home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23


Тира лежала на кровати лицом вниз и горько плакала. Одеваясь, Мило с досадой смотрел на нее. «Наверное, я переборщил», – подумал он. Да, виноват. Точнее сказать, виновато его проклятое тело. Скорей бы уж оно достигло половой зрелости, а то так рехнуться можно от неудовлетворенных желаний. Ну ничего, недолго осталось, несколько недель всего.

Он вышел в коридор и заметил робота-паука.

– Бедная девочка, – сказал робот голосом Эшли.

– Шпионишь?

– А что еще остается делать?

– Я тебе говорил, не высаживай их на землю! Теперь вот, наверно, жалеешь? – укорил он и пошел по коридору.

– Ты куда? – спросила Эшли.

Мило ответил не сразу.

– Наверх, – ответил он, поколебавшись. – Посмотрю на машину.

– Ну сколько можно? – не отставал от него робот-паук. – Как тебе не надоело?

– Мне просто интересно с ней возиться, вот и все.

«А что еще остается делать?» – подумал Мило.

На открытом воздухе было очень жарко. Горячий ветер обжигал лицо, хотя Эшли сбросила скорость до нужной величины.

Держась за поручень, Мило подобрался к машине Робина, спотыкаясь о бесполезные кабели, протянутые к ней по инструкции прежнего хозяина.

– Где мы? – спросил Мило робота-паука, который зачем-то всегда таскался за ним по пятам.

– Не знаю. Сейчас спрошу у Карла… Теуантепек, он говорит. Где-то в бывшей Мексике, если тебе интересно.

– Прекрасно, – пробормотал Мило, оглядываясь.

Остальные корабли флота шли за ними на некотором отдалении. Все, кроме «Властелина Монткальма». Тамошняя Эшли сочла за благо уйти от них от греха подальше вместе со своей командой тунеядцев.

Люк на машине Робина оставался приоткрытым. Роботы-пауки под руководством Карла научились вскрывать машину, но заставить ее работать не могли. А может, не хотели. Может, Эшли приказала Карлу не лезть не в свое дело. Чертова железяка!

Мило залез в люк и устроился в удобном кресле. Уныло посмотрел на неработающий пульт управления и погасшие экраны. Он физически ощущал громадную мощь, заключенную внутри мертвых механизмов, но никак не мог до нее добраться. Печально вздохнув, он стал нажимать разные кнопки на пульте управления.

– Зря стараешься, – сказала Эшли из робота-паука, заглядывавшего внутрь.

Мило решил не обращать на нее внимания. Он поигрался пятнадцать минут, все-таки на что-то надеясь. Вдруг он случайно нажмет нужную комбинацию? Хотя, конечно, надежды очень мало.

– Все, на сегодня хватит, – наконец сказал он. – Ухожу.

Он все равно когда-нибудь заставит машину заработать, но сначала надо как-нибудь перехитрить Эшли…


Он еще жив?

Тяжело дыша после бега, Джен упала на колени рядом с Робином и пощупала у него пульс. Пульс был. Это обрадовало ее.

– Бедный мой! – задыхаясь, сказала она. – Потерпи, скоро мы улетим отсюда!

Она сняла кольцо со своего пальца и надела ему на средний палец левой руки. Потом взяла в свои руки указательный палец его правой руки, поднесла его к кольцу и нажала им на драгоценный камень. Это была последняя надежда. Если кольцо вызывает машину, которая служит только Робину, то, логично рассуждая, оно должно реагировать только на руки и пальцы Робина. Джен очень надеялась, что рассуждает правильно…


Он проверял прочность крепления машины к оболочке, как вдруг почувствовал легкую вибрацию. Да, точно! Машина слегка дрожала! Он случайно нажал нужные кнопки в нужной последовательности и включил машину! Он побежал к люку и заглянул внутрь. Да! Точно! Так оно и есть! Пульт сиял разноцветными лампочками! Он стал залезать в машину, но кто-то схватил его сзади за рубашку и оттащил назад.

– Не пущу! – кричала Эшли.

Мило рванул с себя рубашку и со всей силы лягнул ногой. Не ожидавший такого поворота событий робот-паук не удержался на ногах, упал и полетел вниз, размахивая рубашкой.

– Скотина ты безмозглая! – крикнул Мило вслед падающему роботу. – Да я тебя сейчас на молекулы разнесу, сволочь ты электронная!

Он снова бросился к люку, но опоздал: люк закрывался.

– Нет! – закричал он в совершенном отчаянии.

