home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 3

Бригадный генерал Мохаммед Абу ибн Саиб в сопровождении своего адъютанта Али лично осуществлял оперативный контроль начала проведения первой стадии операции «Меч Пророка». Их хрупкий двухместный электрокар, сопровождаемый лишь одной мотоциклеткой охранения, вот уже битых полчаса колесил по взлетно-посадочному полю военного аэродрома «Мактуб», расположенного вблизи южной окраины Дамаска, виртуозно маневрируя между многочисленными грузовиками с солдатами, самолетами и контейнерами с оборудованием. Несмотря на бушующий уже второй час проливной дождь и непроглядную темень, погрузка личного состава и оборудования бригады морского спецназа «Мученики Палестины» на самолеты второй военно-транспортной эскадрильи проходила строго по намеченному графику.

Генерал уже был в курсе того, что конечным пунктом назначения предстоящего перелета будет не перевалочный аэродром близ военно-морской базы в Тунисе, а подводная станция Конфедерации, расположенная шестью градусами юго-западнее острова Крит. Предстояла тяжелая подготовительная работа. Во-первых, не вызывая подозрений организовать перелет до намеченной точки. Во-вторых, за время перелета до истинной точки назначения, который составлял не более шести часов, успеть экстренно подготовить весь личный состав бригады к десантированию на объект прямо с воздуха и отработать план его последующего захвата.

По предварительным прикидкам на полный захват объекта отводилось не более трех часов. Именно столько понадобится конфедератам, чтобы понять, что же на самом деле происходит и принять меры активного внешнего противодействия. На самом объекте, даже если он будет очень хорошо защищен и оснащен самыми современными средствами ведения подводной войны, длительного сопротивления оказать не смогут. Да и вряд ли вообще успеют что-либо сделать.

По данным разведки, персонал станции насчитывал не более пятисот человек, а может и того меньше. А численность личного состава бригады морского спецназа «Мученики Палестины» составляла четыре с половиной тысячи бойцов, каждый из которых, включая солдат и офицеров медицинской роты, батальона связи и роты управления, являлся опытным специалистом-универсалом ведения подводной войны. На счету каждого бойца числилось участие не менее чем в десятке операций по захвату подводных нефтедобывающих платформ и прибрежных военных объектов.

Поэтому многократный численный перевес и фактор неожиданности нападения должны надежно гарантировать успех предстоящей операции. Однако информация об объекте захвата, полученная от армейской разведки, была очень скудной, к тому же не было времени на ее детальный анализ – в целях сохранения секретности, специальный посланник командующего ознакомил бригадного командира с истинными целями миссии всего за полчаса до начала погрузки личного состава бригады на военно-транспортные самолеты. Поэтому генерал Мохаммед Абу ибн Саиб решил дополнительно перестраховаться и подготовить несколько неприятных сюрпризов для защитников станции.

Накопленный годами опыт сразу позволил увидеть слабые места в обороне будущего объекта нападения. Учитывая официальную гражданскую направленность деятельности подводной научно-исследовательской станции «Наутилус», можно было смело предположить, что именно на ее первом, верхнем уровне сосредоточены основные жизненно важные транспортные коммуникации: склады, гаражи для исследовательских аппаратов и боевых батискафов, доки для приема пассажирских субмарин и подводных лодок снабжения, а также основные охранные автоматизированные системы прикрытия.

Такая компоновка объекта нападения и основная цель миссии – «захватить по возможности в сохранности только третий уровень и находящийся там персонал»,– давали реальную возможность, при отсутствии над объектом надводных модулей защитного периметра или флота поддержки, обойтись без значительных потерь личного состава бригады при нанесении эффективного упреждающего удара.

Упреждающий удар в случае успеха смог бы полностью деморализовать противника и лишить его возможности организовать активную оборону путем экстренного ввода в бой своих маневренных боевых частей, состоящих из подводных диверсантов, роботопловцов и бронированных батискафов. По агентурным разведданным, отсутствие надводного прикрытия компенсировалось нахождением и постоянным маневрированием неподалеку от объекта кораблей русской эскадры, которую конфедераты считали главной угрозой, ошибочно полагая, что об истинном назначении станции, кроме русских, никому из остальных потенциальных противников неизвестно. Поэтому все боевые корабли и флотская авиация конфедератов, занимающиеся негласной охраной объекта, в ближайшее время будут держать русских на достаточном удалении от места предполагаемого десанта.

Для осуществления упреждающего удара генерал Мохаммед приказал снять подводные транспортировщики, ранее закрепленные на внешних грузовых консолях транспортных самолетов, а на их место установить тяжелые глубинные многомодульные бомбы каскадного типа. Поскольку его людей доставляли непосредственно к месту расположения объекта операции, надобность в транспортировщиках отпадала, а применение каскадных глубинных бомб перед атакой основных сил могло сыграть решающее значение. Тем более, если учитывать, что последующий самостоятельный уход оставшихся в живых бойцов бригады с места проведения акции вообще не планировался. Бригада должна будет держать оборону на захваченном объекте вплоть до получения новых указаний либо полностью уничтожить станцию в случае невозможности удержать ее в своих руках до прихода подкрепления.

Второй тактический сюрприз генерала заключался в том, что перед самой посадкой на самолет каждому бойцу выдавали шумовую обманку – простое и дешевое устройство, способное в течение получаса очень точно имитировать экстренное погружение и движения боевого пловца под водой. Еще находясь в воздухе, перед самым десантированием на воду, они предварительно сбрасывались приводняющимися парашютистами и, быстро погружаясь, создавали имитацию первой волны нападения. Этот нехитрый маневр заставлял солдат и искинов противника демаскировать свои позиции и попусту растрачивать боезапас. А также давал атакующим время построиться в боевом порядке, наиболее эффективном для штурма или абордажа.

Однако несмотря на то что шансы на успешное завершение предстоящей миссии были неплохие, генерал Мохаммед Абу ибн Саиб четко осознавал, что это сражение будет последним в его жизни. Срок эксплуатации встроенных в тело автономных биоимплантатов истекал через пару недель. А это автоматически означало для него наступление смерти…


ГЛАВА 2 | Затерянные | * * *