, если учесть, что каждый участок занимал несколько гектаров, то вероятность чьего-то вмешательства, или появления свидетелей, казалась минимальной. Да и вообще, сегодняшние реалии таковы, что большинство предпочитает не вмешиваться. У всех собственный бизнес. И, если уж сосед ухитрился наступить кому-то на мозоль - это его личные проблемы.

Обыск ничего не дал. Ни в просторных, роскошно отделанных и уставленных шикарной мебелью комнатах, ни в подвале, ни даже на чердаке никого не обнаружили. Тогда Салифа, принялась допрашивать "виновника торжества". Это был крепкий мужчина лет пятидесяти с коротким седым ежиком. Причем, по взгляду становилось ясно, что в молодости он и сам не чурался подобных забав. Голословные увещевания, естественно, не подействовали. Пощечины, хоть мегера и била изо всех сил, показались русскому медведю не страшнее комариных укусов.

- Всё равно скажешь. - Злобно шипела садистка.

Но застигнутый врасплох человек со скованными за спиной руками только закрыл глаза. Потеряв контроль, арабка начла пытать несчастного и не придумала ничего лучше, чем прострелить ему колено. Сердце бедняги не выдержало, и он обмяк на стуле. Наручники не дали телу упасть на пол и, повалившийся вперёд, он представлял довольно жалкое и, при этом, отвратительное зрелище.

Салифа что-то произнесла на своём гортанном наречии и бандит, к чьей руке я была пристёгнута, раскрыл браслет и несильно толкнул к месту трагедии. А коварная террористка тут же сфотографировала, с помощью телефона с встроенной камерой.

Ну, не сука ли?

Мало ей, что я и так по уши погрязла в их дурацких играх, замешанных на крови, больших деньгах и "здоровой конкуренции". Ей понадобился ещё и повод для шантажа.

Тварь, одним словом. Гадина, и ничего больше.


Так же тихо расселись по машинам и направились в сторону города. До Москвы было около тридцати километров и, видимо не ожидая опасности, боевики несколько расслабились. Впереди загорелся красный сигнал семафора. А, когда подъехали к железной дороге, по рельсам вовсю громыхал товарный состав. Поезд двигался медленно, и тут колонну атаковали с обеих сторон, а так же, спереди и сзади.

Из стоявшей перед джипом Салифы чёрной Ауди высунулся человек с гранатомётом и, неторопливо, как на учениях, прицелившись, выстрелил. Дальше произошло удивительное. Снаряд, пробив лобовое и заднее стекло, прошил внедорожник насквозь и, попав во вторую машину, превратил её в пылающий факел. Одновременно загремели автоматные очереди. Дверца переднего автомобиля распахнулась, и на освещаемый сполохами асфальт вывалилась истошно воющая Салифа. Её волосы горели и, катаясь по земле, та пыталась сбить пламя.

Песок на обочине был грязен, усыпан окурками и усеян плевками, оставленными тысячами пережидающих проходящие электрички путешественников. Но, не думая о гигиене, воющая медуза-горгона принялась горстями сыпать его на голову. Что, в конечном итоге принесло результат. Не знаю уж, шайтан или Аллах уберегли её от шквала пуль но, ей удалось не только потушить огонь, но и остаться в живых.

Всё это я наблюдала, выбравшись из салона, и мышкой юркнув под днище. Несомненно, был риск, что продырявленный во многих местах бензобак, взорвётся. Однако в служившей мишенью кабине оставаться я не пожелала чисто инстинктивно.

Боевики отстреливалась но, поскольку неожиданность и численное преимущество были явно на стороне атакующих, вскоре всё кончилось. Арабка, как и я, мудро вжавшаяся носом в придорожную пыль, осторожно подняла голову и встретилась со мной взглядом. Нехорошее предчувствие закралось в душу и, обдирая и без того изрядно саднящую спину, я полезла из-под машины. Всё так же, уставившись мне в глаза, та вытащила дистанционник и, протянула руку в мою сторону.

В тот момент весь мир для меня сузился до размеров маленькой чёрной коробочки. Не беспокоясь, что могу заработать пулю, я встала на четвереньки. Наручники отнимали драгоценные доли секунды и, оттолкнувшись ладонями, я прыгнула вперёд словно заяц. Салифа же вдруг сильно дёрнулась и вновь распласталась на песке. Не в силах поверить, что чудом избежала гибели, я посмотрела вверх, и обнаружила стоявшего над убитой человека в камуфляже и вязаной маске-шапочке. Ствол его пистолета дымился и, честное слово, запах пороха, показался приятнее ароматов самой изысканной французской парфюмерии. Бессильно повалившись на залитый кровью и усеянный гильзами асфальт, я закрыла лицо руками и заревела в три ручья.

После десятиминутной бойни спаслись только я да один абрек из первой машины. Сидевший на заднем сидении, он был контужен пролетевшей мимо гранатой. С головы содрало клок кожи, вместе с волосами, но зато, упав на пол кабины, и придавленный убитым товарищем, он ухитрился остаться в живых. Я же оказалась единственной, не получившей ни царапины. А наручники на запястьях очень способствовали тому, что не пристрелили в горячке боя.

