home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

– Вот ваша рубашка. – Как только сушилка остановилась, Кейтлин распахнула дверцу, схватила рубашку Макса и сунула ему в руки. – Наденьте, пока не простудились.

– Мне ничуть не холодно, – благодушно отозвался Макс. – Особенно теперь, когда вы закрыли окно.

– Наденьте рубашку, иначе я снова открою окно, – процедила Кейтлин сквозь зубы, потом прошествовала мимо него и вышла в холл.

Постучав в дверь ванной комнаты, она просунула туда голову.

– Джордан, ты закончил? А мыло брал? Хмм. Что-то оно сухое. – Она помолчала. – Попробуй еще раз, Джор-ди, и на этот раз с мылом, ладно?

Закрывая дверь, она покачала головой.

– Он часто так?

При звуке голоса прямо у себя за спиной Кейтлин вздрогнула и резко обернулась.

– Вы в порядке? – озабоченно спросил Макс. Лицо ее внезапно стало бледным, казалось, она вот-вот потеряет сознание.

Кейтлин сделала глубокий вдох, цепляясь за дверную коробку.

– Да-да, я в порядке. Я просто не очень приспособлена к неожиданностям. – Ей удалось улыбнуться, но голос ее немного дрожал. – На ваш первый вопрос: да, Джордан старается обойтись без мыла при каждом удобном случае. По-моему, в первом классе идет какое-то соревнование: кто из мальчишек соберет на себе больше грязи.

– И кто лидирует? – легким тоном спросил Макс, хотя его занимательные глаза задумчиво наблюдали за ней.

– Не знаю, но надеюсь, что не Джорди. – Кейтлин была рада, что Макс надел рубашку. – Кстати, я хотела заварить себе чашку чая из трав. Хотите тоже?

– А у вас случайно не найдется кофе?

Кейтлин чуть тряхнула головой. Она так и думала, что Макс из тех, кто пьет кофе. Очевидно, он не знает, как пагубно влияет кофеин на человеческий организм.

– Я посмотрю.

Она заставила себя оторвать пальцы от деревянной коробки двери и вернулась на кухню.

Макс прошел туда следом за ней и встал, наблюдая, как она ставит кипятить чайник, потом – роется в кухонных шкафчиках. Пока у него два интригующих осколка мозаики. Во-первых, Кейтлин не нравится, когда до нее дотрагиваются. Во-вторых, она пугается, когда кто-то без предупреждения оказывается у нее за спиной. Макс немного над этим подумал, и ему не понравилась картина, которая у него получилась. Неужели муж Кейтлин занимался рукоприкладством? Макс никогда не считал себя сторонником физической расправы, но ему бы хотелось, чтобы этот тип попался ему в руки – кто бы он ни был. Десять минут – и он сумеет сравнять счет. Черт побери, ему даже пяти хватит.

Кейтлин не могла не ощущать его внимательных взглядов. По правде говоря, она только что поняла, что всякий раз чувствует, когда Макс на нее смотрит, как будто в ней встроен радар, реагирующий на него. Эта мысль заставила ее нахмуриться. Она поставила перед ним дымящуюся чашку.

– Э-э-э… Я смогла отыскать банку растворимого без кофеина. Я не очень-то помню, когда ее купила, но такое ведь не портится, правда?

Макс слабо улыбнулся и втихую понюхал напиток, чтобы убедиться, что от него не пахнет каким-нибудь неизвестным веществом. Несомненно, она не слишком сильна в кулинарии. Перед его мысленным взором неожиданно мелькнул беспорядок в ее гостиной. И в домоводстве она явно тоже не сильна.

А тут нечто неразличимое телесного цвета, отчасти завернутое в голубое махровое полотенце, выскочило из ванной комнаты, пронеслось по холлу и вверх по лестнице, роняя повсюду крупные капли воды.

– Джордан? – крикнула вслед исчезающей фигурке Кейтлин. – В следующий раз вытирайся, прежде чем выйти из ванной.

Пожав плечом, она протянула руку за шваброй с губкой и промокнула дорожку воды. Подняв глаза, увидела широкую улыбку Макса.

– Ничего себе парнишка, а? – заметил он.

– Да, конечно, – тихо согласилась она. – Иногда он просто ужасный, и хитрит слишком много, но он – самое главное, что есть в моей жизни.

– А ваш… э-э… бывший муж часто видится с Джорданом?

Макс понял, что затронул запретную тему: взгляд ее стал непроницаемым, она отвернулась. Он ожидал, что Кейтлин проигнорирует его неуместный вопрос, но, к его изумлению, она пробормотала:

– Я никогда не была замужем.

В голосе ее слышались нотки вызова: как будто она ждала, что он что-нибудь скажет по этому поводу.

Макс замолчал. Значит, она мать-одиночка. Эта мысль его нисколько не оттолкнула. В наше время, когда существует столько легких вариантов, его восхитило то, что она решила оставить ребенка и растить его самостоятельно.

– Вы его прекрасно воспитываете, – сказал он, мысленно отмечая про себя, что, значит, она не подвергалась рукоприкладству мужа.

– Вы правда так считаете? – Она повернулась и посмотрела Максу в глаза. Лицо ее было серьезным. – Я стараюсь, но иногда приходится трудно. Я хочу сказать: с моим собственным делом и всем прочим, я живу не очень-то по расписанию…

– Он кажется счастливым и здоровым. Он вежлив, дружелюбен и шалит в пределах нормы. Это говорит о том, что у него есть душевный комфорт. Не забывайте, у меня три племянника. Это делает меня специалистом по ребятишкам.

Она чуть улыбнулась.

– А, вот как?

