home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


21

На следующее утро вставали мы, конечно, с трудом, потому что вернулись только к часу ночи. Но чувство праздника осталось.

-- Слушай, -- сказал я, когда дело, наконец, дошло до завтрака. -- Я, конечно, не могу ничего гарантировать, при нашей-то работе, но обещаю, что на танцах мы с тобой побывали не в последний раз. -- Я намазал маслом хлеб и положил сверху кусок сыра. -- И вообще мне пришла в голову мысль, что старость начинается, когда человек перестает танцевать.

-- Судя по вчерашнему, нам с тобой до старости еще далеко. Ты, оказывается, даже танго умеешь танцевать. Я была просто поражена. Мне-то в школьные времена удалось в школе танцев поучиться, а ты где набрался?

-- А у нас в части бывший инструктор бальных танцев контрактничал, -- соврал я. -- В свободное время и нас подучил. Там ведь особенно заняться нечем.

К счастью, разговор, перешедший на скользкие рельсы, Катя не продолжила: мы уже опаздывали.

Когда "забава" выкатила из гаража, я осмотрелся, делая вид, что закуриваю. Песочного цвета "ауди" стояла во дворе -- среди безгаражных машин к этому времени уже появляется местечко, где можно припарковаться. Мы покатили к офису, "ауди" следовала в отдалении. Катя ничего не заметила, а я не стал ей говорить, чтобы не дергалась попусту. Мы поднялись наверх, в свой офис. Я за шел в кабинет, через окно убедился, что "ауди" припарковалась на другой стороне улицы, и "обнаружил", что у меня кончились сигареты.

-- Тоже мне беда! -- сказала Катя. -- Сейчас позвоню в кафе, пришлют с рассыльным.

Так всегда и делалось. Но сегодня я вдруг заартачился и, пожелав не тратить деньги на рассыльного, решил смотаться за куревом сам. И даже не в кафе, с его наценкой, а в ближайший магазин.

Катя, судя по всему, поняла, что я выкидываю финты не просто так, и настаивать на своем не стала.

В принципе, соглядатай мог бы ждать меня не дома, а возле Вавилонской башни. Внизу, в холле нашего делового здания, можно познакомиться с часами работы каждой конторы, которая арендует тут помещения. Так что узнать, что мы открываемся в девять тридцать, -- не проблема. Но он, видимо, боялся, что я могу сразу из дома укатить в неизвестном направлении, и решил подстраховаться.

Я вышел на улицу, сел в машину и отправился за сигаретами, но не в ближайший магазин, а на Железноводскую. Свернув за угол, я тут же остановился и вышел из машины. Когда соглядатай появился из-за угла, ему ничего не оставалось как проехать мимо, а стекла у него оказались не тонированные, и я сумел его рассмотреть.

Лицо показалось мне знакомым, где-то я этого типа видел.

Может быть, в "Бешанзерсофте"?.. Тогда это один из парней Константинова, сотрудник службы безопасности... Но там я мог его видеть только на входе в здание... Нет, не помню. Жаль у нас нет микротелекамеры, снял бы его, потом скачал картинку Полю, и пусть бы тот пошарил в Сети. Чем черт не шутит! Правда, физиономия у соглядатая из тех, что встречаются на каждом шагу, но вдруг бы нам повезло. В конце концов, всего-то требовалось бы сличить полученный снимок с фотками мужского населения города Санкт-Петербург. Не думаю, что у Поля эта работа заняла бы неделю. Потом, правда, пришлось бы мне еще просматривать информацию о тех, кого он отобрал...

Я прошел до магазина (соглядатай в это время парковался впереди), купил пачку "Верблюда" и упаковку жвачки. Вернулся в машину, и тут меня осенило. Я достал из кармана мобильник и позвонил Кате:

-- Слушай, ты микротелекамеру у кого-нибудь не можешь занять?

Вот за что я люблю Катерину в роли секретарши, так это за то, что она не задает вопросов типа "А зачем тебе?" или "Прямо сейчас, что ли?"

-- Подожди минут десять, -- попросила она и отключилась.

Я снова вышел из машины и опять проследовал в магазин. Потолкался по отделам, поулыбался симпатичным продавщицам, даже купил коробку мюслей для Кати -- иногда на нее нападает забота о размере талии, так что мюсли не пропадут.

Кажется, в нашей Вавилонской башне среди прочих контор проживает и какое-то ателье по установке спецтехники. Вполне возможно, что в отличие от меня Катя давно уже познакомилась со столь полезными соседями.

Через десять минут я вышел из магазина, чтобы шпион не задергался и не начал меня разыскивать, снова сел в машину и опять позвонил Кате.

-- Я уже спускаюсь на лифте, -- доложила она. -- Камера со мной. Где ты?

-- Ух ты, умница моя! -- не удержался я. -- Я без тебя -- ноль без палочки! Выйди на Железноводскую, только не по проспекту, а по параллельной улочке, не помню ее названия. Там поверни налево, к магазину. Не привлекая к себе внимания, найди "ауди" песочного цвета с номером... -- И я объяснил ей план действий.

Потом вышел из машины и принялся прогуливаться рядом, покуривая.

Шпион был вынужден следить за мной в зеркало заднего вида и, конечно, профукал не только появление Кати со стороны лобового стекла, но и момент, когда она его сфотографировала. Он обнаружил ее, когда она уже подходила ко мне. То есть так у нас было запланировано, но я уверен, что все по плану и получилось, тем более что Катя притопала в зеленом халате уборщицы. Наверное, у бабы Саши выпросила...

