home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7


- Надеюсь, вы в порядке? - Деланно обеспокоенным тоном поинтересовался куратор.

- Да пошёл ты! - Рявкнула я.

- Норма! - Констатировал он.


Если честно, поначалу не хотела брать трубку. Телефон трезвонил минут пять, а я всё сидела, запустив пальцы в волосы, и тихонько поскуливала. Но, как ни старалась отыскать выход, ничего путного не придумывалось. Придя к заключению, что из страны не выпустят, неохотно протянула руку. И теперь слушала ненавистный голос и скрипела зубами от ярости.

- Никуда не уходите. - Приказал Вадим Игоревич. - Я приеду через час.

"Нужен ты здесь, как же". - Нахмурилась я.

Но, поскольку от моих желаний ничего не зависело, промычала в ответ нечто невразумительное. Затем, движимая извечным женским любопытством, вытащила пакет с деньгами. Всё же, странные существа - люди. Готовы рисковать жизнью ради обладания фантиками, дающими иллюзию могущества. Да, в обмен на них получаешь множество всевозможных благ. Но стоит ли овчинка выделки?

Вспомнив лежащие в живописных позах трупы, решила, что нет. И... Принялась пересчитывать пачки. Тугих брикетиков было сорок. Двадцать с пятисотрублёвыми купюрами и столько же с тысячными. Та-ак... Сколько же это в привычных долларах, если курс один к двадцати девяти? Три миллиона делиться на столь неудобное число не пожелали ни в какую. А потому, не мелочась, провела арифметическое действие с цифрой тридцать.


Сумма получилась офигительная. Даже по американским меркам. Во всяком случае, на "хорошего адвоката" точно бы хватило. Одна беда: деньги эти ворованные. Мало того, на них кровь пятерых человек.

С омерзением побросав пачки обратно, ногой запихнула на место. Идиотизм, блин! На кой мне такие капиталы, если номера известны правоохранительным органам? Ведь, захоти расплатиться, по крайней мере, в Москве, по мою грешную душу и невезучую задницу тут же примчатся недружелюбные вооружённые мужчины.

Звонок в дверь прервал никчемную рефлексию, и поплелась открывать.

- Здравствуй! - Каркнул Вадим Игоревич.

Я лишь угрюмо кивнула.

- Сначала уладим финансовый вопрос.

Он направился на кухню и принялся выкладывать на стол аккуратные упаковки.

- Что уставилась? Тащи, давай!

Принесла.

Быстро пересчитав, он сложил добычу.

- Здесь. - Кивок на лежащие перед нами богатства. - Пятьдесят тысяч баксов. Думаю, на первое время хватит. - И, глядя на плохо соображающую меня, прикрикнул. - Маша, не тормози! А то разочаруюсь в тебе, не начав работать.

Я схватила деньги и умчалась в комнату, зачем-то зашвырнув их под диван. Опрометью бросилась назад.

- Вот, уже лучше. - Его лицо посветлело.

- Что теперь? - Попыталась перехватить инициативу я.

- Завтра, в крайнем случае, послезавтра вылетаешь во Францию.

- Но у меня работа! - Попыталась возразить я, понимая, что обречена на повиновение.

- Забудь.

- Но контракт...

- Плевать я хотел на твой контракт. - Разъярился он. - В крайнем случае, заплатишь фирме неустойку. Я притихла, а он, бросив на стол несколько фотографий, продолжил. - В твою задачу входит познакомиться с этим человеком. Как ты это сделаешь, соблазнишь, очаруешь, покоришь умом или эрудицией, меня совершенно не волнует.

- Я не проститутка. - Крикнула я.

- Неужели? - Картинно приподняла брови сволочь. - Впрочем, это лишь вопрос времени.

В его голосе слышалась такая убеждённость, что невольно пожалела мужика. Должно быть, хреново жить с уверенностью, что все бабы бляди.

"Чтоб ты сдох, пидор грёбанный". - Ни с того ни с сего психанула я.

Наверное, что-то отразилось на моём лице, так как он пошёл на попятай.

- Мы не регламентируем агентов в выборе средств. Единственный критерий - успешно проведённая операция. Вы вольны воспользоваться каким угодно оружием, лишь бы оно оказалось действенным. Обязательное условие в данном конкретном случае - клиент, до особого распоряжения, должен оставаться в живых.

