home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22


Двое мужчин держали ее за руки, третий приближался, поигрывая длинным ножом. У них у всех были одинаковые лица: широкие скулы, узкие глаза. Как у тех женщин, что Джен встретила утром у фонтана. Все трое были маленького роста – ниже ее, но гораздо шире в плечах. Тот, что с ножом, сказал что-то высоким голосом на незнакомом языке. Она, естественно, не поняла. Он подошел ближе и наставил нож прямо ей под левую грудь. От него почему-то пахло духами. «Почему они такие злые, – подумала Джен, – и что им надо от меня?» Ответ на последний вопрос она получила через секунду. Тот, что стоял перед ней с ножом, взял свободной рукой ее за воротник и рванул сверху вниз, разорвав тунику до пояса. «О, – подумала Джен, – сегодня я пользуюсь у мужчин бешеным успехом!» Вооруженный негодяй сосредоточенно рвал остатки ее одежды. Она отвела ногу назад и со всего маху двинула ему коленом между ног. Негодяй сильно огорчился, уронил нож на пол, закряхтел и согнулся, держась обеими руками за ушибленное место.

Оказалось, что высвободить руки очень даже легко. Она повернулась сначала к одному мерзавцу и ударила его ребром ладони по кадыку, потом повернулась к оставшемуся. Тот успел поднять с пола нож и, оскалив зубы, наступал на нее. Она сначала ударила его носком ботинка под коленную чашечку, потом поймала за вытянутую вперед руку с ножом, повернулась к нему спиной и сбила с ног ударом локтя, продолжая держать кисть в захвате. Раздался громкий крик и истошный вопль. Она отпрыгнула в сторону и обозрела содеянное.

Один из неудачливых сладострастников катался по полу; второй несостоявшийся насильник стоял на четвереньках и хватал ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег; третий их партнер держался за сломанную кисть и с ненавистью смотрел на Джен.

– Вон отсюда! – крикнула Джен, указывая ему на дверь. – И своих друзей забирай!

Но тот не двинулся с места. Тут Джен краем глаза заметила какое-то движение и повернулась. К ней незаметно подкралась женщина – похоже, одна из встреченных ею сегодня утром. Очевидно, она стояла где-то в стороне, ожидая, пока мужчины получат свое удовольствие. В руке женщина держала тяжелую древнюю сковородку, которых было полным-полно в этом отделе магазина. Джен не успела среагировать, когда сковородка полетела ей в голову и ударила по лбу. Искры посыпались у нее из глаз, но на ногах она устояла и страшно рассердилась. Подбежав к женщине, она со всей силы ударила ее кулаком по носу. Та потеряла равновесие и, к ужасу Джен, упала прямо на Робина. Робин шевельнулся и застонал. Но, прежде чем она успела прийти к нему на помощь, она заметила, что бандит со сломанной рукой взял нож в здоровую руку и снова наступает. Упорный попался, гад! Джен подняла с пола сковородку и стала ожидать нападения. Она отразила удар ножа ручкой от сковородки и, пока нападавший пытался ложным выпадом обмануть ее, просто от души ударила его широким днищем сковородки. Он отлетел в сторону, захлебываясь кровью, шедшей из носа и со лба. Она прыгнула и сломала ему и вторую руку. Потом отошла в сторону и прислонилась к стене. В голове у нее шумело, перед глазами все плыло.

– Так вот, значит, каково хваленое милосердие женщин из Минервы, – произнес мужской голос.

Джен тряхнула головой и повернула голову на звук. В дверях собралась целая толпа. Джен выпрямилась. Впереди толпы приближенных стоял сын герцога, Дарси, которого Джен про себя называла Черный Принц. Рядом с ним стояла его одноглазая сестра. Оба они смотрели на Робина. Их свита состояла из пятерых крепких воинов.

Говорил сын герцога.

– Они первыми напали, – холодно ответила она. – Они хотели меня изнасиловать.

Джен попыталась привести в порядок одежду, но от туники остались одни клочки, и она оставила попытки. Ну и что? Пусть смотрят.

– Женщина тоже хотела тебя изнасиловать? – иронично осведомился принц и приказал свите: – Убрать подонков!

Воины быстро исполнили приказание и вынесли бандитов в коридор. Принцесса подошла поближе к Робину.

– А он, как ни странно, жив, – без выражения сказала она.

– Он умирает! – отрывисто сказала Джен. – Отойди от него! Ты уже сделала все, что могла!

Принцесса удивленно повернулась.

– Я любила его, – с грустью вымолвила она. – Больше, чем кого бы то ни было.

– Я видела, как ты его любишь!