-- Я его сняла, -- сказала она, садясь вместе со мной в машину. Достала из кармана тюбик губной помады, подкрасилась и передала тюбик мне. -- Это телекамера. Только не урони, а то с меня шкуру спустят. Штука достаточно дорогая, у нас денег не хватит, чтобы расплатиться.

Далее все было просто.

Мы вернулись в офис, я подумал пять минут, не опасно ли знакомить Поля с фотомордой шпиона. В конце концов решил, что не опасно, скормил файл ИскИну и велел произвести идентификацию по адресной базе города.

Человек бы, получив такое задание, сделал страшные глаза и заявил что-нибудь типа "Ты офонарел, парень? Это ж неделя работы!" Поль же станет сличать фото с базой без подобных комментариев -- и день, и два, и месяц, если понадобится. Пока не переберет все полтора миллиона мужчин-петербуржцев от двадцати до сорока лет (именно такие возрастные рамки я ему задал). Впрочем, как оказалось, для такой работы не потребуется и недели. Когда я объяснил Кате, что мне нужно, она сказала:

-- Поль уже к вечеру справится. Вот увидишь!

Я отдал ей помаду-телекамеру и отправил возвращать одолженное. А сам принялся проводить в жизнь очередной пункт плана розыскных мероприятий -- вновь побывать в компании "Бешанзерсофт". Уже в новом качестве.

На этот раз я решил начать с тех, к кому не попал при прошлом посещении "Бешанзера". И первым в моем списке значился господин Громадин. Пробился я к нему уже знакомым путем -- через секретаршу Елену Владимировну Пименову. Правда, начал я на сей раз со звонка по видеофону.

Все прошло как по-писанному. Когда секретарша заявила, что у Михаила Ефремовича нет ну просто никакой возможности встретиться со мной, я объявил ей, что подобное отсутствие возможности может расценивать как нежелание, а нежелание может расцениваться как злостное стремление ставить палки в колеса расследованию двух убийств, за что мой клиент никого по голове не погладит и найдет управу и на господина Громадина.

-- Убийства? -- переспросила Елена Владимировна, округляя глазки. -- Я не ослышалась?

-- Не ослышались.

-- Но вы же, шустрый мальчик, всего-навсего страховой дознаватель! Какие убийства?

-- Все течет, все меняется, и направления расследования конкретных дел также подвержены переменам. К примеру, страховые агенты вдруг становятся частными детективами. Казалось бы, ни с того ни с сего, а на деле закономерно, потому что они изначально были частными детективами и только прикидывались дознавателями страховой компании. -- Я погрозил телекамере указательным пальцем правой руки. -- Только мне бы не хотелось, чтобы об убийствах судачила вся ваша компания.

Последняя фраза прозвучала весьма двусмысленно, но уточнять я ничего не стал. Собственно, один фиг после моего очередного появления там слухи поползут, никуда от них не денешься, но предупредить секретаршу я должен -- хотя бы для того, чтобы выглядеть в ее глазах профессионалом.

-- Кстати, мой клиент работает в вашей фирме.

-- И кто же он?

-- Она. Это госпожа Шантолосова.

Елена Владимировна некоторое время разглядывала мою физиономию (надеюсь, она показалась секретарше не слишком самодовольной), а потом исчезла с дисплея, отключив оба канала: и акустический, и видео.

Я терпеливо ждал.

Так прошло минут пять. Ждать становилось бессмысленно, и я хотел было послать повторный вызов, но тут связь возобновилась.

-- Я все утрясла, -- сказала Елена Владимировна. -- Через час Михаил Ефремович примет вас. Приезжайте.

-- Мне потребуется побеседовать и с другими работниками вашей компании.

-- С кем именно?

Я перечислил имена и фамилии.

Елена Владимировна опять на некоторое время исчезла. А когда появилась, сказала:

-- Вы сможете встретиться со всеми, кто в данный момент окажется на месте. Приезжайте.

И я, уже в привычном сопровождении "ауди", приехал.

Прошел знакомые процедуры пропускного режима. Охранники сегодня были те же, что и позавчера, но меня, похоже, не помнили, поскольку опять предложили воспользоваться лифтами для посетителей и обычного персонала. Якобы ради хохмы я попытался воспользоваться кабиной для руководства. Не тут-то было, автоматика потребовала от меня специальный пропуск. Пришлось возвращаться несолоно хлебавши.

-- Ну как? -- сказал один из охранников. -- Отсос петрович?

-- Он самый.

-- Вот и не суйтесь куда не следует. Вам же сказали, где лифт. В следующий раз попросту схлопочете по шее.

-- Следующего раза не будет, -- пообещал я.

Я поднялся на уже знакомый мне сорок восьмой этаж. На сей раз Марьяна Ванжа мне не встретилась, и я почувствовал себя обманутым. Впрочем, встречаться с нею сейчас было ни к чему, а потому можно сказать и так, что мне повезло.

-- А вот и вы, шустрый мальчик! -- Елена Владимировна встретила меня едва ли не как своего младшего брата. Одобрительно глянула на настенные часы. -- Вы на удивление точны.

-- Точность -- вежливость не только королей, но и частных детективов, -- сумничал я.

Секретарша не оценила -- она уже общалась с интеркомом. Тот проворчал что-то, в чем я бы никогда не распознал человеческую речь, но Елена Владимировна ответила ему:

-- Да, Михаил Ефремович! -- И повернулась ко мне, указав на закрытую дверь в боковой стене. -- Шеф ждет вас.



предыдущая глава | Везунчик-2. Дельфин в стеарине | cледующая глава