- Ладно, проехали. - Огрызнулась я. - Что нужно сделать?

- Фигурант, в прошлом сотрудник одной из наших спецслужб, уволился более десяти лет назад. Не найдя себя в "мирной жизни" уехал на постоянное место жительства за границу. Доподлинно известно, что он располагает некоторыми документами, м-м-м... представляющими угрозу государственной безопасности. Ваша задача - выкрасть материалы. В крайнем случае, сделать копии. И оставаться в Париже до получения дальнейших инструкций.

- Приказа о ликвидации? - Напрямую уточнила я.

- Какие мы нежные. - Съязвил он. - И это после стольких трупов.

- Положим, только после одного. - Отбрила я. - Да и тот, чисто гипотетический и организован вашими стараниями. В то время как некоторые совсем не жаждут чужой славы.

- Думаете, кому-то это интересно?

Сказал так равнодушно, что моментально поверила, что всем до фонаря. Абсолютно наплевать и на невинно убиенного Пашку, и по дурости нашедшего смерть Сергея Смирнова. И уж, тем более, на какую-то Мери Райн, имевшую несчастье оказаться в ненужное время и в совершенно неподходящем месте.

- Адрес на обратной стороне фотографии. - Как ни в чём ни бывало, продолжал инструктировать он. - Советую запомнить. Хотя, это ваши проблемы. Надеюсь, вы понимаете, что в случае провала мы вас знать не знаем.

Интересно получается. Как таскать каштаны из огня, так бедная Маша. А если запахнет жареным то... Да ладно, чего от ублюдка ждать?

- Да поняла, поняла.

Ох, скорей бы отвязался, дебил недоделанный.

- Что ж, желаю удачи. - Словно читая мысли, поднялся он. - Почаще проверяйте почтовый ящик.

- И что, вы будете писать открытым текстом? - Заволновалась я.

- В наше время технологии ушли так далеко, что попытка шифровки только вызовет ненужные подозрения. - Он был совершенно серьёзен. - Гораздо безопаснее передавать сообщения не стараясь что-то усложнить. Скажем, "наш пёс стал слишком старым, и мы с мамой решили его усыпить". Думаю, даже агент с минимальным IQ сориентируется правильно.

Подхватив пакет под мышку, он стал прощаться.

Захлопнув дверь и, мысленно пожелав Вадиму Игоревичу кирпича на голову, банду пьяных подростков на пути или, в крайнем случае, грузовик навстречу, улеглась на диван и, в который раз за последнюю неделю принялась горевать. Нет, кручинилась не о загубленной молодости. И даже не об убитом неизвестным подонком Павле. Я грустила вообще. Так сказать, обо всём и ни о чём конкретном.

В конце концов, молодой здоровый организм взял свое, и провалилась в забытьё. К счастью, в эту ночь ничего не снилось. Впрочем, как и во все предыдущие, проведённые в ужасно неуютных "гостиницах", оплачиваемых Российской Федерацией.

Нежилась в постели часов до десяти а, разлепив наконец глаза, отправилась в ванну. Долго плескалась, несколько раз намыливая голову и любуясь в зеркало.

Поймав себя на мысли, что оттягиваю неприятный разговор с руководством филиала компании, тяжко вздохнула и начала одеваться. Строгий английский костюм, простая хлопковая блузка, минимум косметики. Вообще-то, с точки зрения любого бизнесмена проступок мой ужасен. Но, поскольку сделанного, вернее, происшедшего не воротишь, тяжело вздыхая, вышла на улицу. И стала ловить такси.

"И как вы объясните подобное поведение"? - Спросит строгий клерк в безупречном костюме.

"Э-ээ... Видите ли, сэр... Я просто никак не могла вовремя явиться на службу, так как сидела в тюрьме по обвинению в убийстве.

Да уж... Попытка прогнозировать не вызывала ничего, кроме усмешки.

В конечном итоге, наплевательски решив, что "будь, что будет", с явным облегчением уставилась в окно. Тысячи людей расторгают контракт по независящим от них причинам. Неприятно, естественно. Но, не смертельно. В отличие от работы на хрен-его-знает-как-называется организацию, в которую вляпалась, словно кур в ощип. Совсем без энтузиазма и очень даже не добровольно. И вообще, хватит ныть. Вряд ли неустойка составит значительную сумму. Ну, цена билета, оплата услуг по получению российской визы. Да компенсация Филу за потраченное время.

