home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2


Барон Спранг вошел в Тронный зал и отвесил герцогу дю Люка подобострастный поклон.

– Ваша жена просит вас об аудиенции, сир, – сказал барон.

Герцог скорчил такую гримасу, будто наступил на свежую коровью лепешку, и свернул в рулон карту, которую перед тем внимательнейшим образом изучал.

– Господи, только не это! Скажи ей, что я не в себе. Нет, что я умер. Да, именно, что час назад я умер от тяжелого обморожения. – Он поплотнее закутался в свою теплую мантию. – Тем более что это недалеко от истины.

Температура стремительно падала, и чем дальше на юг, тем стремительней. Главный техник доложил, что с этим ничего не поделаешь, поскольку вся энергия должна идти на поддержание температуры газа в накопителях. Иначе в арктических условиях неисправному Небесному Властелину не удержаться на нужной высоте.

– Что ей нужно, о Господи?

Барон Спранг подошел поближе к трону.

– Она хочет довести до вашего сведения, что ее лазутчики раскрыли заговор среди свободных граждан в Пилктауне.

– Глупая баба, – вздохнул герцог. – Всюду ей мерещатся заговоры. Когда наконец это кончится?!

Барон позволил себе возразить.

– Но, сир, может быть, в данном случае, стоит прислушаться к предупреждению? Мои агенты в один голос доносят о возможности беспорядков на корабле. Люди недовольны экспедицией. И даже некоторые представители благородного сословия…

– Ты думаешь, я ничего не знаю, дружище Спранг? Уверяю тебя, я уже давно с грустью наблюдаю за всем этим. Но что я могу поделать? Ты же знаешь, у меня нет выбора.

– Да, сир, я-то знаю, но вот другие…

– И слава Богу, мой дорогой барон. Не хватало еще, чтобы все узнали, что мной, великим самодержцем «Властелина Мордреда», вертят как хотят четверо сумасшедших.

Он показал рукой в черной перчатке на большое, во всю стену, окно слева от него. Там можно было разглядеть ближайшего из четырех остальных Небесных Властелинов, «Властелина Монтесуму».

– Вот если это случится, мы действительно получим бунт на корабле.

– Да, сир. Но я боюсь, что и без этого опасность бунта будет постоянно возрастать. Экспедиция слишком затянулась. Мы вынуждены урезать пайки, люди боятся вылетать так далеко за пределы наших владений. Не говоря уже о холоде.

Герцог кивнул.

– Но я уверен, что эта придурочная охота черт знает за чем долго не продлится. Эти идиоты скоро поймут, что они ищут то, чего больше нет, если это вообще когда-либо было. У них тоже, наверное, кончается провизия и начинается смута.

– Да, вы совершенно правы, сир.

– Ладно. Теперь ступайте к моей супруге и скажите, что я занят неотложными государственными делами и, быть может, завтра уделю ей некоторое время, если, конечно, дела не помешают.

Барон Спранг еще раз поклонился и вышел. Герцог откинулся на спинку трона и стал думать о своей жене, особе, доставляющей ему одни неприятности. И чего ей все неймется? Разве ей мало того, что она имеет: роскошные отдельные апартаменты, громадное содержание, драгоценности и наряды, толпы любовников… Что ей еще нужно? Но он, конечно, знал, что ей нужно. Власти! Она познала ее вкус, когда вышла замуж за его старшего брата, а власть, особенно власть верховная, – это, как известно, такое яство, после которого вся прочая еда кажется отвратительной жвачкой. «Бедный брат, – подумал дю Люка. – Это же самое блюдо сделало тебя параноиком! Ах, Джин, как ты мог поверить, что я, Парис, замышляю убить тебя и занять трон? Это же просто смешно. У меня никогда не было никаких притязаний, я был совершенно счастлив, ведя беззаботную жизнь богатого повесы, но когда слухи о твоих подозрениях дошли до меня, ничего другого не оставалось; как ударить первым, чтобы просто остаться в живых».