Машина загудела громче. Канаты крепления стали лопаться. Один из них чуть не задел Мило.

– Нет! – надрывая горло, еще раз крикнул Мило.

Но аппарат пошел вверх, медленно набирая скорость. Мило с тоской следил за ним.

– Вернись! Вернись! – безнадежно шептал он.

На высоте двести футов аппарат резко прибавил скорость и через несколько секунд скрылся с глаз.

Долго еще Мило смотрел ему вслед. Робот-паук его не тревожил. Робот стоял за спиной и молчал, но Мило казалось, что он слышит тонкий голосок:

«Ой, как ты пожале-е-ешь!»


– Как трогательно!.. Перед смертью прийти обручиться с умирающим возлюбленным…

Джен обернулась. В дверях, прислонившись к косяку, стояла принцесса Андреа, тяжело дыша от непривычных для нее физических усилий. В руке она сжимала кинжал. Позади нее стоял Ламо, тоже основательно запыхавшийся.

Андреа вошла и выставила вперед кинжал. Джен отпустила палец Робина и встала, готовясь достойно встретить особу королевской крови. Правильно ли она нажала на камень? Почему не появляется машина Робина? Может, она уже спешит на помощь? А может, в ее рассуждениях кроется какая-то ошибка?

– Принцесса! Не надо! – крикнул Ламо.

Принцесса обернулась к нему.

– Отец приговорил ее к смерти. Его слово – закон! Ты должен помочь мне привести приговор в исполнение. А иначе ты умрешь вместе с ней!

– Помочь?

– Да. Я знаю, она хорошо дерется. Схвати ее и подержи, пока выпущу из нее кишки!

Ламо беспомощно посмотрел на Джен.

– Ну, давай, Ламо! Это приказ!

– Ламо! – спокойно сказала Джен. – Они больше не имеют права приказывать. Кто они такие? Беженцы, как и все остальные. Их время кончилось. Они еще цепляются за старое, но это бесполезно. Посмотри…

Джен показала вниз. Там по спиральной лестнице бежали вверх обезумевшие от страха воины ислама, перемешанные с христианами. Потом они увидели то, что довело бесстрашных воинов до такого трусливого бегства.

– Святая Мария! – прошептала принцесса.

– Человеческая рука! – не веря самому себе, едва вымолвил Ламо. – Такого не бывает!

Рука догнала одного из убегавших и прихлопнула его ладонью как муху. Джен вспомнила, какие истории рассказывал ей Мило о заповедниках, где руководители Генных корпораций разводили себе на потеху фантастических зверей. Но этот монстр превосходил всех, о которых она когда-нибудь слышала – или которых видела.


Сознание Рина не могло никак прорваться сквозь пелену боли. Очень хотелось пить. Он с трудом открыл глаза и застонал. Никто не подошел. Он застонал еще раз.

– Джен…

Она наконец-то подошла. К его удивлению, рядом с ней стояла Андреа. И какой-то мужчина. Они с Андреа были явно чем-то недовольны. Какое-то воспоминание, связанное с Андреа, пыталось всплыть у него из памяти, но он не хотел этого и топил воспоминание, но оно все равно пыталось добраться до сознания.

– Ш-ш-ш… – сказала Джен и приложила к губам свою холодную руку. – Тише!

– Воды… – прохрипел он.

– Милый, потерпи. Нет воды.

Она что-то странное сказала. Ему нужна вода, неужели она не понимает? Ему до смерти хочется пить. Именно до смерти! Хотя стоит ли жить после того, что случилось с ним? Почему все так плохо? Ведь было все так хорошо! Они с Джен должны были улететь на Той, и вдруг… Что случилось потом? Ему нужно было вызвать Той. Почему он ее не вызвал? Голова болела, он попытался вспомнить и не смог…

Он услышал крики. Кто-то кричал совсем рядом. Где он находится? Сначала он решил, что уже умер, попал в ад и его вместе с другими грешниками мучают черти. Но нет, в аду не может быть ничего для облегчения участи, а рядом с ним была Джен. Значит, он еще не умер.

– Джен… – прошептал он и снова впал в забытье.


Герцог, вжавшись в стену, следил за тяжелыми шагами в коридоре. На мгновение шаги затихли, потом послышался тяжелый удар по дверям и дикие крики. Герцог посмотрел на Эль Рашада. Тот закрыл глаза и беззвучно шептал молитву за молитвой. Сегодня Аллаху есть что послушать. Герцог тоже стал молиться, потому что ничего другого не оставалось. Выхода из положения он не видел. Чудовище все равно найдет их.


