home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4


- О, Паша! Кто это с тобой?

- Хорошая знакомая.

Я с благодарностью улыбнулась спутнику. Больше всего ценю в людях честность. И, если бы он представил своей девушкой, испытывала бы неловкость.

Поскольку все смотрела на меня, не нашла ничего лучше, как назваться:

- Маша!


- Паша гуляет с Машей! - По-дурацки захохотала полноватая крашенная блондинка до того целовавшаяся с кучерявым парнем.

Идиотка. Могла бы ради этого не отвлекаться.

Окинув взглядом комнату, почувствовала скуку. Ибо вечеринка, как две капли воды походила на устраиваемые Бобом. Если так пойдёт и дальше, быстро разочаруюсь. Нет, я, конечно, не ожидала встретить белых медведей. Да и к тому, что по улицам не разгуливают барышни в кринолинах с томиками поэзии, тоже была готова. Но, чтобы всё оказалось ТАК ПОХОЖЕ!

- Расслабься, мать. - Какой-то обормот с сигаретой в зубах всучил открытую бутылку красного вина.

- Спасибо, не...

Но, не успела закончить, как щедрый данаец испарился, бросив наедине с невесёлыми мыслями. Верный рыцарь тоже куда-то исчез и, не желая смотреть на извивающихся в танце, я прошла на кухню.

- Привет!

Там тоже оказалось занято. Но вернуться не решилась. Так же, как и сунуться в одну из двух оставшихся комнат. Если действие разворачивается по известному сценарию, нетрудно догадаться, что рискую увидеть.

- Как тебе?

Девушка стряхнула пепел и протянула толстенький малоформатный альбом.

- Что это?

Наверное, у меня был очень глупый вид, так как та усмехнулась.

- На тебе шмотки фирменные. Вот и подумала, что одна из наших.

- Из каких таких "ваших"?

- Ну, вешалок.

- М-м-м... - Я вытаращила глаза.

- Ладно, расслабься. - Она забрала папку назад. - Это портфолио.

До меня что-то начало доходить. Видимо, уловив интерес, та вернула альбом. Разглядывая фотографии, я то и дело посматривала на собеседницу. Потому что девушка, изображённая на снимках, имела со стоящей рядом мало общего.

Куда исчезла, пусть не красавица, но довольно симпатичная куколка из альбома? Совсем не похожая на слегка сутулое, прыщавое и коротконогое существо? Впрочем, мне-то какая разница? Надеюсь, проходимцы, наживающиеся на таких вот дурочках, обобрали глупышку не до нитки.

Вообще-то, у нас тоже есть агентства, профессионально занимающиеся карьерой манекенщиц. Но, работают они гораздо честнее. Здесь же, как поняла, это целая индустрия. Направленная главным образом не на становление имижда "топ звезды" - им это попросту не нужно - а на выкачивания денег из "абитуриенток". Бедняжкам внушают, что модель без портфолио - нонсенс. Как пастух без кнута, словно гаишник без палочки. И, естественно, дерущих за десяток зачастую откровенно любительских фотографий сумасшедшие деньги.

Поймите правильно. Я очень далека от мира моды. Но, как всякая женщина, прекрасно понимаю, что подобная "галерея славы" не делается пьяненьким халтурщиком за полчаса. И за полный, от зари до зари, рабочий день тоже ничего не удастся "сварганить". Вызывающее интерес портфолио вообще не снимается одним фотографом. При всём мастерстве и богатом опыте он все равно останется в рамках собственного стиля и личного видения. Суть же, на мой неискушённый взгляд, как раз в том, чтобы раскрыть возможному клиенту многообразие того, что можно из вас, как из модели, сотворить. Снимки собираются в течение всей карьеры. Кадр оттуда, фотография отсюда...

И - главное: в основе любого рекламного буклета должны лежать четыре изображения. Их же - увы - не имелось у бережно держащей альбом подмышкой девушки.

Лицо - анфас и в профиль. Без косметики, с забранными вверх волосами. И в полный рост, так же в двух ракурсах. Причём, в том минимуме одежды, в котором готова позировать. Руки нужно развести, чтобы контур тела хорошо просматривался.

Это - самое главное. Чтобы будущий Пигмалион видел Галатею. И представлял, с чем придётся работать. Ведь не юзерпик для сайта лепите, а рекламируете то, что продаёте. И товар в этом случае - ВЫ. Честность же, как известно, лучшая политика.

