home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

– То есть как это – у вас кончился дудник?.. А вы не знаете, у кого он есть? «Мартин» – мой хороший клиент, и я бы не хотела их подводить. Я уже срезала их заказ на сибирский женьшень… Ну, наверное, мне придется проверить в «Органиферме»… Спасибо.

Кейтлин досадливо вздохнула и повесила трубку. Кинув на стол изгрызанный карандаш, она начала растирать виски. Сегодня – еще один день длинной отвратительной недели.

К. С. заразился гриппом от матери и не выходил на работу, так что Кейтлин отставала с выполнением заказов. Один из садоводов отказался от обещания поставить сибирский женьшень. Джорди получил двойку по словарному диктанту, к которому забыл подготовиться. Она заработала штраф за то, что вовремя не прошла техосмотр на своем пикапе.

И уже целую неделю Макса не было – ни слуха ни духа. Самая длинная, паскудная, противная неделя за всю ее жизнь. И ей ничуть не помогали возмущенные взгляды Джордана всякий раз, когда она давала туманные ответы на его вопросы о том, где Макс.

Каждый раз, когда она вспоминала Макса, скучала по Максу, томилась по Максу, она знала, что виновата во всем сама. Это было самое плохое. Она слишком струсила, чтобы бороться за то, что хотела бы иметь. И она только сейчас начала осознавать, как сильно ей хотелось, чтобы Макс был в ее жизни.

Она не думала, что когда-нибудь сможет относиться к мужчине так, как она относится к Максу. Он – самый добрый, самый нежный, самый притягательный, самый противный и вредный мужчина на свете, и рядом с ним она чувствует, что оживает. К чему привела ее трусость?

ТРУСИХА. Это слово все сильнее преследовало ее. Всякий раз, глядясь в зеркало, она представляла себе ярко-желтые буквы у себя на лбу: «Кейтлин – трусиха, нюня, мямля».

Даже Донна не оказала ей поддержки. Донна в лицо назвала Кейтлин трусихой. Доктор Этли хмыкала и покашливала очень по-профессиональному и сказала, что если Кейтлин чувствует себя трусихой, то в ее силах изменить это.

Но как? Кейтлин смотрела во вновь застекленное окно, рассеянно наблюдая, как парочка зябликов порхает у кормушки, которую она повесила за окном. Была ли она трусихой всю жизнь? Или это началось семь лет назад, когда ей пришлось почувствовать себя бессильной и слабой? Когда именно она начала бояться любого конфликта? Почему столько лет спустя ее все еще преследует это ощущение беспомощности?

Она встала. Семи лет для такого груза вполне достаточно, решила она. Пора поговорить с Максом, проверить, действительно ли он такой человек, как она думает и надеется. Если он не сможет справиться с тем, что ей придется ему рассказать, ей лучше узнать об этом, чем всю оставшуюся жизнь гадать, что было бы, «если».

– Марта! – высунув голову за дверь конторы, она окликнула рано поседевшую женщину, которая заносила в каталог новые поступления корневых растений.

– Да?

– Ничего, если я поручу вам сегодня все закрыть? Мне надо уйти пораньше.

– Конечно, все будет в порядке. – Марта улыбнулась и махнула рукой в сторону двери. – Ни о чем не беспокойтесь, милочка. Ступайте.

«Ни о чем не беспокоиться?» – подумала про себя Кейтлин. Ей казалось, что на нее свалились все тревоги мира – и все из-за этого человека! Вздохнув, она перекинула через плечо ремешок сумочки и пошла домой.

Едва войдя, она позвонила Донне.

– Я собираюсь поговорить с Максом.

– Давно пора!

– Ты сможешь забрать Джорди?

– Еще бы. Кстати – на тот случай, если ты поздно вернешься домой – почему бы тебе не оставить его у нас переночевать? Патрик будет в восторге.

– Спасибо, Донна, – со вздохом сказала Кейтлин. – Я надеюсь, что поступаю правильно.