Всё же, какое счастье, что никаких серьёзных контрактов от меня не зависело и испытательный срок предстояло проходить на одной из самых мелких должностей.


Если вы думаете, что внушающее доверие словосочетание "представительство компании" выглядит солидно, то глубоко ошибаетесь. Офис состоял из пары смежных комнат, с двумя компьютерами и парой телефонов. Во вращающемся кресле, прихлёбывая кофе, развалился Фил. Напротив устроилась полная дама лет сорока с явно скучающим видом. Первое же помещение и вовсе оказалось пустым.

- Здравствуйте! - Робко поздоровалась я.

- А, Мэри! - Совсем без интереса глянул на меня Фил. - Что это вас не было видно?

- Я... Я прошу расчёта.

- Что-то случилось? - Равнодушно подняла голову дама.

- Понимаете... Обстоятельства изменились. - Промямлила я.

- Что ж, приступим. - Оживилась дама.

Из чего сделала вывод, что именно она здесь главная.

Пробежавшись по клавиатуре, та несколько секунд смотрела в монитор, затем повернулась ко мне.

- Вы проработали в нашей компании ноль дней. - Честное слово, так и произнесла. - Так что, бухгалтерия будет явно не в вашу пользу.

Не найдя слов я ограничилась кивком.

Вообще-то, всё оказалось не таким уж и страшным. Издержки составили семь тысяч долларов. Если бы каждый новичок приносил подобную прибыль за неполную рабочую неделю, то негоциантам не пришлось бы торговать.

Я полезла в сумочку и достала одну из оставленных куратором пачек.

- Мы не производим операций с наличными. - Резко подскочил Фил.

При этом глазки его маслянисто блеснули, и я поняла, что, останься мы наедине, он бы с радостью принял деньги. Но, поскольку расположение неряхи - последнее, что искала в этой жизни, лишь пожала плечами:

- Я сейчас.

Зайдя в первый попавшийся банк, перевела на собственный счёт двадцать тысяч, заплатив при этом абсолютно несуразные проценты. Затем, нашла ближайшее отделение Вестерн-Юниор и послала самой себе двадцать пять. И, вернувшись в офис, протянула кредитку старшему менеджеру.

Тех переполняло любопытство, различимое невооружённым глазом. Но, поскольку удовлетворять его, сами понимаете, не собиралась, быстро завершила формальности. Так как в служебной квартире находился чемодан с вещами, договорилась, что оставлю ключи на столе, просто захлопнув дверь. И пошла прочь.

Билет купила в этом же здании на первом этаже. Рейс Эйр-Франс в восемь вечера. До отлёта - целых семь часов и, не удержавшись, на такси поехала по злополучному адресу.

Дверь, разуметься, опечатали, а так некстати возвращавшейся со второй смены соседки, увы, не было дома. Да и что дадут её показания? В своих детективных способностях я, мягко говоря, не совсем уверена. Разумеется, будь побольше времени, вплотную занялась бы расследованием но, видно, придётся отложить. В конце концов, всё тайное рано или поздно становится явным. Вот только разгребу в Париже и обязательно вернусь в идиотскую Москву. Или, лучше, найму частного детектива.

Идея настолько понравилась, что тут же, бросилась покупать газеты. Главное, не спугнуть тутошних Ниро Вульфов информацией об убийстве. Да и вообще, нафиг мне сдался башковитый и проницательный Ниро Вульф? Вполне хватит сноровистого быстроногого Арчи Гудвина. Уверена, что имея на руках список друзей обоих погибших, смогу лично поговорить с каждым и выяснить, кто эта сволочь.


Ответили по первому же номеру и, узнав где находится контора, помчалась на встречу.

- Сколько потребуемся времени для установления адресов, а так же мест работы или учёбы десяти человек? - С порога начала атаку я.

- Это зависит от социального положения фигурантов, места жительства и ещё многих, многих пока неизвестных факторов.

Сидящий за столом седой мужчина внимательно смотрел на меня.

Что ж, пожалуй, расскажу по порядку. Я опустилась на предложенный стул.