Ежу понятно, что любую можно загримировать. Установив нужный свет что-то завесить тряпочкой, где-то пустить тень. Да на компьютере слегка подкорректировать. И получится писаная красавица. Ну да, порою удаётся сделать конфетку даже из не вполне пригодного материала, к которому явно относилась новая знакомая. Мне-то что. Но профессионалу ведь небезразлично. И предлагаемое обязано позволять создать некий образ, не выворачиваясь при этом наизнанку.

Стало совсем скучно и, предпочтя наплевать на дипломатический протокол, я отправилась искать заманившего на дурацкую вечеринку Павла. Заглянула в комнату, откуда раздавалась музыка и, не обнаружив, поняла, что пора навестить укромные уголки. Можно, разумеется, спросить у кого нибудь. Но, представив смешки и сочувствующие взгляды, лишь передёрнула плечами.

Распахнув застеклённую дверь, нашарила выключатель.

- Извините. - Сделав вид, что ошиблась, пробормотала я.

Однако парочке, усердно скрипевшей кроватью, было абсолютно пофиг. Почувствовав, как покрываюсь румянцем, отступила. И, прижавшись спиной к стене, съехала на корточки. Посидев несколько минут, встала и тряхнула волосами. Выяснить - моё право. Стыдно, конечно. Но это продлится лишь несколько секунд. Если же струшу, то краснеть и злиться придётся всю оствшуюся жизнь.

Дверь легонько скрипнула и, включив свет, увидела Павла. Тот, накрытый до подбородка, лежал, свернувшись калачиком.

- Ты что, спать сюда пришёл? - Недоумённо спросила я.

Затем, дотронулась до его плеча и, так ничего не успев понять, провалилась в беспамятство.


- Понятые, пройдите. - Баритон доносился, словно из-под воды.

Ежели на глубине бывает эхо. Попробовав разлепить глаза, поняла, что не смогу. Веки, налитые свинцом, не слушались. К тому же, попытка пошевелиться отдалась во всём теле такой адской болью, что невольно застонала.

- Когда приедет чёртов эскулап? - Другой, визгливый, голос раздался из соседней комнаты.

Череп опять пронзила раскалённая игла. Я услышала лёгкие шаги, и кто-то сунул под нос пахнущую нашатырём ватку. Непроизвольно дёрнувшись, ударилась головой и обнаружила, что валяюсь на полу. Тупая боль в затылке становилась невыносимой. К тому же дико хотелось пить. Губы слиплись, язык, искусанный тысячью диких ос, распух, а в горле скреблись кошки.

- Находясь в невменяемом состоянии, вызванном сильным алкогольным опьянением... - Начал диктовать баритон.

- Орудие преступления нашли? - Деловито осведомился кто-то.

- А что его искать? Подозреваемая так вцепилась, что еле отобрали.

"Преступления...", подумалось вяло.

Слава Богу, всё кончилось хорошо. Напавший арестован. Сейчас приедет медицинская бригада, и меня отвезут в госпиталь.

- Что разлеглась? - Толстая тётка в мышиного цвета форме с одной здоровенной звездой на погонах подошла и пнула под рёбра.

На заботливые действия врачей это никак не тянуло и, ойкнув, я приподнялась на руках. Впрочем, тут же свалившись обратно.

- Мальчики, помогите. - Скомандовала Баба-Яга.

Двое парней, в таких же серых, но более мешковатых мундирах, довольно грубо подхватили под руки. Звёздочек на погонах у них не было. Ни больших, ни даже маленьких. У одного имелась широкая красная продольная полоса. У другого погоны и вовсе оказались чёрными. С тремя жёлтенькими полосками. Узенькими такими.

Меня тряхнули и, заскрипев зубами, я крикнула: "Больно"!

- Ничего, милая. - Успокоила кобыла с усами. - Теперь тебе всё время будет хреново. Если не одумаешься, конечно.

- Я американская гражданка. - Пролепетала я.

- А я - жена папы римского. - Усмехнулась мегера и я поняла, что чем-то ей не угодила.

В гудящей голове мелькнуло предположение, что это мама Павлика. Каким-то неведомым образом узнавшая о моём приезде и, конечно же, как все толстые некрасивые женщины, заочно не взлюбившая сноху. "Идиотизм какой". - Оборвала себя. - "Какая мама? Эта дама явно из полиции".

- Погодите, Нина Павловна. - Вмешался всё тот же баритон. И, обращаясь ко мне, спросил. - Значит, вы утверждаете, что являетесь гражданкой Соединённых Штатов Америки?