После победы над Джином на пути Париса встала жена Джина, герцогиня. Он поставил перед ней ультиматум: либо она выйдет за него замуж и отойдет от активной общественной деятельности, либо разделит участь своего покойного мужа. Она выбрала первое, но ее так называемый «отход от активной деятельности» порой доводил новоявленного герцога до белого каления…

За двойной дверью возник какой-то неясный ропот. Кто-то посмел заговорить, более того – вступить в препирательства с его личной охраной. Он различил женский голос и стал молиться, чтобы Бог избавил его от объяснения с женой.

Двери открылись, и в Тронный зал действительно вошла женщина, но не жена его, а дочь, Андреа. Двадцатидвухлетняя красавица, сокрушительница мужских сердец. Вся в него, от матери почти ничего: волосы черные, как смоль, карие глаза пантеры, широкие скулы и смуглая оливковая кожа. Был, правда, один изъян – маленький, как и у ее матери, рот; когда она сердилась (а сердилась она очень часто), ее губы сжимались в тонкую, почти невидимую линию…

– Папа, я замерзла! – сказала она возмущенно. – И не я одна! Это уже чересчур! Посмотри, у меня пар изо рта идет!

И в доказательство она шумно выдохнула.

– Кто это «мы», кисонька? Ты имеешь в виду свою компанию великосветских оболтусов? Это они, конечно, подбили тебя пойти ко мне, несмотря на строжайший запрет?

Она покраснела.

– Оставь в покое моих друзей! Они здесь ни при чем! Я пришла сама. Мне все это осточертело. Сколько я ни напяливаю на себя, мне все равно холодно!

Он посмотрел на ее тонкую меховую накидку. Действительно, надеть что-нибудь плотное, скрывающее великолепную фигуру, казалось немыслимым надругательством над собой, но, увы, в это тяжелое время все должны нести свою долю лишений.

Он улыбнулся ей и сказал:

– Кисуля моя, потерпи еще немного, скоро мы повернем домой, на север.

– «Немного» – это сколько? – прищурилась она.

– Ну, – невнятно хмыкнул он, – денек-другой.

– А почему бы тебе не повернуть «Властелина Мордреда» прямо сейчас, а? Пошли их к черту! – Она указала рукой в окно на летевшего рядом Небесного Властелина. – Пусть сами ищут свой идиотский клад, или на чем они там помешались!

– Это пока невозможно, доченька, – замурлыкал он сладким голосом, как делал всегда, когда надо было кого-нибудь срочно уговорить.

Обычно это действовало безотказно, но только не на его жену и дочь. И сейчас тоже номер не прошел. Дочь надменно вскинула голову и гневно уставилась ему прямо в глаза.

– Папуленька, – передразнила она отца, – почему невозможно, черт возьми!

– Это дело чести, дорогая. Я дал слово.

Это, конечно, было не главное. И Андреа, судя по выражению глаз, ему не поверила. Но тут двери снова открылись, на этот раз к большой радости герцога. Это вернулся барон Спранг. Он поклонился сначала герцогу, потом его дочери.

– Сир, у меня для вас важное сообщение, – сказал он, глядя прямо на Андреа.

– Ты можешь идти, киса, – сказал герцог.

– А ты сделаешь что-нибудь, чтобы я не мерзла?

– Это невозможно, к сожалению. Пока. Потерпи немного.

– Ну хорошо же! – мстительно усмехнулась она. – Тогда я сама о себе позабочусь! Знаешь, что я могу? Я могу взять кого-нибудь к себе в постель для согрева! А если все равно будет холодно, то и второго!

Она повернулась к барону.

– Вы как, не против сослужить службу любимой дочери своего суверена?

Барон Спранг слабо улыбнулся ей и наклонил голову, стараясь спрятать лицо в своей большой рыжей бороде. Несмотря на все усилия учителей, на порку и запугивания грядущими адскими муками, воспитать из нее скромницу так и не удалось. Андреа стала активно искать случая потерять девственность начиная с пятнадцати лет. В этом отношении она была вылитая мать, и, как докладывали герцогу, его дочурка не пропускала мимо себя ни одного сколько-нибудь заметного гульфика, тщетно пытаясь утолить свой постоянный сексуальный голод.

