home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4


– Начинаем снижение, сир, – прошептал барон Спранг.

Герцог дю Люка открыл глаза. Далеко внизу был виден маленький силуэт «Меча Ислама». Неужели это тот самый огромный Небесный Властелин? Его охватил страх. Он привык, что Небесный Властелин – это целый мир, в котором можно прожить всю жизнь, ни разу не покинув его, что Небесный Властелин – это твердая опора под ногами, надежная и послушная воле капитана. Но, всякий раз взглянув со стороны, он понимал, что корабль – это ничтожная песчинка, особенно на фоне волн бескрайнего моря.

Пилот глайдера и в самом деле начал снижаться по пологой посадочной спирали. Герцог, борясь с тошнотой, с трудом заставил себя посмотреть вниз. От страха у него засосало под ложечкой. Глайдер подозрительно скрипел, и сердце герцога замирало в предчувствии, что он вот-вот развалится на куски.

«Меч Ислама» быстро рос и вскоре занял собой все пространство. Герцог перевел дух, ибо все возвращалось на свои места: не было ничего в мире более величественного, чем Небесный Властелин. Кроме того, даже ему, неискушенному в управлении глайдером, стало ясно, что за пультом сидит настоящий ас.

Через минуту глайдер делал заключительный круг над «Мечом Ислама», который приостановился, повернув хвост по ветру, чтобы помочь приземлению. Явно желая продемонстрировать свою лихость, пилот сел точно на начало взлетно-посадочной полосы. У герцога снова перехватило дыхание, когда глайдер подпрыгивая понесся по палубе, но пилот и из этой ситуации вышел с честью: он быстро и резко затормозил, так быстро, что остановился в двадцати ярдах от страховочной сетки, поставленной, чтобы менее умелые летчики не свалились в море. Невдалеке стояли еще три глайдера других типов.

– Чистая работа! – с чувством похвалил пилота герцог. – Если назад отвезешь так же, будешь получать двойной паек в течение месяца. – Техняги (или как они здесь называются) «Меча Ислама» спешили к глайдеру. За ними шел почетный караул в черных мундирах с красными разводами. Первыми из глайдера вылезли рыцари охраны герцога, тоже весьма внушительные на вид: в серебряных кольчугах, каждый с двумя пистолетами сорок пятого калибра в наплечных кобурах. За рыцарями выкарабкался барон Спранг, который помог вылезти герцогу. Один из исламских гвардейцев вышел вперед и склонил голову перед герцогом. Его лицо закрывал, как и у всей гвардии, черный шлем, оставлявший незащищенными только глаза.

– От имени моего повелителя, Эль Рашада, приветствую вас на борту «Меча Ислама», – произнес гвардеец с легким акцентом. – С вашего разрешения, я провожу вас.

Герцог кивнул. Почетный караул выстроился ровными колоннами справа и слева от высоких гостей и церемониальным маршем двинулся вперед по проходу, ограниченному с двух сторон поручнями, по направлению к ближайшему люку.

Сначала они спускались в лифте между двумя огромными газовыми накопителями, затем мимо улиц, заполненных людьми и животными. Герцог скривился: как все-таки смердит от здешних обитателей. Но больше запаха его поражало количество пожилых людей. Жители «Меча Ислама», будучи последователями одной из самых суровых сект, не признавали Первичный Стандарт, в частности, они сознательно не вмешивались в «естественный» процесс старения, хотя герцог дю Люка никогда не понимал, о какой «естественности» может идти речь, когда люди спокойно наблюдают за ухудшением собственного физического состояния, и даже угроза отвратительной смерти от старческих немощей не подвигает их на сопротивление времени.

Некоторые лица в толпе, несомненно, принадлежали очень старым людям, и он пытался не думать о том, какие безобразные тела скрываются под их одеждами. Наверное, женщины у них тоже достигают столь же преклонного возраста, но они, слава Аллаху, не показывают своих лиц. Он поспешно отогнал от себя кошмарные видения увядших женских тел.

