home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5


Не подумайте, я не бездушная эгоистка, или законченная идиотка, забивающая голову чушью в трагических обстоятельствах. Отнюдь. Просто, чтобы не сойти с ума, на время отрешилась от случившегося. Всего лишь защитная реакция организма, и ничего более.

Мелькнуло подозрение, что соседка по камере не что иное, как наседка. Но, поскольку не чувствовала вины, особо не переживала. По её словам выходило, что просидит за решёткой она недолго. Лишь до тех пор, пока община не заплатит отступные. Интересно, сколько стоит свобода в демократической Росси? Но миллионов в швейцарском банке я всё равно не имела. Так что, интерес, сами понимаете, был чисто гипотетическим.

Мария учила, как вести на допросе.

"Не хами". - Объясняла она. - "Менты скоры на расправу и, если хоть раз ударят, то уже ни за что не отпустят. Зачем им лишние слухи"?

Грубить я и, в самом деле, не собиралась. Но, всё же, очень хотелось, чтобы справедливость восторжествовала.

Наконец, ближе ко второй половине дня в коридоре раздались шаги. Сердце непроизвольно екнуло, и я сжалась в комочек.

- Не бойся. - Невесело улыбнулась цыганка. - От судьбы ведь не уйдёшь.


Следователь, если это был он, встретил хмурым взглядом. Отпустив конвоира, кивнул на стул.

- Садитесь. - Подтолкнул пачку сигарет. - Угощайтесь.

- Спасибо. - Вежливо поблагодарила я. - Не курю.

Он зачем-то покачал головой.

- Что ж, нет, так нет.

Чувствуя, что начинаю нервничать, глубоко вздохнула. "Что за кошки-мышки,

ё-моё"?

Милиционер пробарабанил пальцами по столу и отсутствующе посмотрел в окно.

- Значит, вы утверждаете, что три дня назад приехали из США?

- Да. - Не стала запираться я.

- И сразу же познакомились с Мирововым? Причём, так близко, что согласились провести с ним ночь?

Не разу сообразила, о ком он, а потому просто пропустили мимо ушей гнусное предположение протокольной морды. Тот, из-за кого прилетела в Москву, всегда был Павлом.

То-то и оно, что "был". И, увы, чьими-то стараниями уже никогда не "будет".

Вмиг навернулись слёзы. Не выдержав напряжения двух с половиной суток, я зарыдала.

Хозяин кабинета налил воды и с каким-то садистским выражением подал. Сволочь, в общем. Небось решил что, раз расплакалась, то вот-вот расколюсь. Подпишу чистосердечное признание и, облегчив совесть, а, заодно сняв с него очередной "висяк", бодренько отправлюсь в Сибирь. А ху-ху не хо-хо?

Злость помогла собраться. Выхлебав воду и, несмотря на стук зубов по стеклу почти не расплескав, брякнула стакан на стол.

- Благодарю!

Видимо он решил, что настала пора приступать к активным действиям.

- Откуда вы прибыли? - Суровым голосом вдруг спросил он.

- Бисмарк, Северная Дакота. - Машинально ответила я.

- Бисмарк, говоришь? - Недоверчиво усмехнулся он. - Ну, и что там хорошего, в вашем Бисмарке?

- У-университет. - Совершенно сбитая с толку, я не знала, что и думать.

- Значит, вас зовут Мери Райн. - Снова переходя на "вы" продолжил он.

- Да.

- И Мировона вы, конечно же, не убивали.

- Разумеется.

Не хватала ещё самой сунуть голову в петлю.

- Что ж... Готов выслушать авторскую версию событий. - Он устроился поудобней, явно готовясь пропустить мои слова мимо ушей.

Я почти начала излагать, но тут зазвонил телефон. Сняв трубку с допотопного аппарата, он внимал с заметным облегчением, проступившем на ослиной физиономии.

Наверное, кнопка вызова охраны спрятана под столом. Так как конвой появился буквально через секунду после того, как трубка опустилась на рычаг.

- В камеру!

Не зная, горевать или радоваться, послушно сложила руки за спиной и зашагала по коридору.


- Скорей всего дело у него забирают. - Предположила Мария. - Иначе с чего бы он так быстро закончил?

- Куда? - Заволновалась я.

- В ФСБ, вестимо. - Не задумываясь, ответила соседка. Делами иностранцев у нас всегда занималась тайная канцелярия.

- И что это значит? Для меня?

- А Бог его знает. Может, обменяют на какого нибудь шпиона. - Пошутила Мари.