Герцог, улыбаясь, сказал:

– Я могу предложить другой способ, более эффективный: публичная порка перед строем твоих друзей-недоносков. Очень простой и доступный способ, не правда ли?

– Ты не посмеешь! – крикнула она, но, однако, без особой уверенности.

– Оставь нас! – приказал он, повысив голос.

Андреа явно не хотела уходить, но благоразумие победило, и, гневно сверкнув напоследок глазами, она величаво удалилась.

Герцог вздохнул.

– Тяжела родительская ноша, а? – сказал он барону Спрангу.

Барон дипломатично промолчал.

– Ну ладно, что там у вас за важное сообщение?

– Наблюдатели приняли сигнал с «Властелина Монтесумы». Вас приглашают на совещание, которое состоится на «Мече Ислама» в шестнадцать ноль-ноль.

– Опять? – вскричал герцог, сильно встревожившись. – О Господи, зачем? – Он посмотрел на главные корабельные часы. – Меньше чем через два часа?

Он сжал кулаки, чтобы не показать, как у него затряслись руки.

– Могу я отказаться, как вы думаете?

– Я бы не советовал, сир. В нашем положении не приходится выбирать.

– Да я и сам знаю, – вздохнул он. – Черт побери… Подготовьте все. И, конечно, вы поедете со мной, барон.

– Слушаюсь, сир.

Герцог в расстройстве посмотрел в окно.

– Черт побери… – снова выругался он.


Через час с четвертью герцог дю Люка шел не без труда по самой верхней палубе «Властелина Мордреда». Сопровождаемый бароном Спрангом и двумя самыми верными рыцарями, он направлялся к большому глайдеру, который уже готовили для катапультирования многочисленные техняги. Холодный пронизывающий ветер гулял по необозримой покатой спине «Властелина Мордреда», стараясь сдуть с нее все, что плохо держится; даже самого герцога дю Люка он не постеснялся бы сорвать вниз, если бы тот не цеплялся изо всех сил за поручни. Несмотря на толстый шарф, закрывавший его лицо, холод в союзе с ветром все равно щипал герцога за щеки и наполнял его глаза слезами. Так что он испытал настоящую радость, оказавшись, наконец, в кабине глайдера. Пилот уже сидел на своем месте за подозрительно простым пультом управления. Он повернулся и отдал честь.

– Все готово, сир.

Усаживаясь в кресло и застегивая пряжки ремней безопасности, герцог спросил:

– Как нынче погода? Благоприятствует?

– Не совсем, сир. Но беспокоиться не о чем.

– Кому как, – шепнул герцог барону, который устраивался позади суверена.

Герцог очень не любил летать, хотя провел в воздухе почти всю свою жизнь. Он не считал, что «летает» на «Властелине Мордреде», нет, он относился к своему исполинскому кораблю как к земной тверди.

Техняга закрыл люк. Пилот согласно инструкции спросил, все ли пристегнулись, и дал дежурному сигнал на включение катапульты. «Поехали!» – объявил он.

Герцог закрыл глаза. Его вдавило в кресло, когда глайдер стремительно рванулся вперед. Этот момент ему особенно не нравился.

– Мы уже взлетели, сир, – услышал он близкий шепот барона.

Герцог открыл глаза и увидел далеко внизу быстро удалявшийся сигарообразный корпус «Властелина Мордреда». Он почувствовал легкое головокружение и тошноту. Пилот стал маневрировать, стараясь набрать нужную высоту перед началом длительного снижения, ибо до «Меча Ислама» путь был неблизкий. Герцог снова закрыл глаза и постарался представить себе, что он на самом деле не в глайдере, а на корабле.

Девять недель назад плавное течение жизни было прервано; хотя оно, конечно, было не таким уж и плавным: судя по всему, зараза потихоньку все-таки проникала каким-то образом в его владения, и к тому же наземцы стали выходить из подчинения. Но это была ерунда по сравнению с главной неприятностью: в конце концов шестой двигатель полностью вышел из строя. Техняги рапортовали, что попытки починить его, несмотря на все старания, не увенчались успехом. Потеря «шестерки» означала, что на «Властелине Мордреде» осталось всего четыре работающих двигателя. Маневренность корабля существенно снизилась, а его максимальная скорость упала до тридцати миль в час.