Процессия плавно втекла в богато украшенные ворота, мимо вооруженных до зубов стражников, и очутилась во внутренних владениях Эль Рашада. Герцог уже бывал здесь, но так и не освоился во всех этих бесконечных коридорах, поворотах и занавешенных коврами потайных дверцах, ведущих в резиденцию повелителя мусульман. Когда герцог вошел, все остальные уже сидели на пуфах, скрестив ноги, за низким овальным столиком посередине огромной залы, искусно драпированной коврами так, чтобы создавалось впечатление, что они находятся внутри огромного арабского шатра. За спинами Небесных Властелинов застыли их советники.

Все присутствующие повернули головы в сторону вошедших. Эль Рашад сидел во главе стола, он первым приветствовал герцога.

– Ага, вот и наш христианский друг пожаловал. А то мы уже начали опасаться, что вы, к нашему великому сожалению, попали в катастрофу.

«К нашему великому сожалению? Так я и поверил», – подумал про себя герцог, неуклюже садясь за низкий столик. Эль Рашад не считался с обычаями своих гостей и заставлял всех сидеть по мусульманскому обычаю. Герцог предполагал, что он делал это не без задней мысли, лишний раз подчеркивая свое доминирующее положение в их противоречивом альянсе. Барон Спранг занял место за спиной герцога.

Герцог старательно улыбнулся хозяину «Меча Ислама», который, как всегда, был с большим вкусом одет. На этот раз он был в черной, с кроваво-красными разводами мантии.

– Благодарю вас за любезное приглашение. Глубоко тронут оказанной честью.

Он говорил на американо, общеупотребительном языке, представлявшем собой смесь английского и испанского.

По ястребиному лицу Эль Рашада пробежала тень – так много сарказма вложил герцог в сухие протокольные слова. Затем Эль Рашад хлопнул в ладоши. Слуга, а может быть и раб, мгновенно выскочил из щели между настенными коврами. Он поставил перед герцогом поднос с чашкой темной жидкости и тарелкой с белыми квадратиками, приторно-сладкий вкус которых герцог запомнил по прежним визитам. Перед всеми остальными уже стояли такие же подносы.

Подчеркнуто не замечая угощения, герцог еще раз постарался улыбнуться Эль Рашаду и заговорил:

– Дорогие союзники, я глубоко убежден, что наше совещание вызвано самыми вескими причинами. Как я ни рад любой возможности видеть вас, к сожалению, мне приходится заниматься еще и своими внутренними делами, и, признаюсь вам, приглашение пришло в очень неудобный для меня момент.

Эль Рашад резко бросил:

– Все ваши проблемы – ничто по сравнению с целью нашей экспедиции!

Герцог пожал плечами.

– Конечно, такому могущественному сеньору трудно понять проблемы ничтожного капитана «Властелина Мордреда», корабля, который не совсем исправен… – «точнее говоря, который разваливается на куски», – подумал он с горечью, – и условия жизни на котором, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Мои люди, беззаветно преданные мне и даже, не побоюсь этого слова, любящие меня, начинают – как бы мне поточнее выразиться – уставать.

Эль Рашад презрительно сверкнул глазами.

– Настоящий капитан всегда хозяин положения на своем корабле, – надменно сказал он.

«Язви тебя в душу», – подумал герцог, задетый за живое резкой отповедью мусульманина.

Но тут заговорил лорд Мацатан. Он был одет по своему обыкновению в невероятную мантию из разноцветных перьев. Голову его украшал роскошный султан, поддерживаемый специальным позолоченным ободом. Ну и мантия, думал герцог, наверное, может служить ему для полетов вместо глайдера.

Оказалось, что лорд Мацатан поддержал предыдущего оратора: запасы провианта кончаются, а настоящие холода еще впереди, говорил он. У него уже было несколько случаев смертей от голода и холода. Долго так продолжаться не может.

Герцог ликовал. Наконец-то он перестал быть белой вороной. Еще большее удовольствие ему доставило выражение лица Эль Рашада. Интересно, сколько же ему все-таки лет? Герцогу было трудно судить об этом, потому что он всю жизнь провел среди людей, которые, достигнув пикового, тридцатипятилетнего возраста, больше не старились. Лицо мусульманина было изборождено глубокими морщинами, но, несомненно, он не самый старый человек на своем корабле.