В то, что Соединённые Штаты пойдут на подобный шаг верилось слабо и я лишь скептически усмехнулась.

- А хочешь, погадаю?

- На чём? - Не удержалась от сарказма я.

Судя по тому, каким унизительным и скрупулёзным был обыск, вряд ли у неё остались карты. Или, по совместительству она хиромантка?

Предположение оказалось неверным, и не очень новая колода нашлась в с кладках многочисленных юбок.

- Ждёт тебя дорога. - Привычно начала она.

- А где позолоти ручку? - Съехидничала я.

- Ладно уж, потом отдашь. - Махнула Мария рукой. - С процентами!

- Наглый рэкет. - Заявила я. Но, поскольку лежать, уставившись в потолок, было ещё страшней, попросила прощения.

- Извини.

- Ничего, девочка. - В голосе цыганки слышалось сострадание. - Не каждому в твои годы выпадает столько мук.

- Ты про прошлое, или про будущее? - Обеспокоено уточнила я.

Насчёт минувших переживаний вполне согласна. А что касается дня завтрашнего... Если у соседки только пессимистические прогнозы, предпочитаю оставаться в блаженном неведении. Лучше уж сама что-нибудь придумаю. Например, как эту задрипанную кутузку врывается рыцарь. Естественно, в сверкающих доспехах и на белом коне. И, отвесив пару оплеух, в общем-то, ни в чём не повинному следователю с унылой мордой, отвозит меня в посольство.

Блаженно закрыв глаза, я даже замурлыкала от умиления. Машины бы останавливались, регулировщики отдавали честь, обеспечивая зелёную улицу. А глава дипломатического корпуса обязательно потребовал бы публичных извинений перед оклевётанной американкой.

- На пути встретишь принца. - Словно желая потрафить розовым фантазиям, продолжала тем временем Мария. - Только сразу не признаешь. После будет человек с холодными глазами. Враг, от которого придёт избавление.

- Хочешь сказать, что меня отсюда выпустят?

- Можешь верить, можешь не верить. - Философски протянула сокамерница. - Судьбу, всё одно, никому перехитрить не удавалось.

- А денег кучу не нагадаешь? По дружбе, а?

Такое вопиющее пренебрежение к приоткрывающемуся с помощью таинства окошку в грядущее покоробило ворожею, и она спрятала карты. - Ляг поспи лучше. Девчонка.

Покемарить удалось недолго. Едва погасили свет, тут же лязгнула дверь и мужеподобная охранница ткнула в меня пальцем.

- Ты! На выход с вещами.

Поскольку всё имущество состояло из шмоток, быстренько оделась, и через минуту стояла у порога. Зачем-то ещё раз обыскали и, проводили во двор, где ждала машина. На этот раз не сине-белый джип, а чёрный автомобиль, явно принадлежащей таинственной ФСБ.

Меня наклонили и, втолкнув в салон, тут же натянули на голову непроницаемый мешок. Хорошо хоть, оказался он довольно широким и не мешал дышать.

Ехали минут пятнадцать, то и дело притормаживая и меняя направления. Мелькнувшую было мысль считать, отмечая отрезки времени и фиксируя повороты, тут же отбросила, как непродуктивную. Что это даст, если понятия не имею о месторасположении отправной точки? Как всегда не вовремя вспомнился давным-давно читанный боевичёк. Там тоже героя везут-везут с завязанными глазами. Потом, допрашивают. Затем доставляют назад. Не знаю, какой логикой руководствовался автор. И как такое могло произойти? Но умненькая жертва ухитрилась объегорить похитителей, забывших обшарить карманы бедолаги, и оставить в месте допроса сюрприз в виде бомбы с часовым механизмом. Компактненькая такая, по-видимому, была бомбочка. Довозят его, значит домой, и, как следует попугав, отпускают. Облегчённо вздыхая, наш герой усаживается на диван и, тут возникает смутное ощущение "Дежа-вю". Для пущей достоверности закрыв глаза он шарит за диваном и понимает, что допрос происходил у него же дома. Естественно, со всех ног бросается к выходу и... "Ба-бах"! Финита ля комедия.

В общем, что ни говорите, оптимизЪмЪ - штука хорошая. Помогает в такие вот поганые мгновенья, упорно норовящие сложиться в часы, и не желающие по быстрому самоликвидироваться.


Так... Прибыли, вроде. Водитель вышел и машина мягко качнулась на рессорах. Сидящие по обе стороны громилы бесцеремонно предложили выметаться, и я затопала, разминая затёкшие ноги. Если не верите, что езда в тесном салоне со скованными за спиной руками нарушает кровообращение, то возьмите и как нибудь попробуйте.

