home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Сказать, что командующего силами береговой охраны острова Мадагаскар контр-адмирала Умберто Хосе Рохаса очень удивило содержание документов, переданных ему спецкурьером Центрального департамента морской разведки, значило не сказать ничего. Он был просто ошеломлен.

Курьер прибыл чартерным авиарейсом прямо из Рио-де-Жанейро ранним утром тридцать первого марта 2053 года и передал лично в руки контр-адмирала несгораемый ноутбук с секретными информационными файлами и целый ворох письменных указаний. Из регистрационной карточки было видно, что документы переслали прямо из Адмиралтейства в Рио, минуя штаб командования африканского экспедиционного корпуса в Претории, под началом которого формально состоял контр-адмирал Рохас. Это недвусмысленно указывало на сверхсекретный статус и первостепенную важность полученной информации.

Автором исписанных вручную бумаг оказался сам Сабунеро Панчо – адмирал объединенного флота Сообщества стран Латинской Америки и Южной Африки. Адмирал Панчо сообщал, что сотрудниками шестого отдела Центрального Департамента морской разведки были перехвачены переговоры двух высокопоставленных сотрудников ГРУ России.

Контр-адмирал Рохас знал, что шестой отдел Центрального Департамента морской разведки был сформирован из нормалов и мутантов с ярко выраженными способностями к телепатии, или, как их еще называли, «слушателей ментально-информационного континуума». Но как корову ни назови, текилу вместо молока она все равно давать не будет. Поэтому телепаты из шестого отдела специализировались в основном по странам Минского Договора. «Обрусение» произошло после нескольких случаев спонтанного подключения «слухачей» к сети телепатической связи, созданной российскими псиониками для нужд военного ведомства и спецслужб с целью обеспечения надежной защиты передаваемой информации от глобальной спутниковой системы слежения и шпионажа Конфедерации.

В Департаменте рассчитывали на полное неведение русских о том, что смена принципов передачи секретных данных не принесла им полной конфиденциальности, а только лишь изменила направление утечки информации. Но говорить о стопроцентном доступе сотрудников Департамента к каналам телепатической связи спецслужб и министерства обороны МД было пока преждевременно.

Полученный в результате случайного сочетания генов или непредсказуемых шалостей природы дар мутанта или спонтанного телепата не шел ни в какое сравнение с умением профессионально обученных псиоников-связистов, которое оттачивалось многолетним изучением тонкостей сложных ментальных техник и ежедневными изнурительными тренировками. Поэтому качество перехваченных телепатическим путем огрызков информации в большинстве случаев оставляло желать лучшего и не имело большой ценности. Но как говорят русские, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Впрочем, у шестого отдела иногда бывали и удачи.

Так, после очередного дотошного анализа перехваченных с помехами переговоров сотрудников управления ГРУ аналитики Департамента пришли к выводу, что предпринятое накануне крупномасштабное наступление арабской армии по всему центральноафриканскому фронту было лишь отвлекающим маневром и ширмой для проведения сверхсекретной операции специальных сил Халифата в Восточном Средиземноморье по захвату подводной станции конфедератов, начало которой планируется на утро четвертого апреля. Установить точное время начала этой операции и способ ее проведения по имеющимся данным так и не удалось.

В прилагаемых файлах указывалось, что к этим событиям самое прямое отношение могут иметь недавно проведенные средиземноморские учения Шестого флота Конфедерации по испытанию модернизированных ракет, оснащенных системами нуль-транспортировки по типу российской системы «Молния», а также продолжительное нахождение в вышеуказанном регионе русской наблюдательной эскадры. Судя по всему, русским спецслужбам удалось каким-то образом спровоцировать арабов на захват подводной научно-исследовательской станции «Наутилус». Расшифровать конечные цели русских в отношении действий арабов, к сожалению, тоже так и не удалось.

Далее в письме говорилось, что, несмотря на практически стопроцентную надежность источника этой информации, ее необходимо перепроверить, дабы исключить возможность дезинформации и происков российских спецслужб по вовлечению Сообщества в преждевременный глобальный военный конфликт с Конфедерацией. А также выяснить, с чего это вдруг вокруг по сути гражданского объекта конфедератов закипели такие страсти.

Для этого генералу Рохасу предписывалось немедленно подготовить и реализовать в режиме строгой секретности разведывательно-диверсионный рейд к месту расположения подводной станции «Наутилус». Рейд преследовал две основные цели. Во-первых, общая рекогносцировка местности, определение безопасных подходов к объекту и схем его патрулирования, если таковые имелись. Во-вторых, использование штурмовой акции арабов для незаметного проникновения на объект собственной абордажной команды.

План дальнейших действий зависел от складывающейся на месте ситуации и ценности полученной на станции информации. Отсюда следовали два вывода.