Потом речь держал лорд Торрес, придерживавшийся Первичного Стандарта, как и все остальные Небесные Властелины. У него не было морщин, но это не смягчало тем не менее свирепого выражения его лица. Он был одет в тунику без рукавов, сотканную, казалось, из золотых ниток; на голове его сиял золоченый обод, такой же, как у лорда Мацатана. Его красивые мускулистые руки, бронзовые от загара, блестели, как полированные.

С большим сожалением герцог услышал, что, хотя лорд Торрес столкнулся с теми же проблемами, что и другие Небесные Властелины, он голосует за продолжение поисков. Потом говорил принц Карракас (по сравнению с другими он был одет довольно тускло – в гладкий темно-серый комбинезон) и почти дословно повторял лорда Торреса. Герцог дю Люка про себя проклял их на веки вечные. Численный перевес был опять на стороне Эль Рашада. Он решил попытаться еще раз.

– Уважаемое собрание! – начал он, хотя обращался главным образом к Эль Рашаду. – Будет ли мне позволено предложить следующее решение: как вы знаете, «Властелин Мордред» не выдерживает никакого сравнения с вашими кораблями, в теперешнем своем состоянии он превращается в серьезную обузу, потому что скорость эскадры определяется самым медленным кораблем в ее составе. Если бы не снижение скорости до немыслимых тридцати миль в час, вы бы уже, наверное, возвращались домой с победой! Поэтому, господа, ради общего блага я предлагаю вычеркнуть мой корабль из списка активных членов нашей экспедиции и позволить ему вернуться назад, домой. Без моей развалюхи ваши поиски ускорятся, и, я уверен, вы быстрее достигнете цели. Увы, конечно, «Властелин Мордред» лишится своей доли долгожданных даров Старой Науки, которых, несомненно, на подводной базе великое множество, но я думаю, что мои люди поддержат меня в благородном стремлении принести эту жертву на алтарь общего дела.

Эль Рашад едва дослушал до конца.

– Не может быть и речи, – отрезал он. – «Властелин Мордред» остается. Без всякого голосования. Экспедиция продолжится в прежнем составе до победного конца. Тема совещания – разделение на две группы для ускорения поисков. Одна полетит на запад, другая – на восток.

Герцог дю Люка закипел от возмущения. Эль Рашад не успокоится, пока они все не перемрут от голода и холода. И ради чего? Ради призрачной надежды?

– Эль Рашад, – громко сказал он, – взгляните правде в глаза! Даже если база когда-то существовала, за сотни лет она могла тысячу раз взорваться, вымереть или прийти в упадок! До сих пор мы не встретили ни одной подводной базы. Скорее всего, их уже не существует в природе. Сколько вокруг опасностей, подумайте: подводные черви, кальмары, всякая дрянь, наконец – Небесные Властелины!

Эль Рашад тяжело посмотрел на него.

– Если вы потрудитесь хоть немного пораскинуть мозгами, то сами поймете, что чем дальше на юг, тем больше шансов наткнуться на базу. Ибо холод пагубно действует на переносчиков заразы. Мы в этом убедились. Нет, экспедиция продолжится, и вам не удастся лишить себя удовольствия присутствовать при ее славном завершении.

Герцог заставил себя улыбнуться и склонить голову перед мусульманином.

– Разумеется, о достославный владыка! Соглашаюсь и умолкаю.

В очередной раз он убедился, что мусульманин решил ни за что не отпускать его, и в очередной раз герцогом овладело подозрение, что его собираются подставить. Его, как слабейшего, не задумываясь толкнут в самое пекло, чтобы обитатели подводной базы продемонстрировали на нем могущество Старой Науки. Всегда ведь сначала нужно проверить силы противника, а потом уж садиться за стол переговоров. Да, чем больше герцог размышлял, тем сильнее становилось это подозрение, а вместе с ним и чувство безысходности, ибо крыть было нечем.

Он посмотрел на Эль Рашада, и их глаза на секунду встретились. Герцог почувствовал себя цыпленком, над которым кружит гигантский ястреб.