Впрочем, цветов и оркестра, а так же заботливой реанимационной бригады тоже не наблюдалось. Тихо стонавшего раненого, словно набитый мокрой ватой тюк, кинули на пол подъехавшего автобуса. Меня так же бесцеремонно запихнули внутрь, толчком направив в сторону сиденья.

Личины нападавшие так и не сняли. На многозначительно поднятые вверх руки и недвусмысленное позвякивание браслетами, естественно, никто не обратил внимания, и я предпочла не высовываться. Слаженность действий и то, что все были одеты в одинаковую форму, априори заставило причислить их к "своим". Но, немного поразмыслив, пришла к выводу, что лично мне смерть Салифы и остальных людей Саид-Керима только навредила.

Мальчишка-то неизвестно где. Михаил по-прежнему томится в застенках на неведомом острове. Я же, похоже, в очередной раз ухитрилась попасть "из огня да в полымя".


Слава Боку, люди в масках, быстро и деловито расправившиеся с десантом из Эмиратов, оказались самым настоящим спецназом, а не частной охранной структурой.

Так и не сняв кандалы, меня с рук на руки передали конвоирам. Те отвели в камеру, и оставили в одиночке скучать до утра. Мысленно посетовав на судьбу, я, в который раз, улеглась на нары и, накрывшись с головой тонким колючим одеялом, попыталась заснуть. Усилий, кстати, почти не потребовалось.

Зато возбуждённая нервная система откликнулась на пережитый стресс весьма адекватно: всю ночь снились кошмары. Салифа успевала нажать адскую кнопку и моя бедная бестолковка кубарем катилась по заплёванной, пропитанной кровью и пахнущей бензином и дизтопливом обочине. В стремительном круговороте я то и дело ухитрялась заметить собственный труп. Над изуродованными останками того, что совсем недавно называлось Мери Райн, стоял арабский боевик с ободранным скальпом, и остервенело всаживал пулю за пулей в бездыханную грудь.

В общем, лязг засова и зычный голос тюремного надзирателя встретила с явным облегчением. Койку традиционно пристегнули к стене и, промаявшись три часа и, с на удивление зверским аппетитом, смолов немудрёный зэковский завтрак, наконец, дождалась вызова на допрос.

- Итак? - Едва уселась на стул, начал мужчина в штатском. - Фамилия, имя, год рождения, место жительства?

Набрав полную грудь воздуха и, на мгновенье задумавшись, дабы привести в порядок разбегающиеся подобно тараканам мысли, я начала:

- Меня зовут Мери Райн. Я - гражданка Соединённых Штатов Америки. В Москве проживаю... - Тут назвала наш с Мишкой адрес. - Чуть больше двух месяцев назад мой муж, офицер службы внутренних расследований Михаил Иглов отправился в командировку в Грозный. В поставленную задачу входило выяснение обстоятельств участившегося исчезновения лиц среднего командного состава...

Сидящий напротив человек слушал, открыв рот. Когда же сообщила несколько фамилий, запавших в память ещё со времён работы в команде со Стивом и Нэшем, он поспешно снял трубку и, срывающимся голосом спросил разрешения зайти к руководству.

Удивление было столь велико, что служака даже забыл вызвать конвой и, закрыв меня в кабинете, умчался докладывать начальству.

Ничтоже сумяшеся, я налила из графина воды и, выпив, взялась за телефон, собираясь позвонить Элке. Мелькнувшую было мысль о, мягко говоря, неразумности подобных действий, подавила в зародыше. Глупо секретничать, коль уж назвалась и поведала о главном.

Набрав номер подруги и, услышав такой знакомый и милый голос, завопила, что есть мочи:

- Элка, привет! Я в Москве!

За этим мирным занятием, беседующую о своём, о женском, меня и застали убежавший сломя голову дознаватель и хорошо знакомый пожилой человек, что категорически советовал не лезть в это дело.

- Надо было взять с тебя подписку о невыезде. - Крякнул вновьприбывший.

Но, по смеющимся глазам поняла, что ФСБшник доволен.

- Чревато международными осложнениями. - Хмыкнула я, и спохватившись, попрощалась. - Ладно, Эл, потом перезвоню.

- В крайнем случае, депортировать, и объявить персоной нон грата. - Не сдавался он.

Я аккуратно положила трубку на рычаг и невинным голосом поинтересовалась:

- Вы полагаете, что-то бы изменилось?


Вот, пожалуй, и всё. Неделю я провела под домашним арестом, таская на лестничную клетку чай и пирожки. Ибо ребята из внешнего наблюдения наотрез отказывались переступить порог, ссылаясь на инструкции.

За успешно проведённую операцию высокий чин получил орден и удостоился личной благодарности президента России. Мишке дали медаль и отправили в трёхмесячный отпуск для поправки здоровья.

Я же просто тихо радовалась тому, что избежала пули.

Сейчас, сидя на балконе отеля в Майами, всерьёз подумываю предложить мужу уволиться из его загадочного ведомства. При умелом размещении, денег счастливого Саид-Керима, получившего непутёвого джигита целым и невредимым, хватит на долгую и вполне достойную жизнь.

И, к тому же, иногда можно заниматься модельным бизнесом. Ведь красота, чьё предназначение, как известно, спасти мир, ВЕЧНА.


Минск. 8 - 25 ноября 2005 г.

4 - 20 декабря 2005г.


Глава 16 | Сентиментальное путешествие в Россию |