– Правда – это всегда правильно. Все уладится.

– Надеюсь. Спасибо, Донна.

Кейтлин осторожно повесила трубку.

Она провела почти полчаса просматривая свой гардероб. Она дважды переодевалась, прежде чем выбрала коротенькую темно-бежевую юбку и вязанный крючком кремовый свитер. Цвета подчеркивали ее карие глаза и белую кожу, а стиль дал ощущение кокетливой женственности. Господь свидетель – ей понадобятся все козыри, думала она, набирая номер конторы Макса.

– Консультации по эффективной работе Шора, ваше время – наше дело. Чем могу вам помочь?

Ну, вперед. Кейтлин откашлялась.

– Я… ну, я хотела бы сегодня во второй половине дня поговорить с мистером Шором.

– Извините, мистер Шор занят всю вторую половину дня. Я буду рада записать вас на возможно более раннее время. Посмотрим – как насчет завтрашнего утра, в одиннадцать тридцать?

У Кейтлин упало сердце.

– Ну что же, наверное, можно.

– Ваше имя, пожалуйста?

– Лав, Кейтлин Лав.

– Мисс Лав? – В голосе секретаря прозвучал новый интерес. – А, кажется, у меня только что отменили одну встречу, и я могу вас поставить на… э-э… скажем, через полчаса?

Сердце Кейтлин, до этого ушедшее в пятки, теперь чуть не выскочило у нее из груди.

– Я приеду.

Приехав к его зданию, она долго стояла у стеклянных дверей в его контору и старалась наладить дыхание. Нахмурясь на свое отражение в стекле, она расправила воображаемую складочку на рукаве, вытерла вспотевшие ладони о юбку. Наконец, решительно сжав зубы, она открыла дверь.

Первое, что она увидела, была высокая стройная брюнетка с глазами Макса. Кейтлин просто молча на нее уставилась, пока та не спросила:

– Мисс Лав?

– Э-э… Да.

Это не могла не быть сестра Макса.

Женщина встала, протягивая руку.

– Привет. Я Пэтси Шор Эллиотт. Я много о вас слышала, – сказала она с откровенным любопытством.

Женщины пожали друг другу руки, потом Пэтси указала на кресло рядом со своим столом.

– Пожалуйста, садитесь. Мой брат сейчас говорит по телефону. Консультация. – Она оперлась локтями на стол и наклонилась вперед. – Так значит, это из-за вас мой брат всю неделю грызет мебель.

Кейтлин почувствовала, как волна краски поднимается у нее из-под воротника к щекам.

– Извините?

– Конечно, в этом нет ничего дурного. Немного пожевать мебель бывает полезно. Зубы становятся острее и все такое прочее.

Кейтлин смущенно заерзала в кресле, не зная, что сказать.

– А почему вы решили, что это из-за меня? – наконец, сумела спросить она.

– Ну, когда мой братец-ворчун прошаркал в контору в понедельник утром, первое, что он сказал – это что если позвонит некая мисс Лав, то чтобы я сказала ей, что его нет в городе. А второе, что он сказал – это исправил первое. Если позвонит некая мисс Лав, то он сам хочет иметь удовольствие сказать ей, что его нет в городе.

Кейтлин сморщилась.

– Извините. Я… я не знаю, что сказать.

Пэтси улыбнулась, поблескивая глазами.

– Вам не надо мне ничего говорить, но я очень надеюсь, что вы скажете что-то такое Максу, что заставит его переменить это его взвинченное настроение раньше, чем на ножках стульев появятся следы зубов.

Несмотря на волнение и смущение, Кейтлин слегка улыбнулась в ответ на непочтительный, добродушный юмор Пэтси. Она решила, что ей очень нравится сестра Макса. Именно в этот момент на столе Пэтси прожужжал селектор, и Кейтлин подпр лгнула от неожиданности.