Обыскивать в этот раз не стали. Поднявшись на третий этаж, провели в кабинет и, усадив, сдёрнули мешок. Царивший полумрак помешал удовлетворить любопытство. Зато ярко горевшая на столе лампа, хоть и не направленная в лицо, вмиг ослепила. Я закрыла глаза ладошками, заслоняясь от света и выгадывая время на адаптацию.

- Меня зовут Вадим Игоревич, и я буду вести ваше дело. - Представился сидящий за столом человек.


- Мери Райн. - Буркнула я. - Хотя, похоже, мне здесь не верят.

- Пить хотите? - Вставший из-за стола мужчина, чьё лицо оказалось в тени, обошёл стул и снял наручники.

- Давайте. - Кивнула я, совершенно не чувствую страха.

В этот раз был не засиженный мухами графин с водой, а запотевшая пластиковая бутылка кока-колы, вынутая из спрятанного за деревянным панелями холодильника.

Утолив жажду, уставилась на нового мучителя.

- Мы выяснили, что вы та, за кого себя выдаёте. - Холёная рука достала из ящика стола кожаную папку. - Вы, действительно, прилетели из США три для назад. И, практически стазу же войдя в контакт с Павлом Мироновым, зачем-то убили его.

- Не убивала я. - Десятый раз твердить одно и тоже не было сил.

- Возможно. - Сухо согласился следователь. - Однако факты, увы, говорят обратное. Вас нашли в пустой квартире наедине с трупом. На ноже отпечатки, сами догадайтесь чьих, пальцев. Есть составленные по всем правилам протокол места происшествия, а так же показания сына хозяев квартиры, утверждающего, что пустил друга с девушкой на одну ночь.

- Не знаю я никакого хозяина.

Отчаяние переполнило душу до такой степени, что хотелось биться головой о стену.

- Очень может быть, что после выпитого вы его не запомнили. Однако он отлично разглядел спутницу погибшего Миронова. Во всяком случае, из десятка предложенных фотографий безошибочно выбрал вашу.

- Пусть он скажет это мне в лицо. - Потребовала я.

Безусловно, толку от этого мало. Но хоть узнаю, как выглядит чмо, упёкшее за решётку.

Повисло неловкое молчание. Когда же сидящий напротив человек ответил, в его голосе почудились растерянность.

- Обязательно. В своё время.

- Я могу ознакомится с делом? - Не особо рассчитывая на удачу, спросила я.

- Пожалуйста. Только имейте в виду, это ксерокопии.

Интересно, чего это он? Или, думает, что тут же, прямо в кабинете схаваю десяток грубых страниц и пяток фотографий?

Гада, свидетельствовавшего против меня звали Сергей Смирнов. Сокурсник Павла. Он утверждал, что в тот день собирался к любовнице. И, поскольку квартира всё равно пустовала, отдал ключи убитому.

- Бред какой-то. - На всякий случай, запомнив адрес, оттолкнула папку я.

- Хорошо. - Кивнул допрашивающий. - Расскажите, как всё происходило.

- В пятницу утром я прилетела в Шереметьево... - Начала я.

На изложение событий того злополучного дня ушло каких-то полчаса. Иногда следователь задавал уточняющие вопросы. Лишь когда добралась до описания вечеринки, недоверчиво хмыкнул.

- Сколько, говорите, было народу?

- Человек десять.

- Парни, девушки?

- По-моему поровну.

- Вы с кем нибудь познакомились?

- Не успела. - Виновато ответила я.

- Поверить не могу. Молодая, привлекательная особа вроде вас должна была произвести фурор.

- Не такая уж я красавица, чтобы накачанные пивом лоботрясы ради сомнительного счастья быть представленными бросили более интересные дела и со всех ног кинулись целовать ручки.

- Дело в том, что незадолго до происшествия квартиру тщательно убрали. Ковры вычистили моющим пылесосом. Пыль аккуратно стёрли. Посуду и пепельницы вымыли. И нигде никаких отпечатков пальцев.

- А вашим Пинкертонам не приходило в голову, что порядок навели потом?

- Отчего же. Но с момента смерти до прибытия милиции прошёл всего час. Сколько, по-вашему, требуется времени, чтобы замести следы? - Недоверчиво глянул он. - Какие-то слишком хладнокровные гости получаются.

- Не обязательно. - Я цеплялось за соломинку. - Может, сам хозяин Павла и грохнул. А, затем, выпроводив всех, быстренько ликвидировал бедлам и вызвал милицию.

