home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 8

На столе тревожно заверещал зуммер вызова. Автоопределитель аппарата показывал, что звонок был с центральной диспетчерской главного щита, и Кэтрин, не долго думая, включила громкую связь:

– Что у тебя, Джонни?

– Мэм, одна из пропавших русских подлодок объявилась! – мальчишеский голос дежурного оператора был не на шутку взволнован.

– В каком смысле объявилась? Вы что, запеленговали ее?

– Не совсем так, мэм. Ее капитан пару минут назад сам вышел с нами на связь,– чувствовалось, что Джонни и сам был несказанно удивлен происходящим.

– С кем вышел на связь? – все еще не понимала Кэтрин.

– С нами и вышел. Понимаете, мэм, мы поймали сигнал экстренного вызова на связь с юго-восточного сектора. А затем засекли и саму подлодку. Она всплыла на глубину в четыреста футов и сейчас находится в двадцати пяти милях от нас. Капитан русской субмарины сразу потребовал, чтобы ему как можно быстрее обеспечили связь с вами, мэм.

– А больше он ничего не хочет? – опешила комендант.– Впрочем, соединяй. Послушаем, что от меня потребовалось этому неуловимому русскому Джо.

– Простите мое любопытство, мэм,– окончательно растерялся Джонни.– Но почему собственно вы решили, что русского капитана зовут Джо?

– Джонни, мальчик мой, ты разве не знаешь, что у нас на флоте для всех российских капитанов-подводников есть один универсальный псевдоним? – Комендант с трудом скрывала ухмылку бывалого морского волка.– Боже ты мой, чему только вас учили в академии? Наверное, вместо того чтобы честно провести летнюю учебную практику на катерах береговой охраны, ты ездил отдыхать с девочками на папину виллу где-нибудь в Южной Калифорнии.

– Как вы могли так обо мне подумать, мэм?! – судя по вспыхнувшей от стыда физиономии и нарочито обиженному тону молодого пройдохи, догадка коменданта оказалась близка к истине.– Да я каждый год…

– Одно слово – потерянное поколение,– не дослушав, перебила Кэтрин и удрученно покачала головой.– Ладно, не оправдывайся, шельмец. Я с тобой потом отдельно позанимаюсь. А сейчас давай связь с русской субмариной.

– Есть, мэм! – с затаенной обидой откозырял дежурный оператор и переключил канал связи.

Сильные помехи появившегося на мониторе видеоизображения не давали возможность в деталях рассмотреть лицо капитана русской подводной лодки. Поэтому Кэтрин оставалось надеяться лишь на то, что качество звуковой связи будет более-менее приемлемым для двустороннего общения:

– Дежурный комендант научно-исследовательской станции «Наутилус», первый лейтенант морской пехоты Кэтрин О’Ливи на связи.– Ни для кого не было секретом, что зачастую обслуживающим персоналом крупных подводных гражданских объектов Конфедерации были офицеры ВМФ, поэтому Кэтрин представилась по полной программе. К тому же необходимо было сразу дать понять русскому офицеру, что он общается с представителем Шестого флота со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Командир малой подводной лодки «Селеньга», капитан третьего ранга Борис Федосов,– отрекомендовался русский. Качество звуковой связи оказалось вполне приемлемым, из чего сам собой напрашивался вывод, что изображение намеренно искажалось ретранслятором субмарины.

– Чем обязана столь неожиданному знакомству, капитан? – как можно более официальным тоном спросила Кэтрин.

– Командующий Третьей Балтийской эскадры контр-адмирал Григорий Греков уполномочил меня передать дежурному коменданту «Наутилуса» следующее сообщение.– Русский капитан слегка повернул голову и стал медленно, но достаточно внятно и разборчиво зачитывать по-английски: – «По поручению Главкома ВМФ России адмирала Георгия Кадникова ставлю в известность руководство подводного научно-исследовательского комплекса „Наутилус“, что сегодня, четвертого апреля, после десяти часов утра по южноевропейскому времени, на ваш объект будет совершено нападение силами особой бригады аравийского спецназа „Мученики Палестины“. Штурм будет осуществлен посредством десанта с воздуха. В операции доставки штурмовых подразделений задействована Вторая транспортная эскадрилья ВВС Аравийского Союза, которой Департаментом воздушного сообщения Конфедерации предоставлен свободный коридор по маршруту „Дамаск—Тунис“. Обращаю ваше внимание на то обстоятельство, что особая бригада спецназа „Мученики Палестины“ укомплектована личным составом, полностью подготовленным и оснащенным для ведения боевых действий под водой. Искренне надеюсь, что вы примете к сведению это сообщение и предпримете соответствующие контрмеры. В свою очередь гарантирую содействие в любых формах после официального запроса с вашей стороны или со стороны официальных правительственных органов Конфедерации. Подпись: командующий Третьей Балтийской эскадры вице-адмирал Григорий Греков».