Таким образом, когда семь недель назад четыре других Небесных Властелина вторглись в его воздушное пространство, «Властелин Мордред» мало что мог им противопоставить. Герцог с минуты на минуту ожидал массированных атак глайдерами. Он давно опасался, что Небесные Властелины снова затеют междоусобицу, как много лет назад. Зараза все сильнее распространялась по земле, наземцы бунтовали, и Небесным Властелинам, оставшимся без дани, без средств к существованию, ничего не оставалось, как вырывать друг у друга технику, оставшуюся от эпохи, когда миром правила Старая Наука. Он и сам был бы не прочь поживиться чужим добром, но поломки обрекали его на роль аутсайдера. Однако, к его удивлению, корабли неприятеля просигналили о мирных намерениях. И вместо армады глайдеров к нему подлетел всего один.

На борту глайдера прибыл посол. Он предстал перед герцогом и передал ему приглашение на переговоры с четырьмя Небесными Властелинами о деле величайшей важности. Три Небесных Властелина прилетели из Южной Америки. По пути к ним присоединился еще один Властелин, «Меч Ислама», правивший территорией, где когда-то была страна под названием Алжир. Далее они пошли на север и вот вступили в контакт с «Властелином Мордредом». Они приглашают его, герцога дю Люка, присоединиться к ним в – борьбе с могущественным противником, который набирает силу в северной части Америки. Когда герцог попросил более подробной информации о противнике, посол обещал, что Небесные Властелины расскажут ему все, что знают, но на переговорах, и попросил его тщательно обдумать предложение.

С большой неохотой, полный мрачных предчувствий, герцог, тем не менее, отправился с визитом на «Властелина Монтесуму», где и состоялась общая встреча Небесных Властелинов. Встретились следующие высокопоставленные лица: Эль Рашад с «Меча Ислама», принц Карракас с «Властелина Монтесумы», лорд Мацатан с «Властелина Мацатана» и лорд Торрес с «Властелина Омтепека». Герцог не доверял ни одному из них, но особенно – Эль Рашаду. Мусульманин не особенно скрывал, что презирает христиан и что лишь серьезная опасность, общая для всех, вынуждает его якшаться с неверными.

Герцог дю Люка не сразу понял, на чем зиждется этот противоестественный союз, сначала он не верил в его возможность и подозревал какой-то подвох. Оказалось, что в Северной Америке невероятным образом года два назад появился новый Небесный Властелин, подчинивший затем себе всех остальных Властелинов этого региона. Интересно, что на новом Властелине правила женщина по имени Минерва, и она собиралась завоевать весь мир, уничтожив тех, кто не согласится признать ее верховную власть.

Герцог поинтересовался, откуда мог взяться новый Небесный Властелин? Не от нечистой ли силы? Ответ удивил его, потому что звучал вполне правдоподобно. Небесные Властелины с самого начала по каким-то высшим соображениям Старой Науки строились в открытом космосе; это он помнил из школьных уроков истории. Небесные Властелины откуда-то получили сведения, что эта женщина каким-то неизвестным способом передала сигнал в космос на фабрику по производству летательных аппаратов, где на складе готовой продукции сохранился один-единственный невостребованный Небесный Властелин. Он автоматически, под управлением компьютера, слетел на Землю. Женщина взяла себе новехонький, без единой царапины корабль с современным оборудованием и начала борьбу за власть.

Все еще с оттенком скепсиса герцог спросил, надежны ли источники полученной информации. Ему ответили, что некоторые воины с двух Небесных Властелинов решили парашютироваться на землю, чтобы не подчиниться этой женщине. Они шли по земле мелкими группами, пока не достигли владений «Властелина Омтепека», граничащих с территорией, которую раньше называли Центральной Америкой. Захваченные и допрошенные поодиночке, они в один голос поклялись, что говорят правду. В их показаниях не было противоречий, поэтому лорд Торрес им поверил. И поскольку, судя по всему, он был избран в качестве первой жертвы, то решил не дожидаться нападения, а ушел в бега и активно занялся поиском союзников. По пути на юг он прошел сначала владения «Властелина Монтесумы», а потом «Властелина Мацатана».