- По "02" позвонила соседка. Как раз возвращалась со второй смены и, увидев распахнутую дверь, проявила любопытство.

Не зная, что ответить, я вскинула голову.

- Требую, встречи с представительством посольства.

- Прямо сейчас? - Иронично осведомился он.

- Завтра утром.

Хотелось добавить, что иначе объявлю голодовку. Но не очень-то верилось в полезность подобных действий, и мудро промолчала.

Затем отвели в камеру с держащимся на цепях откидным топчаном и оставили до утра. Узкое сырое помещение оказалось одиночкой и, закинув руки за голову, я бездумно уставилась в потрескавшийся потолок. Господи, ну за что такие муки? Занятая переживаниями, ухитрилась окончательно отодвинуть смерть Пала на второй план.

"А ведь его, наверное, уже похоронили". - Подумалось вдруг. Представив лежащего в гробу мальчишку, не выдержала, и снова разрыдалась.

В обличие он КПЗ, порядки здесь соблюдались. В шесть утра выдернули из спасительного сна и, приковав ложе к стене, указали на табурет.

- Бумаги дайте. - Потребовала я.

- Обратитесь к следователю. - Последовал лаконичный ответ охранницы в болотного цвета униформе, и дверь захлопнулась.

Прошел завтрак. Затем обед, ужин. Безвкусное клейкой варево с противным чёрным хлебом вызывало отвращение. Но молодому здоровому организму нужны калории, пусть даже в таком неаппетитном виде, и я машинально поглощала пищу. Несколько раз начинала молотить в дверь, требуя сообщить в посольство, но, неспешно прибывавшая стража с оловянными глазами, пригрозила отправить в карцер и я притихла. Если ЭТО у них называется комфортными условиями, то что же ждёт провинившихся?


На очередной допрос вызвали через час после отбоя. Всё тот же дядька в добротном, не лишённом элегантности костюме, снова предложил попить. Я не отказалась и, вызверившись поверх тонкостенного стакана, раздумывала, не запустить ли им мучителю в морду. К счастью, благоразумие победило и, аккуратно водрузив посуду на стол, словно прилежная ученица сложила руки на коленях.

- Как долго вы знали Миронова?

- В реале - полдня. - Не видя причины делать из этого тайну, ответила я. - Но до этого мы девять месяцев общались в Сети.

- И что, подружились настолько, что решились приехать в гости?

- Почему нет? - Удивилась я. - Если двое людей симпатичны друг другу...

- Ладно, оставим тему ваших отношений. - Прервал он. - Что вы ещё знали о Павле?

- Писал, что учится в одном из московских университетов. - Пожала плечами я. - Интересуется поэзией, музыкой. Наверное, девочками.

- Он что нибудь рассказывал о своей семье?

- Нет. - Порывшись в памяти, сообщила я. - Да и зачем?

- Дело в том... - Он несколько замялся. - Что в ночь с воскресенья на понедельник Сергея Смирнова сбила машина. Допускаю, что это чистая случайность. А, может, и нет.

- Вы полагаете, Паша встал из могилы, чтобы отомстить? - Предположение выглядело настолько диким, что нервно рассмеялась.

- Мёртвым это не под силу. - Он покачал головой. - Но вот живым...

- А что "живым"? - Удивилась я. - Насколько знаю, предки Павла милые, интеллигентные люди, явно не способные на кровавую вендетту.

- Родители - нет. А вот другие родственники...

В то, что трагедия, происшедшая со Смирновым случайна мне тоже верилось слабо. Но, при этом совершенно не испытывала жалости к оклеветавшему меня подонку. Скорее уж, горевала о собственной участи. Со смертью не виденного ни разу, точнее, совершенно не оставшегося в памяти Сергея, обрывалась ниточка к десятку гостей, могущих подтвердить алиби.

- Послушайте, что вы мне голову морочите! - Взвилась я. - Установить круг знакомств обоих погибших - раз плюнуть. И, уверена, если надавить посильнее, кто нибудь да сознается, что в тот вечер был на чёртовой вечеринке.

- Допустим. - Согласился следователь. - Ну и что?

- Как это, "что"? - Растерялась я.

- Даже если они подтвердят, что были в гостях, что это меняет? Вряд ли хозяин квартиры афишировал инцидент. Скорей всего, под выдуманным предлогом просто выпроводил гостей. Он убийца, или кто-то другой, все станут утверждать, что "ничего не видели". В то время как дело вполне можно считать законченным.

- Не я это! Поймите, не я! - Взмолилась я и приготовилась снова расплакаться.



Глава 4 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 6