- Да, это так.

- Тогда у вас, несомненно, должны иметься соответствующие документы.

- Конечно есть! - Воскликнула я. - Только они дома.

- В Америке, чтоль? - Хмыкнула бабища.

- Мне сняли квартиру. - Просипела я.

- Хорошо, где же?

Вот гадство, опять вылетело из головы названия улицы. Хотя, координаты есть в записной книжке мобильника. И там же номер недотёпы Фила. Только бы он был дома. "Фил, Филушка, зайчик. Ну, пусть сегодня у тебя окажется разгрузочный день". Увы... Мобильник прихватил тот, кто устроил всю катавасию.

- Телефон украли. - Запинаясь, пролепетала я. - В нём адрес. И номер сотрудника.

- Да врёт она всё. - Рявкнула Нина Павловна.

- Хорошо. - Игнорируя вздорную мадам, согласился баритон. - Допустим, аппарат похищен. Адрес вы, со свойственной всем юным особам забывчивостью, не помните. Но место работы-то вы должны знать?

- Разуметься!

Я назвала компанию и посоветовала связаться с посольством, получив в ответ неопределённое молчание.

Дальше началось совсем уж непонятное. Руки заломили за спину и на запястьях защёлкнулись браслеты.

- За что? - Из последних сил пролепетала я.

- Она ещё спрашивает? - Тон был таким, каким, по моему мнению, склочничают торговки на базарах.

Для полноты картины ей не хватало упереть в бока кулаки.

Превозмогая боль, я с трудом повернула раскалывающуюся голову. Но полицайша не оправдала ожиданий. Стоя возле дивана, на котором лежал кто-то, с головой укрытый всё тем же пледом, подозвала поближе.

- Иди сюда, сука!

Озираться в поисках самки благородного животного просто не было сил. К тому же, смутные подозрения, исподволь закравшиеся в душу, подсказывали, что вряд ли её обнаружу.

Резким движением церберша откинула плед.

- Узнаёшь? Ты смотри, смотри! Полюбуйся, что натворила.

Но заставить себя взглянуть не смогла, и во второй раз потеряла сознание, обмякнув между охранниками.


Резкий запах аммиака опять ударил в ноздри. Меня зачем-то сфотографировали возле трупа (бр-р-р, ужас-то какой, а?) и поволокли вниз. Несуразно уродливый джип, выкрашенный в полицейские цвете, ждал с распахнутой дверцей. Серый рассвет и начавший накрапывать мелкий дождик комфорта не добавляли. Впрочем, никто и не спрашивал о самочувствии. Наоборот, казалось, все хотели турнуть, да чтоб побольнее.

- Заблюёшь машину - заставлю вылизать. - Многообещающе напутствовала фурия и уселась на переднее сиденье.

Резко дёрнувшись, кар тронулся, и я опять треснулась многострадальной головой. Что? Конечно, было больно, а вы как думаете!

Мерно покачиваясь, попыталась воссоздать в памяти картину происшедшего и тихонько завыла.

Павел убит! Погиб через несколько часов после знакомства. И, что самое ужасное, в этом подозревают меня. Да какое там! Похоже, у стражей порядка абсолютно нет сомнений в том, кто виноват. Сглотнув, поняла, что если сейчас не напьюсь, то до тюрьмы довезут ещё один труп. Чёрт! Ну что стоило попросить воды, пока находились в квартире.

- Попить дайте! - Взмолилась я, прижавшись лицом к маленькому окошку, забранному решёткой.

- Я тебе счас так дам. - Бросила через плечё мегера.

Однако водитель, притормозивший на светофоре, несмотря на абсолютно пустынную улицу, сунул руку под сиденье и протянул пластиковую флягу с тёплой минералкой. Есть, всё же, добрые люди на этой земле. Выхлебав всё до дна, я зачем-то стала протискивать бутыль назад.

- Оставь себе. - Гавкнула начальница. - Идиотка!

- От... - Начала было я и тут же прикусила язык, проглотив такое естественное "от дуры слышу".

Всё же, я сейчас в её полной власти. Положим, пристрелить при попытке к бегству, не пристрелит. Но жизнь попортить может изрядно.

Приехали, почему-то не в узилище, а в больницу. Какие-то люди в белых халатах с осуждением глядя на, и без того несчастную меня, взяли кровь на анализ. Потом, дав расписаться, снова затолкали в машину. И, на этот раз, лишили свободы окончательно.