- Меня интересует круг знакомств двух молодых людей. - Тут слегка запнулась, не зная, сообщать ли о том, что они оба мертвы. Но, сообразив, что опытный сыщик выяснит это в первый же день, решила, что скрывать факты глупо. - Только...

- Всё, что вы скажете, не пойдёт дальше стен этого кабинета. - Заверил пожилой джентльмен.

- Дело в том... Что они оба мертвы. - Прошептала я.

- Мы не занимаемся расследованием убийств. - Поспешно ответил хозяин кабинета. - Это прерогатива правоохранительных органов.

- Мне это и не нужно. - Как можно спокойнее заявила я. - Один из погибших был моим приятелем, и я просто хочу...

- Продолжайте, прошу вас.

- В общем, мне интересно, с кем они дружили, часто проводили время, возможно, имели какие-то общие интересы.

- Десять человек, говорите? - Пожевал губами он.

- Да.

- Что ж... Ознакомьтесь. - Мне протянули тоненькую папочку с несколькими листками.

- Просто назовите цену. - Мельком пробежав глазами столбики цифр, попросила я.

- Наш тариф составляет три тысячи рублей в день, плюс расходы. - Пояснил он. - Аванс можете выплатить как наличными, так и с помощью кредитной карты. Предметом договора не могут являться сведения, представляющие угрозу интересам Российской Федерации.

Далась им эта безопасность! Можно подумать, резидент иностранной разведки припрётся с бухты-барахты в первое попавшееся сыскное бюро, чтобы разузнать страшные кремлёвские тайны. Клятвенно заверив господина, что покушение на устои столь уважаемого государства - последнее о чём думаю, вытащила пачку наличных.

- Так, посмотрим. - Хозяин агентства взял калькулятор. - Десять человек, из расчёта по два дня на каждого... Материальное обеспечение розысков в таком случае составит...

Через двадцать минут, подписав соглашение, целью которого было выяснение места жительства знакомых Павла Миронова и Сергея Смирнова, уплатила семьдесят пять тысяч рублей - сами посчитайте, сколько это в долларах - оставила электронный адрес и, чувствуя несказанное облегчение, отправилась за вещами.


Такси домчало в Шереметьево и, немного взгрустнув, прошла в зал ожидания. Нехорошо получилось. В смысле, что не сходила на могилу к Павлу. Но ледяная руга сжимала сердце всякий раз, как только задумывалась об этом. Происшедшее было слишком свежо в памяти, и я боялась, что поход на кладбище здорово подточит силы.

Наконец, объявили посадку и, кинув прощальный взгляд на столь неприветливо встретившую Россию, ступила на трап самолёта.

- Надеюсь, я ещё вернусь. - Одними губами прошептала я.

Устроившись возле иллюминатора, откинула кресло и, смежив веки, попыталась задремать. Рядом кто-то плюхнулся и, не удержавшись, приоткрыла один глаз. Парень лет двадцати восьми в сером твидовом пиджаке и синих джинсах с интересом пялился на меня.

"Что уставился". - С неприязнью подумала я.

Нет уж, хватит с меня русских мужчин. За прошедшую неделю успела познакомиться с двумя и, должна сказать, оба жутко разочаровали.

- Миша. - Словно не замечая настороженного взгляда, представился попутчик.

- Маша. - Процедила сквозь зубы я.

Лишь бы отвязался.

- Очень приятно. - Явно не собирался останавливаться на достигнутом он.

- Взаимно. - Как ни старалась выглядеть дружелюбной, злоба так и пёрла наружу.

- В первый раз во Францию? - Он вытянул ноги и, удобно расположившись в кресле, без стеснения разглядывал мою фигуру.

- Михаил, вам не кажется, что вы слишком назойливы? - С сарказмом произнесла я.

- Нахальство - второй счастье. - Игнорируя попытку взять официальный тон непринуждённо засмеялся он. - К тому же, скажу по секрету: я специально поменялся местами во-он с той старушкой, чтобы эти несколько часов провести в вашем обществе.

В течении пары секунд мучительно размышляя, разозлиться или обрадоваться, всё же, склонилась в пользу последнего. Согласитесь, не каждый день встречаешься с подобной, совершенно обезоруживающей нахрапистостью.



Глава 6 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 8