– Она идет сюда! – со страхом прошептала принцесса.

У Джен перехватило дыхание, когда монстр остановился около фонтана и повернул в их сторону указательный палец. Она повторяла себе, что вид зверя – просто чья-то злая шутка, но не могла избавиться от первобытного ужаса дикаря, встретившего злого духа. Рука ушла на другой этаж. Джен перевела дух.

– Все, я больше не могу, – произнесла вдруг принцесса. – Я побежала.

– Не надо, – предостерег Ламо. – Она бегает быстрее!

Но принцесса не привыкла менять своих решений.

Она вскочила на ноги и убежала. Джен посмотрела ей вслед. И тут случилось невероятное, но долгожданное событие.

Середину зала накрыла тень. Джен подняла голову. Что-то спускалось вниз сквозь пролом в крыше. Сердце Джен чуть не выпрыгнуло из груди. Это прилетела машина Робина!


– Летательный аппарат Робина! – закричал герцог.

– Что ему здесь надо? – сказал принц Дарси.

– Глупец! Это яснее ясного: он прилетел за ним! Скорее, надо перехватить его!

Герцог вскочил на ноги и побежал. На бегу оглянувшись, он увидел, что Дарси следует за ним, а Эль Рашад остался сидеть в углу с закрытыми глазами.

Зверь остановился и нерешительно нюхал воздух. С подобными аппаратами он еще не сталкивался. Герцог был уверен, что добежит до аппарата раньше зверя, тем более что Андреа была ближе к хищнику, чем он, и представляла собой более легкую добычу…


Аппарат подлетел прямо к входу их с Робином жилища и открыл свой люк. Оставалось только войти. Джен попыталась поднять Робина. Она застонал. Надо было торопиться, потому что зверь, конечно, заинтересуется новым предметом и подойдет посмотреть. Она в отчаянии посмотрела на Ламо.

– Пожалуйста! – крикнула она.

Ламо тут же бросился помогать. Вдвоем они быстро потащили тело Робина к аппарату.

– Рин? Что с тобой? – раздался голос из открытого люка.

Женский голос.

Джен вздрогнула, будто натолкнувшись на невидимое препятствие, но быстро опомнилась.

– Робин ранен! Он без сознания!

Они подошли к люку. Джен удивилась, заглянув внутрь и никого не увидев. Это говорил компьютер, поняла она.

– Робину нужна срочная медицинская помощь! Отвезите его куда-нибудь!

– Да, конечно, грузите его. Я отвезу его домой. Кстати, его зовут Рин, а не Робин.


– Беги, Андреа, беги! – закричал принц Дарси.

Герцог оглянулся. Зверь преследовал его дочь. Подгоняемая близкой опасностью, она бежала изо всех сил. «Слава Богу, она уводит его в сторону», – подумал герцог. Тут он увидел, что сын его бросился к зверю, крича и размахивая рукой! «Боже милосердный, – подумал герцог, – он хочет отвлечь внимание хищника от своей сестры! Какой пример мужества и благородства! Надо же, с какой неожиданной стороны порой раскрываются люди, которых, казалось бы, знаешь с пеленок!» Так думал герцог, наддавая ходу.


Джен затаскивала Робина, стоя в летательной машине. Ламо помогал ей снаружи. Втащив расслабленное тело внутрь, она с большим трудом усадила его в кресло. Внутри кабины было мало места. Робин застонал. Джен увидела, что у него между ног расплывается свежее кровавое пятно. Снаружи раздался шум. Она оглянулась. В люке показалось лицо герцога. Он попытался залезть внутрь, но ему помешал Ламо.

– Отойди, смерд! – прорычал герцог. – Как ты смеешь!

– Но сир! Там больше нет места!

– Глупец! Надо выкинуть эту парочку, тогда место найдется!

Джен лихорадочно проговорила:

– Машина! Закрой люк!

– Только после того, – спокойно ответила машина, – как ты уйдешь. Я не могу взять тебя на базу. Это запрещено.

Джен поникла головой. В душе она ждала чего-нибудь подобного и не очень удивилась ответу машины. Она посмотрела на вход. Его никто не загораживал. Снаружи; раздавались звуки борьбы. Видимо, Ламо дрался с герцогом. Она вздохнула. Спор с компьютером никогда не приводит ни к чему хорошему. Только к потере времени, которого может не хватить для спасения Робина.


Крики и взмахи Дарси возымели свое действие. Зверь оглянулся, и короткая передышка позволила Андреа добежать до колонны и спрятаться за ней. Но, потоптавшись немного на месте, монстр решил сначала разобраться с тем, кто поближе.