Лязгнул засов и, зябко поёжившись, я вступила в ад. Выкрашенные унылой серой краской стены, да две кровати, засланные казёнными одеялами - вот и все достопримечательности. Если не считать обитательницы, конечно. Смуглая, явно колумбийка та была закутана в добрый десяток пёстрых платков. Чёрт! Какие латиносы! Я же не дома, а в Москве.

- За что тебя, милая? - Сочувственно спросила она.

Я не ответила, так как первым делом припала к крану с водой, торчащему над не очень чистым умывальником. Нахлебавшись вволю, улеглась на незанятую койку.


- Правильно, отдохни пока. - Покладисто согласилась сокамерница. - Чрез час подъём, вот тогда и поговорим.

- Надеюсь, через час меня здесь уже не будет. - Высокомерно бросила я.

- Э-э, подруга. - Сокрушённо вздохнула цыганка. - Быстро только сказка сказывается.

Подняв голову с подушки, я выложила козырную карту, что не возымело действия.

- Это там, в своей Америке ты, может и гражданка. А на ближайшие два дня про это забудь.

- Каких таких два дня? - Удивилась я.

- Таких, что сегодня суббота. А что это значит?

- Что?

- А то, что запрос в посольство дадут не раньше понедельника. Да и то, покамест шишки наверху посовещаются, пока примут решение.

- Но я же... Я... Не могу... Мне надо на работу, в конце концов.

Та лишь усмехнулась.

- Лет пятнадцать назад, ещё при Союзе я слышала историю про двух французов. Те, подвыпив, начали приставать к девушке. На беду, оказавшейся хорошей знакомой начальника отделения. И что ты думаешь? - Шевелить мозгами совершенно не хотелось, а потому я лишь закрыла глаза. - Их паспорта спустили в унитаз, а самих, предварительно обрив наголо, и насильно влив в каждого по бутылке водки, отправили в приёмник-распределитель для бомжей. "Нашли" бедолаг только через две недели. А ментам всё сошло с рук.

Меня, выросшую в самой демократической стране мира, покоробило от тутошних порядков. Но сделать ничего не могла, а потому принялась обречёно ждать.

К счастью, привезли не в тюрьму, а в КПЗ, что расшифровывается как Камера Предварительного Заключения. Должно быть, в связи с предстоящими выходными гулять не выводили. Но зато не было этого самого подъёма. Когда кровати складываются и нельзя лежать, даже на цементном полу. Цыганку, по стечению обстоятельство оказавшуюся тёзкой, забрали за спекуляцию в отхожем месте на Казанском вокзале. Не столь интересно, чем там она торговала, сколько произнесённые в ответ на моё удивление слова.

- Э-ээ, ненаглядная. Да у нас испокон веку сортир - главное место.

Странно, всё же... Дедушка с бабушкой, бывшие в какой-никакой, а в оппозиции к власти, ничего про это не рассказывали. Да и в книгах сей вопрос абсолютно не освещен. Написать, что ли? Пусть историки будущего проводят исследования, выясняя роль общественных нужников в развитии государства. Оказывается, "туалетоведение" - непаханое поле для пытливого ума, вроде моего. Со слов маклачки поняла, что всё прогрессивное человечество, состоящее в основном из полных идиотов, считает, что эти заведения предназначены для справления большой и малой нужды. В то время как любой московский ребёнок знает, что для этого существуют подъезды! Кабинки же отхожих мест служат для совершения торговых сделок, в основном с наркотиками. Купли-продажи оружия и боеприпасов, старинных икон, а так же призывными, или, вернее, вербовочными пунктами в Народно-Освободительную армию Чечни. Вообще-то, по большей части это войско состоит из негров и арабов. Но и московской швали там не меряно. Ещё в этих "офисах" происходят "встречи на высшем уровне". Шпионы и предатели Родины тоже, оказывается, очень любят толчки. Здесь же совокупляются "влюблённые" пары, за стаканом дешёвого вина проводят творческие вечера поэты и художники. Конечно, перевод клозетов на платные рельсы привнёс некоторый дискомфорт в привычную жизнь местного бомонда. Но так... Ничего существенного.


Прошедшие в дурацких разговорах два дня, наконец, закончились. И, проснувшись рано утром в понедельник, я не могла усидеть на месте. Ну же, ну! Когда же вызовут на допрос?



Глава 3 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 5