– Еще раз настоятельно рекомендую возвращаться на базу! – сказала Той.

– А я отказываюсь следовать рекомендациям, – решительно отвечал Рин.

Он весь трясся от возбуждения. Вот он, долгожданный случай! Такое бывает только раз в жизни! Едва он увидел Небесных Властелинов, в его голове сразу же родился план, но его успех зависел сейчас от поведения программы Той. Пока все шло хорошо: Той ворчала, но слушалась. Кто бы ни был автором ее программы – скорее всего, другая программа, – она не предусмотрела сложившейся ситуации.

Эскадра Небесных Властелинов двигалась очень медленно. Рин решил, что у них, видимо, есть на это какая-то очень веская причина.

– Скоро они пересекут твою чертову границу? – нетерпеливо спросил он.

– Через минуту, если не изменят скорость, – ответил компьютер. – Рин, нам необходимо вернуться. Ты же хотел поохотиться! Я уверена, сегодня будет замечательная охота!

Рин не смог сдержать торжествующую улыбку. С каждой минутой его уверенность в успехе росла. Она не смеет его ослушаться! Он еще потаскает ее за усы!

– Поднимись-ка на пять тысяч футов. И остановись.

Программа протестовала, но подчинилась. Аппарат поднялся на заданную высоту.

– Они пересекли границу?

– Трое уже пересекли, остальные – с минуты на минуту.

Рин радостно потер руки.

– Давай вперед. Медленно. Скажем, пятьдесят миль в час.

– Я категорически против, – сказала программа, уже выполнив приказ.

Рин зачарованно смотрел на экран, на приближающихся Небесных Властелинов. Чем ближе они были, тем больше поражали его своими размерами. Он знал их параметры: миля в длину, тысяча футов в ширину, но сухие цифры мало что говорили чувствам.

Он дал максимальное увеличение на ближайший корабль. Теперь видны были мелкие детали: пушечные бойницы; какие-то сверкающие полосы, покрывавшие почти всю поверхность Небесного Властелина. Он порылся в памяти и вспомнил, что это солнечные батареи, главный источник энергии, содержащие активное вещество (какая-то производная хлорофилла), которое преобразует солнечную энергию непосредственно в электрическую.

Той неуклонно сближалась с эскадрой. Рин стал выбирать самый удобный для посадки корабль. Его поиски прервал голос Той:

– Мои радары засекли еще один летающий объект.

– Еще один Небесный Властелин?

– Нет. Объект гораздо меньших размеров. Даю изображение.

Визуальный экран погас, затем показал маленький блестящий летательный аппарат с очень длинными крыльями. Люди, наверное, сидели в носовом утолщении аппарата.

– Иди на сближение, – скомандовал Рин.


Злость герцога дю Люка после совещания заглушила даже страх перед полетами. Он совсем не обратил внимания на испуганный возглас пилота, но, когда глайдер сильно накренился, к нему сразу вернулись привычные головокружение и тошнота.

– Что случилось? – крикнул он. – Нам ничего не угрожает?

– Посмотрите, сир! – Пилот показал рукой.

Герцог и барон поглядели в иллюминатор. Барон выругался. Герцог зажал рот рукой, потом прошептал:

– Что это?

Рядом с ними, почти касаясь крыла глайдера, летела металлическая капсула каплеобразной формы. Больше всего герцога поразило, что у капсулы нет крыльев. Как же она летает, такая гладкая? Только на носу и на конце виднелись небольшие углубления.

– Эль Рашад! – простонал герцог. – Это его секретное оружие! Он решил меня уничтожить!

– Нет, – сказал барон. – Я почти уверен, что это Старая Наука! Если бы у Эль Рашада было такое оружие, он не стал бы затевать эту экспедицию!

Загадочный аппарат исчез.

– Он ушел! – с облегчением воскликнул герцог.

– Нет, – через мгновение отозвался пилот. – Он сел нам на хвост. Теперь наши пушкари не смогут его снять, потому что, даже если он взорвется, нам тоже несдобровать!

– Что же нам делать? – спросил Спранг.

– Ничего! – ответил пилот.


Глава 3 | Война Небесных Властелинов | Глава 5