home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2


-- Эй, Журава! Ты по-русски понимаешь?

Стройный юноша-официант склонился перед господином Держателем Хаты:

-- Оф кос, понимаю! И еще как понимаю! "Хиячь отседа, козел с пальцами, пока не отодрали!" Здорово, да? Они ему рога хотели отодрать, наверное. Метафорически отъять. Ритуально убить. Велика фэнтезиабельность народа!

-- Что-что? Болтун болтливый! Ничего ты не понимаешь. Господину Дважды Безрукому подал вместо яичницы... что ты ему подал вместо яичницы, дурья башка?

-- Вау! Деликатес... ну, мясное... я опять напутал?

-- Спрашиваешь! Мог бы у Инны уточнить, чего возжелал господин! Твоя сестра прекрасно разбирается в этом.

-- Инь -- специалист по желаниям, -- подтвердил удрученный Журавлик.

-- А? Да, это так... но разве в этом дело? Пора бы и самому знать, что такое яичница и из чего её делают!

Завершив воспитательную процедуру, он поискал взглядом Инну. Вот она, хохотушка! По музыкальному пятачку прогуливается, начала ждет. Ничего в ней не осталось от щуплой девчонки. Юная красотка, благоухая медовыми духами, порхала по заведению, радовала взор и обоняние посетителей. Всюду она успевала, каждого одаряла улыбкой, а в перерывах исполняла вокальные партии под гармоничный бой гитар. Группа "Дип Форест Грин Бэнд" состояла из двух богатырей и трех гномов. Богатыри рвали струны, гномы били по клавишам и барабанам. Народ плясал до изнеможения. А тексты были дикие, мрачные:


Сад невидимых троп

Над обрывом цветет,

Где летучая плазма гудит,

Где всю ночь напролет

На горящий сугроб

Из колодца русалка глядит.

Сад дымящих крестов

Пророс в серных глазах

Зомби-ангела атомных зон,

Что завис в небесах;

Череда его снов --

Один миг, один крик, один стон.

Сад пропащих людей

Не поддастся ловцам.

Зверь, поднявший Полынь к петухам,

Запрещает отцам

Звать умерших детей

И отводит глаза чужакам.


Но Рыбка такое не исполняла. У нее были свои песенки:


В Полесье, у Чернобыля, все люди погорельцы.

От здешнего житья-былья заводятся пришельцы.

Здесь каждый, словно космонавт, пришельца приютит,

Хотя он нежить и мутант, и ночь в себе таит,

И на орбите целый век витает перманентно,

И выглядит как человек, но светится зачем-то.


Смешные песенки пела Рыбка. Смешные, добрые...

Немир поманил ее. Девочка радостно откликнулась на зов.

-- Присаживайся, красавица. Поговорим. А то крутимся с утра до ночи, как заводные, пискнуть некогда.

-- Ну и что? Мне нравится. Как здорово все сложилось! Весь лес каждый день у нас в гостях. Раньше по норам прятались, на соседа косились... А ты теперь совсем другой. Важный такой!

-- Важный? Толстый, ты хотела сказать?

-- Румяный и сильный!

-- Питание хорошее. И свобода... иначе с моей дозой долго не протянешь. Вначале на лекарства все что есть спустишь, потом сгноят потихоньку в лазаретах. Вот и удрал, в лес забурился... Как чувствовал: отстанет смерть! Хоть на время -- да отстанет.

-- Ты смешной! Только скажи: хочу стать здоровее зубра! И все: никаких болезней не останется. Я выполню!

-- А, ну конечно... Хорошая мысль. И вообще все у нас хорошо. Только знаешь что... Нет, не знаешь: слишком молода ещё... Ты хоть целовалась уже?

-- А это мое личное дело! -- отрезала Инна.

-- Да я просто так... Из любопытства. Я, понимаешь, давно уже...

Почему-то отвернулась Рыбка. Вскочила, к окну подбежала. Смеется? Нет, не смеется, молчит. Косы свои струистые к стеклу прикладывает.

-- Понимаешь, я взрослый человек, у меня дом, работа... Да ладно тебе фыркать, ты и сама точно такая же -- хлопочешь, носишься по залу, торты и бифштексы наделяешь вкусом, как только получается у тебя? Дело, работа, хобби, друзья, -- только этого мало. Бог не зря сотворил женщину.

-- Не печалься, повелитель! Нимфы лесные, огненные и озорные; лунные феи, нежные, как лепестки цветов; райские гурии, сладкие-пресладкие, в любви умелые, в беседах искусные, -- кого желаешь ты? Не трать на них сокровенное, просто позови! Никто не устоит перед зовом Держателя!

-- Да не нужны мне твои гурии! Мне другое нужно...

-- Говори, господин!

-- Вон ты какая ехидная... Все господин да повелитель... Ты же знаешь! Все, что мне нужно, это любовь, -- еле слышно сказал Немир. -- Не смотри на меня... ты все знаешь... мысли мои глупые знаешь...

-- Да исполнится воля достойного! -- воскликнула золотая рыбка Инь.

Синь в ее жутких глазах. Яркая, ослепляющая лазурь.

Вначале они целовалась робко, как дети, словно молились.

Потом обнимались жарко и тесно, по-змеиному переплетаясь, -- они стали подростками.

А потом хлынул на них древний, от сотворения мира, огненный дождь; и были они -- Адам и Ева, и грешное Древо шумело над Эдемом.



предыдущая глава | Сказка о мертвяке и Рыбке | cледующая глава