Сев на обрубок запястья, зверь поднял вверх все свои пять пальцев и обхватил колонну, за которой пряталась Андреа. Колонна зашаталась и рухнула. Раздался крик Андреа, но он был заглушен мощным грохотом обрушившегося прямо на зверя балкона. Поднялись тучи пыли. Размахивая мечом и выкрикивая имя сестры, Дарси нырнул в пыльное облако.

Он надеялся, что каменные обломки убьют чудовище, но напрасно. Они только придавили его, и оно ворочалось под ними, стараясь высвободиться. Андреа нигде не было видно. Дарси приблизился к чудовищу. Оно отвратительно воняло. Усилием воли он заставил себя подойти еще ближе и ударить мечом по кончику мизинца гигантской руки. Меч погрузился вглубь на несколько дюймов и застрял. Нет, не стоит и пытаться воевать с ним. Зажимая нос, Дарси отошел и стал искать сестру. Она лежала недалеко, вся засыпанная пылью, слегка придавленная некрупным обломком. Здоровой рукой он вытащил ее и стал трясти, уговаривая:

– Очнись, Андреа! Нам надо идти, очнись!

За его спиной чудовище заворочалось активнее. Наверное, шок у него проходил. Скоро оно выберется, и тогда…


Джен пробралась к выходу и увидела, что герцог оседлал Ламо и пытается заколоть его кинжалом. Ламо сдерживал руку герцога, герцог давил, и острие кинжала постепенно приближалось к груди Ламо. Если она не поможет сейчас Ламо, он умрет. Но только она намеревалась выпрыгнуть из люка, как ее позвал слабый голос:

– Джен!

Она быстро вернулась назад. Робин лежал с открытыми глазами, с ясным, как никогда еще за последние дни, взглядом.

– Ты вызвала Той, Джен!

– Да, Робин, я догадалась, как использовать кольцо… Но прощай, я должна идти, иначе компьютер не закроет люк…

– Подожди, Джен!.. Той! – крикнул он и скривился от боли, снова закрыв глаза.

Джен решила, что он снова потерял сознание, но ошиблась.

– Да, Рин, – сказала Той. – Нам надо скорей возвращаться. Согласно показаниям моих датчиков, ты серьезно ранен.

– Той! Я тебя программировал. Теперь ты сделаешь так, как я скажу. Слушай внимательно: я приказываю тебе выполнять все распоряжения этой женщины, как мои собственные. Ее зовут Джен… Джен, скажи что-нибудь!

– А что сказать?

– Спасибо, этого достаточно. Той, ты записала ее голос?

– Да, Рин. Но на Шангри Ла ей не обрадуются.

Робин не ответил. Он сделал все что мог и отключился.

– Той! – скомандовала она, пытаясь устроиться поудобнее. – Закрой люк!

– Как прикажешь, – ответила Той.

Джен подвинула Робина и втиснулась в кресло рядом с ним.

– Той! Покажи мне, что делается снаружи.

Засветились экраны визуального наблюдения. На одном из них она увидела герцога и Ламо. Ламо лежал на земле с кинжалом в груди, воткнутым по самую рукоятку. Герцог стоял рядом и что-то беззвучно кричал ей, размахивая руками.

– Поднимись повыше, – приказала Джен.

Она разглядывала экраны, пока не заметила на одном из них зверя. Он преследовал двоих людей, в которых она признала детей герцога, принца и принцессу. Средний палец чудовищной руки был поврежден. Зверь хромал, но все равно двигался быстрее, чем еле-еле плетущаяся парочка.

Какое-то время она молча наблюдала за этой сценой, потом спросила:

– У тебя есть оружие на борту?

– Да.

– Убей, пожалуйста, эту сволочь.

– Которую из трех?

– Самую большую.

– Хорошо.

Той развернулась и чуть вздрогнула. Джен увидела, как что-то пролетело по воздуху, оставляя за собой дымный след, и вонзилось в зверя. Зверь остановился и вопросительно поднял вверх указательный палец. В ту же секунду раздался мощный взрыв, разорвавший сатанинскую длань на тысячи кусков. Взрывная волна сбила детей герцога с ног, но Джен уже не интересовалась их судьбой. Она приказала Той вылететь из здания через дыру в крыше. Едва они вылетели, как здание рухнуло. Но какое теперь им дело до всех остальных?

– Лети домой, Той! – сказала Джен.


Глава 22 | Война Небесных Властелинов | Эпилог