– Он оскорбил меня: говорил, что любит, а сам врал! Он посмеялся надо мной! Он с самого начала решил удрать к этой Небесной Ведьме, Джен Дорвин, твоей хозяйке!

Джен промолчала. Принцесса подошла к ней, внимательно изучая соперницу своим единственным глазом.

– Ты его тоже любила?

– Да.

– И он, конечно, клялся тебе в вечной любви? Искренне небось клялся, так же как и мне. – Она коротко посмеялась. – Девочка, ты мне должна быть благодарна! Я тебя спасла от обманщика!

– Спасибо от меня не дождешься!

Принцесса ударила Джен по лицу. Не для того чтобы избить, а просто чтобы заставить замолчать, но у Джен от этого удара потемнело в глазах.

– Какая непочтительность! Если ты хочешь на верхние этажи, тебе придется спрятать свой норов в карман!

– На верхние этажи? – не поняла Джен.

– Наш главтех, Ламо, хлопотал за тебя перед герцогом. Он хочет жить с тобой. Это он делал, конечно, с твоего согласия?

– А-а-а… – протянула она. – Да, конечно… но… только… Робин… Когда… Робин…

– Отец воспринял хлопоты Ламо вполне серьезно, он к нему благоволит. Но мы с братом сомневаемся и пришли удостовериться, что ты не будешь представлять опасности. И вот убедились в обратном.

– Вы боитесь, что я как-нибудь прирежу вас в собственных постелях?

– Грубо говоря, да, – ответил принц. – Мы не верим тебе. И предупреждаем: веди себя потише, если вдруг отец совершит оплошность и пустит тебя наверх. Если у нас возникнет хоть тень сомнения, мы убьем тебя – так или иначе.

– Я приняла к сведению ваше… – начала Джен, но тут же остановилась, потому что Робин вдруг застонал.

Она быстро села рядом с ним. Его глаза были открыты. Он посмотрел на нее и узнал! Она очень обрадовалась, но его губы стали шептать ее имя! Она закрыла его рот рукой.

– Ш-ш-ш! Тебе нельзя говорить! Береги силы!

Джен надеялась, что никто больше не слышал, что именно шептал Робин.

– Больно, – прошептал Робин. – Как мне больно! – Его голос немного окреп. – Что со мной? Почему так больно?

– Потом, все потом! Береги силы.

К нему подошла Андреа.

– Ты помнишь, что я тебе сделала? – ровным тоном спросила она.

– Перестань! – возмутилась Джен.

Робин нахмурился.

– Андреа? Ты… здесь? Мы… на «Властелине Мордреде»?

– «Властелина Мордреда» больше нет, – в гневе зашипела принцесса. – И все из-за тебя!

Робин явно не понимал ее. Он силился что-то вспомнить.

– Джен… – сказал он. – Кольцо… Где кольцо, которое я дал тебе?

Она протянула ему руку, чтобы он увидел, что она сохранила его подарок.

– Я сначала подумала, что это больше, чем подарок, – сказала Джен, – но, видимо, ошиблась…

Робин, собрав все силы, протянул руку к кольцу.

– Джен… дай… мне…

Кто-то резко рванул ее за плечо и опрокинул.

– Так ты, оказывается, Джен, да? Не Кэтти?

Джен обреченно кивнула. Они слышали, как Робин произнес ее имя. Теперь не отвертеться.

– Джен Дорвин, Небесная Леди, собственной персоной! – закричала принцесса Андреа.

– Какой приятный сюрприз для отца, – сказал принц Дарси. – А вот Ламо будет явно недоволен. Ну, да что поделаешь. Взять ее! Она пойдет с нами!

Когда два солдата подошли к ней, она стала вырываться и кричать:

– Подождите немного! Как же Робин?! Он не сможет без меня! Подождите немного! Дайте ему спокойно умереть!

– Если хочешь, он умрет сию же секунду, – отвечал принц Дарси, вытаскивая свой кинжал.

– Нет!.. Не надо, – испуганно пролепетала она. – Я иду…

– Правильно! – усмехнулся принц, пряча кинжал обратно. – Пусть перед смертью помучается. Пошли.


Герцог приветствовал процессию удивленным возгласом. Он занимал весь самый верхний этаж, вход на который строго охранялся. Он сидел на куче парашютов. Невдалеке на маленьком огне что-то варилось в металлической кастрюле.

– Дети мои, – произнес он, разглядывая почти голую Джен, – что заставило вас прийти сюда в обществе этой непотребного вида женщины?

Дети огорошили отца сведениями о настоящем имени пленницы.

Он, забывшись, вскочил с импровизированного трона.