– Пэтси, – голос Макса в электронном приборе чуть потрескивал, – когда мистер Мак Кенна придет, направь его, пожалуйста, прямо ко мне.

Пэтси заговорщически подмигнула Кейтлин и, нажав кнопку ответила:

– Твой следующий посетитель уже здесь.

– Пусть он входит.

Кейтлин встала и на дрожащих ногах прошла несколько метров до двери в кабинет Макса. Вспотевшая рука скользила по отполированной бронзовой ручке, и ей пришлось сжать ее посильнее, чтобы повернуть. Она оглянулась на Пэтси, которая подбадривающе подняла кверху большой палец.

– Мистер Мак Кенна. – Макс, сидевший спиной к двери, встал и протянул руку. Увидев, кто стоит перед ним, он посуровел, и рука его медленно опустилась. Мгновение он молчал, как будто подыскивая слова, потом официально проговорил:

– Кейтлин, боюсь, что ты зашла в неудачный момент. Ко мне вот-вот должны прийти.

Кейтлин повернулась бы и убежала, если бы в ту секунду, пока Макс еще не успел превратить свое лицо в непроницаемую маску, она не увидела в его глазах искру какого-то чувства – может быть, боли.

– Твоя секретарша вставила меня в твое расписание.

Макс сразу же нажал кнопку на своем селекторе.

– Пэтси, когда придет мистер Мак Кенна, пожалуйста, попроси, чтобы он немного подождал в соседней комнате.

– Видишь ли, Макс, боюсь, что мистер Мак Кенна сегодня вообще не придет.

– Что?

– По правде говоря, я переназначила все твои сегодняшние встречи. А раз у тебя сегодня во второй половине дня так много работы, я ухожу пораньше. Чао!

– Пэтси! Пэтси!

Она не ответила, и он поспешно вышел из своего кабинета, еще успев увидеть подол ее юбки, мелькнувший за закрывающейся дверью. Он с подозрительным взглядом повернулся к Кейтлин:

– И что же вы с моей сестрой придумали?

Кейтлин, у которой пылали щеки, подняла руки.

– Я просто позвонила и попросила назначить мне время приема. А все, что сделала твоя сестра, она сделала по своей собственной инициативе.

– Ну, вот ты и пришла на прием, – прямо сказал Макс. – Что тебе надо?

Его взгляд упал на длинную ногу, маняще открытую короткой юбкой, и он с трудом сглотнул, поспешно отводя глаза. Он раньше гадал, как она будет выглядеть в юбке. Теперь он знает. Такие ноги могут вскружить голову даже самому пресыщенному плейбою.

Ногти Кейтлин впились в миниатюрную сумочку, которую она взяла с собой, но голос оставался ровным.

– Мне надо с тобой поговорить, Макс.

Он прокашлялся, все еще глядя куда-то мимо нее.

– Если это о теплице, то я решил, что было бы, наверное, лучше поручить Эмили Джейн…

– Это не о работе. Это о нас с тобой. – Кейтлин облизала пересохшие губы, безуспешно пытаясь вернуть им влажность.

Взгляд Макса быстро сфокусировался на ее лице.

– О нас с тобой?

Кейтлин кивнула.

– Я… я должна перед тобой извиниться. Я была к тебе несправедлива.

Она говорила так тихо, что Макс еле разбирал отдельные слова, но он разобрал достаточно для того, чтобы ему захотелось подскочить к ней и притянуть к себе. Однако он сдержался, и вместо этого прислонился к двери, запихнув зудящие руки в карманы.

– И?

Черт побери! Он не собирается облегчить ей дело, да? Не то чтобы она этого заслуживала, смущенно подумала она, но он мог бы быть добрее.

– И я… нам надо поговорить.

– Так говори.

– Не здесь.

– Ну что же, так уж получилось, что у меня свободна вторая половина дня. – Слабая тень знакомой ироничной улыбки скользнула по его лицу. – У тебя или у меня?


* * * | Только ты | * * *



Loading...