Герцог дю Люка поинтересовался, почему тройка Небесных Властелинов, объединив свои усилия, не попыталась задавить незваного гостя численным превосходством? Выслушав ответ, он чуть не поперхнулся. Она, оказывается, умела напрямую управлять лазерной защитой!

– Не может быть! – вскричал он.

Лазерная защита работала автоматически, уничтожая приближающиеся к кораблю объекты, не содержащие живой материи, такие как снаряд, ракета или даже пуля. Но против управляемых людьми глайдеров она не действовала. Если женщина сумела добраться до механизма управления лазерной защитой, то это… невозможно себе представить!

Но остальные Властелины подтвердили, что сведения верны. У них есть независимые показания многочисленных свидетелей, что эта ведьма использует лазеры не только против глайдеров, но и против самих кораблей!

Глубоко потрясенный, герцог спросил, имеет ли смысл сопротивляться такому неслыханному могуществу, вполне достаточному для мирового господства.

Властелины согласились, что положение очень серьезное, и именно поэтому они решили покинуть Центральную и Южную Америку и совершили перелет через Атлантику, не дожидаясь нападения нового Небесного Властелина, которое непременно состоится после неизбежной победы над Властелинами Северной Америки. Поэтому они пересекли океан и заключили союз с Эль Рашадом в надежде, что Властелины Старого Света помогут дать отпор взбесившейся Небесной Ведьме.

Этому герцог совершенно не поверил. Американские Властелины просто бежали от опасности, не думая ни о каком «отпоре», это было ясно как Божий день. Наверное, они решили отвоевать земли у какого-нибудь другого Властелина, но на их несчастье сразу напоролись на «Меч Ислама». Они, конечно, предприняли массированную атаку глайдерами, и это им дорого обошлось, потому что они не привыкли иметь дело с фанатиками-мусульманами. Вторжение не удалось, и, потеряв в ожесточенной борьбе многих бойцов, они с трудом добились перемирия и объяснили причины своих враждебных действий. А Эль Рашад признал обоснованность их поведения и сказал, что знает, как обуздать Небесную Ведьму.

На сей раз герцог поверил. По словам Эль Рашада, в его архивах сохранились древние документы, составленные перед самым началом Генных войн и содержащие данные о большой научной станции, построенной под антарктическими льдами. Архивариусы Эль Рашада утверждали, что если база не разрушена, в ней осталось многое из того, что было утеряно и забыто земными учеными и инженерами. Эль Рашад предложил найти базу и заключить с ее обитателями соглашение, чтобы они помогли Властелинам справиться с Небесной Ведьмой.

Поскольку они пролетают над территорией герцога, им необходима его помощь. Запасы провианта у них уже на исходе, а Эль Рашаду отлично известно о хороших урожаях на этих землях, лишь немного тронутых болезнями. Если он им поможет, то они позволят ему присоединиться к их экспедиции на юг.

Герцог дю Люка слушал последнюю часть обращенной к нему речи с все возрастающей тревогой. Во-первых, его усталых подданных вряд ли обрадуют дополнительные поборы. Во-вторых, он вовсе не рвется в экспедицию. Сомнительную и опасную. Он не верил также и в искренность приглашения к сотрудничеству. Они же могут в любой момент просто присвоить его земли. Зачем же звать его в союзники? К чему ломать комедию? А впрочем, зачем впустую ломать голову? Все равно дело табак. Даже если он откажется, Властелины силой заставят его подчиниться. Поэтому он постарался улыбнуться и сказал:

– Глубокоуважаемые друзья мои, Небесные Властелины! Вы оказываете мне великую честь. Я с большим удовольствием принимаю ваше предложение и уверен, что сотрудничество приведет нас к успеху.

А про себя он сразу стал прикидывать, как бы поскорее выйти из игры. Если еще не поздно.


Глава 1 | Война Небесных Властелинов | Глава 3