– Да-да, у меня мелькнуло подозрение, что она не та, за которую себя выдает, но чтобы такая вульгарная особа оказалась на самом деле Небесной Леди, я и представить себе не мог.

– Что ты с ней сделаешь, папа? – спросил принц.

Герцог вздохнул.

– Казню, естественно. Хотя, конечно, жаль губить такую красотку. И Ламо будет недоволен. – Он улыбнулся Джен. – Знаешь, я уже почти согласился отдать тебя Ламо. Да не судьба, видно.

Джен решила не унижаться перед ними.

– Казнить так казнить, – гордо вскинув голову, произнесла она. – Не тяните тогда резину, кончайте скорее.

– Как ты хочешь ее казнить, отец? – спросила Андреа.

– Я думаю, – протянул герцог, почесывая бороду, – через отделение головы от тела.

– Это слишком быстро, – запротестовала принцесса.

– А как ты хотела, кисонька? – недовольно поморщился герцог. – Зарыть ее по шею в муравейник? Насадить на вертел и поджарить на медленном огне? Мы не варвары какие-нибудь. Она была достойным противником и заслуживает почетной казни.

– Какое счастье! – хмыкнула Джен.

Принцесса оглянулась на нее и сказала:

– Ну ладно, пусть ей отрубят голову, но я все равно считаю, что этого для нее мало.

– Откуда в тебе столько ненависти, кисонька? Ты уже, по-моему, давно перещеголяла по этой части свою мать, – сказал герцог с укоризной и повернулся к Джен: – Мне очень жаль, красавица, но правитель обязан следовать традициям, иначе общество рухнет. – Он посмотрел на ее вызывающе торчавшие голые груди. – В других условиях я бы не преминул познакомиться с тобой поближе, детка.

– Не сомневаюсь, – усмехнулась Джен.

– Ну да ладно. Пусть свершится правосудие! Уведите ее! И чтоб все было честь по чести! Проследите, чтоб топор был наточенный!

У Джен ослабли коленки, когда ее вывели из апартаментов герцога. Бравада больше не спасала. Ее больше не забавляла мысль, что ее казнят такой древней казнью. Ей больше не казалось интересным узнать, будет ли голова жить хоть короткое время отдельно от тела. Ей стало плохо.

По пути они столкнулись с Ламо, который сначала удивился, увидев ее в таком виде и в таком обществе, а потом встревожился.

– Куда вы ее ведете? – сказал он и загородил дорогу.

– Освободите дорогу, сэр, – сказал воин, который шел впереди. – Мы ведем женщину к палачу. Приказ герцога!

– К палачу? – ужаснулся Ламо. – А что она такого сделала? В чем ее вина?

– А в том, уважаемый главтех, – ответил принц, шедший следом за воинами, – что она скрывала свое имя. Знаете, кого вы выбрали в спутницы жизни? Небесную Леди, Джен Дорвин!

Ламо был потрясен услышанным.

– Это правда? – спросил он у Джен.

– Видишь ли… Ты прости меня, Ламо… Я… – Тут она прервалась, потому что снаружи послышались ружейные залпы.

Все удивленно прислушались.

Первым опомнился принц.

– К главному входу, быстро! – закричал он.

Все воины сорвались с места и побежали.

– Что происходит? – к ним подходил герцог, на ходу надевая ножны. В левой руке он держал арбалет, отобранный у Джен.

– Судя по интенсивности стрельбы, нас атакуют крупные силы, отец, – сказал принц Дарси.

– Придется пойти самому посмотреть, – поморщился герцог. – А с ней что делать? – посмотрел он на Джен.

– Я отведу ее, – быстро сказал Ламо.

– Нет, я сама ее отведу, – сказала Андреа, вынимая свой кинжал и многозначительно улыбаясь.


Эль Рашад никого в жизни не боялся, кроме Аллаха. Теперь он, кроме Аллаха, трепетал еще и перед чудовищем, которое съело почти две трети его армии и не отставало ни на шаг, преследуя их по пятам. Это чудовище было послано самим Сатаной, чтобы убить его, Эль Рашада; в этом он не сомневался.

Вокруг здания лежало открытое пространство. У самого входа зоркий глаз Эль Рашада различил баррикады и прятавшихся за ними людей. Со стороны баррикад вспыхивали огоньки ружейных выстрелов, пули свистели вокруг него и его людей. Но что значат какие-то пули по сравнению с демоном ада, который идет следом? Не раздумывая, он бросился вперед, увлекая за собой своих людей.

Но их не надо было ничем увлекать. Они сами были рады лучше умереть от пули, чем быть раздавленными гигантской рукой.