Первый – рейд будет проводиться в условиях автономного функционирования и отсутствия постоянной связи с командованием в целях достижения минимального риска быть заранее обнаруженными потенциальным противником.

Второй – команду рейдеров необходимо укомплектовать не только значительным количеством «пушечного мяса», но и элитными военспецами самого широкого профиля, которые на месте смогут самостоятельно принимать решения и ориентироваться в постоянно меняющейся боевой и политической обстановке. Они должны быть экипированными, обладать навыками и умениями эффективно действовать против любого противника как в условиях подводного и надводного боя на широких просторах, так и при боевых действиях в замкнутых помещениях.

Для контр-адмирала Рохаса совершенно не являлось проблемой организация своевременной и тайной доставки сформированного в самые кратчайшие сроки спецбатальона под командованием полковника Карере к местонахождению объекта миссии в акватории Восточного Средиземноморья. Слабость военно-морских сил Сообщества давно и успешно компенсировалась наличием самого большого торгового флота на планете.

Формула возникновения этого политэкономического парадокса была достаточно простой: льготная налоговая и таможенная политика в отношении как собственных, так и иностранных морских перевозчиков, действующих под флагом Сообщества, плюс широкий спектр самых необходимых услуг по оформлению и регистрации торгового морского бизнеса за чисто символическую плату.

Причем процесс этот был практически не отягощен мздоимством со стороны чиновничества, за чем ревностно и повсеместно следили две мощные и постоянно конкурирующие правительственные структуры Сообщества: Министерство развития морской торговли и Адмиралтейство торгового флота. Деятельность этих организаций активно способствовала развитию морской контрабанды в мировых масштабах и поощряла судовладельцев из самых разных стран развивать нелегальные морские перевозки под прикрытием флага Сообщества.

В результате к середине двадцать первого века под флагом Сообщества повсеместно бороздили моря и океаны почти девяносто процентов кораблей торгового флота планеты. Вообще-то эту схему придумали довольно давно, почти сто лет назад, когда торговый флот какой-нибудь Либерии или Панамы в разы превышал по численности и тоннажу соответствующие показатели по СССР и США, вместе взятые. Просто в Сообществе старую практику усовершенствовали практически до идеала и поставили на службу государству.

Однако, как известно, рано или поздно за все приходится платить. И морские торговцы платили – своими услугами, коими обычно активно пользовались латиноафриканские военные и спецслужбы. Суда контрабандистов, оборудованные двойным дном или контейнерами, закамуфлированными под блоки судовых агрегатов, частенько использовались для тайной транспортировки военных грузов и войск в различные точки планеты. При этом даже сами торговцы не всегда знали, что их услугами активно пользуются Министерство обороны, Адмиралтейство и другие спецслужбы Латиноафриканского Сообщества.

Разветвленная система контрабандных перевозок, организованных при государственной поддержке, успешно работала на конфиденциальность заказчика. Частенько в портах Южной Америки или Южной Африки можно было наблюдать такую картину: к пирсу подходит грузовое или пассажирское судно и начинается обычная грузо-пассажирская перетасовка. Но это только с точки зрения непосвященного.

На самом деле процесс шел более сложный, чем виделось обычному портовому зеваке, ибо каждый пирс в любом латиноафриканском порту, так же как и корабли судовладельцев, время от времени балующихся контрабандой, имеет двойное дно. Над водой грузят официально оформленные контейнеры и принимают легальных пассажиров, а в это же самое время под водой, с того же самого пирса, идет тайная погрузка или разгрузка контрабанды и нелегальщиков. Причем в большинстве случаев о характере нелегального груза не знают ни капитан, ни владелец судна.

Пришел корабль в порт. Капитан оформил необходимые официальные бумаги на груз или пассажиров и получил два аванса. Один – по официально оформленному договору на грузо-пассажирские перевозки, а второй без всякого оформления – за перевозку содержимого второго дна или закрепленных к днищу спецконтейнеров. В другом порту за доставку капитан снова получал двойной расчет. С первого он платил налоги и пошлины, а вот второй полностью оседал в его кармане и зачастую бывал значительно содержательней первого.

Иногда нелегальный груз не доходил в порт приписки, а сбрасывался прямо в океане или море: либо по желанию неведомого заказчика, либо в случае столкновения с особо дотошными пограничными и таможенными рейдерами.

Примерно по такому принципу и должны были отработать два пассажирских лайнера, идущие из Мадагаскара к берегам Греции. Разница была лишь в том, что капитаны были проинструктированы доставить и сбросить закрепленные под днищем спецконтейнеры в точке, находящейся почти пятьюстами милями южнее острова Крит, по указанию лица, сопровождающего груз. А пока что пассажирские лайнеры неторопливо курсировали рядом с точкой рандеву в ожидании назначенного часа или сигнала из глубины.


ГЛАВА 5 | Затерянные | ГЛАВА 6