home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 7

Несмотря на довольно скверные погодные условия, полет проходил без происшествий. Но у командующего бригадой «Мученики Палестины» и штабных офицеров проблем хватало. С самого начала полета, вот уже почти пять часов, в тесном десантно-грузовом отсеке головного «Альбатроса» шло детальное моделирование предстоящей операции.

Без пятнадцати десять адъютант передал генералу Мохаммеду просьбу командира второй военно-транспортной эскадрильи пройти в кабину пилотов. В отличие от грузо-пассажирского отсека, в кабине пилотов «Альбатроса» совершенно отсутствовал полумрак. Лучи утреннего солнца, прорвавшиеся сквозь затянутое облаками небо и тонированный колпак из бронестекла, беспрепятственно проникали во все щели. Поэтому генералу пришлось довольно долго привыкать к яркому освещению в кабине. Второй пилот уступил свое место рядом с командиром эскадрильи, который самолично управлял самолетом на месте первого пилота. Лицевой щиток массивного шлема практически полностью закрывал морщинистое лицо и седую голову полковника авиации Хасана ибн Дауда. Генерал не первый год был знаком с полковником, поэтому, устроившись поудобнее в пилотском кресле, обратился к нему просто по имени:

– Ты меня звал, Хасан?

– Да, генерал,– пожилой летчик говорил, не поворачивая головы и сосредоточенно вглядываясь в горизонт.– Через двадцать минут мы будем в точке поворота. А еще через пару минут – на месте рандеву. Прикажите вашим людям готовиться к десантированию. Начнем заходить на цель по схеме «Прилив», звеньями по пять самолетов в построении крестом. Сначала мои мальчики сбросят глубоководные каскадные бомбы прямо над целью и только затем откроют десантные люки. Поэтому ваших людей будем приводнять немного севернее объекта.

– Боишься, что конфедераты успеют хорошо пристреляться по бомбам и потом начнут успешно косить моих ребят по заранее взятой наводке,– догадался Мохаммед.

– Именно так, генерал,– улыбаясь, подтвердил командир эскадрильи.– Я хочу, чтобы мой последний вылет надолго запомнился конфедератам.

– Думаешь, ни у кого из твоих ребят совсем нет шансов прорваться на юг?

– Я не думаю. Я знаю,– в голосе пилота не чувствовалось ни фальши, ни пафоса, ни горечи.– До нейтральных вод действительно недалеко, миль двести. Можно было бы сбросить десант и груз, а потом прижаться к самой воде и нестись на всех парах под прикрытие наших ПВО на ливийском побережье. Может быть, кто-нибудь и прорвался бы. Но этот путь намертво перегородили корабли русской эскадры и береговой охраны конфедератов. Да и ваше десантирование надо хоть чем-то прикрывать. Мне только что по радио передали шифрограмму из центра. Там говорится, что командование Шестого флота все-таки решило в последний момент перестраховаться и подтянуло к объекту два подводных авианосца с беспилотными перехватчиками, судя по всему, персонально для нас. К тому же воздушное пространство этого района постоянно патрулируется звеном истребителей-перехватчиков местной ПВО. То ли нас пасут, то ли за русскими приглядывают – непонятно.

В общем, при любом раскладе получается, что на десантирование нам отведено только пять-шесть минут. И это начиная с момента поворота, когда мы уйдем с согласованного коридора. А нам еще до цели тянуть пару минут. У зенитчиков и пилотов истребителей-перехватчиков наверняка есть приказ атаковать нас сразу, как только мы начнем уклоняться от курса на Тунис. Так что ракеты по наши с вами души, генерал, прилетят немного раньше, чем половина эскадрильи успеет скинуть десант. Поэтому мои ребята будут работать по схеме: «Скинул груз и десант – успей прикрыть собой следующего за тобой». Атакуют нас с дальней дистанции как минимум километров с тридцати. Скорее всего, применят ракеты с системой самонаведения на тепловой след от работы двигателей. Поэтому при заходе на цель мои пятерки будут планировать при выключенных двигателях. А затем врубать их на полную мощность, чтобы отвести ракеты от еще не избавившихся от десанта машин. Вот такой вот у меня сложился интересный план. Одна только просьба, генерал…

Хасан выжидательно замолчал.

– Говори, не тяни,– после недолгой паузы проворчал Мохаммед.– Ты же знаешь, я сделаю все, что в моих силах.

– Чтобы навести самолет на ракеты, вполне достаточно одного пилота, а экипажи состоят из трех-четырех человек. Остальным так умирать незачем. Они катапультируются. Обещайте, генерал, что не бросите их на поверхности. Там у них практически не останется шанса спастись. Возьмите их с собой,– впервые за все время разговора в голосе бывалого летчика генерал уловил волнение.

– Хасан, ты хоть понимаешь, что будет с твоими пилотами, когда они, не имея ни спецподготовки, ни имплантататов, только с обычными запасными аквалангами упрощенной конструкции будут погружаться с нами на глубину в четыреста пятьдесят футов? Да еще и под шквальным обстрелом противника, а? Там же настоящее шайтаново пекло будет. Хвала Аллаху, если хотя бы две трети моих людей дотянет до объекта.

– Представляю, генерал, но это их единственный шанс выжить или достойно умереть в бою. Конфедераты все равно уничтожат все наши самолеты. Если мои пилоты после катапультирования не пойдут с вами, то наверняка попадут в плен. А это недостойная участь. Ведь все они офицеры. А с вами, генерал, они если и умрут, то хотя бы не напрасно. Самому мне ходу вниз нет. Второй пилот мой сын, а штурман – племянник. Я хочу дать им шанс. Если будет на то воля Аллаха, судьба сегодня улыбнется им.

– Я тебя понял, Хасан. У твоих пилотов будет шанс.– Генерал встал и, медленно наклонившись к самому лицу полковника, тихо произнес: – Аллах акбар, Хасан!

– Аллах акбар, Мохаммед,– так же тихо ответил старый полковник.


ГЛАВА 6 | Затерянные | * * *