И одетые в черное воины ислама бросились вперед, как никогда полные презрения к опасностям войны. Воины герцога, видя такой порыв, сначала отступали в полном порядке, но потом не выдержали и побежали. Воины Эль Рашада на их плечах ворвались в тоннель…


Герцог с сыном как раз подходили к главному входу, когда мусульмане появились в самом здании, оттесняя немногочисленных христианских бойцов.

– Эль Рашад! – присел от изумления герцог.

– Все-таки он пришел, – с досадой процедил сквозь зубы принц Дарси. – Нас преследовал его глайдер; наверное, летчик описал ему место, где мы спрятались.

Тут герцог заметил в толпе самого Эль Рашада. Выражение лица гордого восточного владыки поразило герцога. Такого он не мог себе представить; Эль Рашад был до смерти напуган! Да-да, страх явно выражался во всех его движениях, застыл в глазах, читался в каждой морщинке на лице! Он держал в обеих руках по окровавленной сабле, его одежда также была вся пропитана кровью. В этот момент он заметил предводителя христиан. Их глаза встретились. Герцог поднял арбалет.

– Подожди! – прокричал Эль Рашад. – Остановись! Я предлагаю мир! За нами гонятся! Предлагаю союз! Одним вам не справиться!

– Врет поди! – процедил сквозь зубы Дарси, но его отец думал иначе.

Он понимал, что такого человека, как владыка мусульман, испугать непросто.

– Остановитесь, воины «Властелина Мордреда»! – крикнул он.

Удивленные воины выполнили приказ, недоверчиво косясь на врагов.

– Рука Сатаны настигает нас! – крикнул Эль Рашад. – Надо остановить ее! Разожгите костер!

Герцогу не понравилось упоминание о Сатане. Он верил, что просто так Эль Рашад бы не испугался. Но при чем здесь Сатана? Глупый религиозный фанатик, подумал герцог, наверное, он встретил того змея, которого видел Дарси.

– Успокойся! – крикнул герцог. – У нас достаточно оружия, чтобы справиться с любым зверем, но ты прав, можно и костер разжечь. Далеко ли зверь?

Будто бы в ответ на вопрос герцога один из людей Эль Рашада, стоявший ближе всех к входу в тоннель, дико закричал и стал в панике протискиваться сквозь толпу, не обращая внимания, стоит ли на его пути свой, или чужой. Его товарищи поняли, чего он испугался, и тоже стали пытаться уйти как можно дальше от входа. В результате возникла сутолока, кое-где люди попадали на пол, сбитые с ног паникерами. Получилась куча мала. А герцог почувствовал, как земля дрожит под его ногами. По тоннелю шел кто-то очень тяжелый…

И тут они увидели…

– Боже милостивый! – прошептал герцог. – И правда – рука!

Охваченный первобытным ужасом, он бросил арбалет и побежал. Принц Дарси уже мелькал где-то далеко впереди. Эль Рашад дышал в затылок.


Со стороны главного входа доносились приглушенные крики, которые могли означать все что угодно. Джен молилась, чтобы воины герцога потерпели поражение. Это, может быть, и не облегчило бы ее жизнь, но все-таки хоть ненадолго продлило бы ее.

– Что там, интересно, происходит? – спросила принцесса в пространство, ни к кому особенно не обращаясь.

Принцесса Андреа стояла за спиной Джен, уткнув ей под ребра острие кинжала.

Ламо, глядевший вниз с балкона, молча пожал плечами. Он не произнес ни слова с тех пор, как ушел герцог. Джен все это время играла с кольцом Робина. Он тянулся за ним, явно хотел забрать его у нее, взять в свои руки. Зачем? В свои руки. В свои!

Да, в свои руки!

Догадка молнией сверкнула в мозгу Джен. Она так вздрогнула, что чуть не напоролась на кинжал принцессы Андреа.

– Тихо! – прикрикнула принцесса и снова стала прислушиваться.

Крики, выстрелы… Потом выстрелы прекратились, а крики усилились…

Джен тоже прислушалась. Странные какие-то крики. Они не похожи на стоны раненых. Это вопли смертельно испуганных людей! Джен почувствовала, что ее стражница расслабилась. Тогда пленница резко повернулась и схватила ее за руку, державшую кинжал. Андреа вскрикнула от боли и выронила оружие. Ламо кинулся к ним. Джен с силой толкнула принцессу ему навстречу. Они столкнулись и упали.

Джен побежала. Если ее догадка подтвердится, то они, наконец, вырвутся отсюда.


Глава 21 | Война Небесных Властелинов | Глава 23