– Можете звать меня просто «Доктор Спок».

Улыбка Кейтлин стала шире.

– О, хотите еще кофе? – Она указала на почти пустую чашку. – В банке еще остался.

– Нет, спасибо. Мне, наверное…

– Мам? – окликнул с лестницы Джордан. – Я уже готов ложиться.

– Хорошо, дружок, – отозвалась Кейтлин. – Я через минутку приду.

– А Макс может прийти попрощаться?

Она бросила быстрый взгляд на Макса, и тот кивнул.

– Да, Джорди.

Они поднялись наверх, и Кейтлин задумчиво наблюдала за Максом, который присел на краешек кровати и с явным вкусом рассказывал Джордану смешную историю. Может, дело было в том, что он проводит много времени с племянниками, но Макс вел себя с Джорданом так непринужденно, так естественно. И, конечно, Джордан безоговорочно откликнулся на его интерес.

Сердце ее немного заныло. Она знала, что Джордан жаждет мужского влияния в своей жизни. Рик старается по возможности включать Джордана в свои мероприятия с сыном, такие, как походы с ночевками и бейсбол на заднем дворе, но это не то же самое, что безраздельное внимание мужчины-отца. Не удивительно, что он так быстро откликнулся на приветливость Макса.

Но ее беспокоило, что в конце концов Джорди будет плохо. В конце концов Макс будет поблизости всего неделю или две. Как будет себя чувствовать Джордан, когда Макс перейдет к следующей работе? Может, ей следует положить этому конец прежде, чем дела зайдут дальше. Не то чтобы у нее были отношения с Максом, но она позволила ему как-то вклиниться в их жизнь. Ей нужно заставить Макса отодвинуться. Она постаралась не обратить внимания на болезненный укол, который причинила ей эта мысль, и смотрела, как Макс дружески обнимает Джордана.

Пока они спускались с Максом вниз по лестнице, Кейтлин молчала, а в голове ее проносились беспорядочные мысли. Ей нужно время, чтобы собраться с мыслями. Она прошла прямо к двери на улицу и открыла ее, безмолвно давая Максу понять, что его просят уйти.

– Спасибо за обед, – сказал он, потом улыбнулся чуть кривовато. – И спасибо за… хм!.. глоток свежего воздуха.

Губы ее изогнулись в ответной улыбке, хоть и чуть заметной.

– Я через пару дней подготовлю ваш контракт. Спасибо, что вы его занесли.

Макс протянул руку и сжал пальцы Кейтлин. Он сделал вид, что не замечает ее деликатных попыток высвободиться, и обхватил ее руку своими ладонями.

– Наверное, я вам должен обед. Как насчет какого-нибудь вечера на неделе? Можете взять и Джорди, если хотите.

Кейтлин почувствовала, что глубоко внутри нее поднимается дрожь: большой палец Макса начал кругами гладить ее ладонь.

– Я… э-э… обед – это необязательно.

– Нет, обязательно. Вы же меня накормили.

Дрожь передалась ногам.

– Считайте, что это была благодарность за то, что вы разрешили Джорди и его приятелям звонить по вашему телефону из машины.

– Для меня было удовольствием разрешить мальчикам звонить по моему телефону. Так что я все же ваш должник.

– Это ничего, – настаивала она, с трудом переводя дыхание. И снова попыталась вытянуть свою руку. – Это был всего лишь сэндвич.

Макс сжал свои теплые ладони, и теперь уже оба его больших пальца массировали чувствительную кожу ее запястья.

– О, но я настаиваю на том. чтобы расплатиться с вами обедом. В какой вечер?

Кейтлин снова потянула руку – и на этот раз смогла высвободиться.

– Спасибо, конечно, Макс, но – нет.

– Как насчет вечером в пятницу?

Он легко не сдавался.

Кейтлин сделала глубокий вдох, потом медленно выдохнула.

– Я не встречаюсь с мужчинами. – Она открыла сетчатую дверь. – Если вы собираетесь завтра прийти в теплицу, вам лучше подождать до второй половины дня. Утра у меня довольно суматошные. Вам, наверное, лучше надеть джинсы и футболку, потому что опять ожидается жара. Доброй ночи, Макс.

Ее неуступчивый тон говорил, чтобы он не испытывал судьбу.

Макс редко поступал так, как ему говорят. Он положил палец ей под подбородок и заставил поднять голову.

– Такой упрямый подбородок, – пробормотал он и легко коснулся губами ее рта. – Но упрямство меня интригует. – Он легко поцеловал ее в нос. – Доброй ночи, Кейт.

– Кейтлин, – автоматически поправила его она.

– Мы увидимся завтра днем. Может, мы сможем решить, где нам пообедать в пятницу.

Он сверкнул улыбкой, легко поцеловал ее в губы и ушел, не дав возможности ничего сказать.

Кейтлин закрыла дверь, потом привалилась к ней спиной. Эти поцелуи были такими мимолетными, что страх даже не успел начаться, так почему же они оказались достаточно долгими, чтобы заставить ее губы все еще ощущать его прикосновение? Каждый раз, когда он прикасался к ней, тело ее предавало ее. Ее груди напрягались и ныли от одиночества. Ее руки, казалось, тянулись к нему, словно под действием магнита. Почему? Что было в этом человеке такого, что заставило ее гормоны работать на форсированном режиме?

Кейтлин продолжала обдумывать этот вопрос, лежа в постели парой часов позже, глядя в потолок. Она ощущала себя ребенком, взявшим поиграть спички. Она знала, что будет больно, и боялась, но все же не останавливалась, зачарованная теплым, ярким пламенем.


* * * | Только ты | * * *



Loading...