– Это что же у нас получается, капитан? – не скрывая сарказма, спросила Кэтрин.– Командование российского флота посчитало возможным незаконно вторгнуться на территорию Конфедерации только для того, чтобы поставить в известность о предполагаемом террористическом нападении непосредственно персонал гражданского объекта, вместо того чтобы по официальным каналам оповестить соответствующие правительственные структуры и Министерство обороны моей страны. Я правильно понимаю ситуацию, господин Федосов?

– Не совсем, госпожа комендант. Примерно час назад аналогичное сообщение было передано по каналам Главного разведывательного управления России в штаб-квартиру Агентства Региональной Безопасности в Брюсселе и в Центр управления стратегическими операциями при Шестом объединенном флоте в Риме. Когда стало ясно, что руководство ваших спецслужб и в Брюсселе, и в Риме решило полностью проигнорировать переданную информацию, очевидно опасаясь дезинформации с нашей стороны, было решено провести операцию по оповещению непосредственно персонала объекта нападения. То есть вас и ваших коллег, комендант О’Ливи.

Как вы сами понимаете, мы не могли обеспечить с вами конфиденциальную связь, находясь в нейтральных водах. Слишком большое расстояние. А передачу по обычным каналам, во-первых, наверняка стали бы заглушать с кораблей Шестого флота, а во-вторых, смогли бы перехватить арабские спецслужбы. А это в сложившейся ситуации совершенно ни к чему. Поэтому нам пришлось временно вторгнуться в территориальные воды Конфедерации. Информация дошла до адресата. Теперь у вас есть хотя бы небольшой запас времени, вполне достаточный, чтобы как следует подготовиться к штурму. К тому же наши маневры все-таки привлекли внимание Шестого объединенного флота и Береговой охраны к этому району. Сейчас сюда на всех парах подтягивают достаточно крупные ударные силы ваших ВМФ и авиации. Я думаю, они не помешают вам в случае нападения арабов. Правда, и особо помочь «Наутилусу» у них уже тоже не получится. Драгоценное время, к сожалению, было потеряно. И видит Бог, то не наша вина.

– Почему я должна поверить вам? И почему вы решили, что мы представляем особый интерес для Халифата?

– Да ничего вы нам не должны, первый лейтенант! – перейдя в свою очередь на саркастический тон, ответил русский капитан.– Верить мне или не верить – дело сугубо ваше. Лично я считаю, что шансы дожить до сегодняшнего вечера тают у вас с каждой секундой и уже практически равны нулю. Я не уполномочен разъяснять, откуда у нас информация о готовящемся нападении на «Наутилус». Но думаю, лично вы и так о многом догадываетесь. Мой последний совет: не теряйте времени даром, госпожа комендант.

– Я думаю, вы не командир малой подводной лодки, господин Федосов,– рискнула предположить Кэтрин.– Вы из ГРУ? И все, что вы мне только что наговорили, очень похоже на провокацию. Как офицер Шестого объединенного флота я требую, чтобы все ваши подводные корабли, нарушившие территориальную целостность Конфедерации, немедленно покинули этот район. Дальнейшие попытки приблизиться к станции будут расцениваться как акты нападения, со всеми вытекающими последствиями, и пресекаться всеми доступными мне, как коменданту «Наутилуса», средствами. Командование Шестого флота сообщило нам, что в окрестностях «Наутилуса» под прикрытием помехопостановщиков вашей эскадры сейчас находятся две малые подводные лодки класса «Буфал». Я не знаю, какие цели преследуют здесь российские военно-морские силы, капитан Федосов, но если через две минуты обе ваши субмарины не лягут на обратный курс в надводном положении, то я дам ваш пеленг патрулирующим поблизости самолетам штурмовой авиации береговой охраны и ближайшим кораблям Шестого флота для начала атаки.

– Я не ждал от вас другого ответа,– сильные помехи не давали в деталях рассмотреть лицо собеседника, но Кэтрин показалось, что он улыбается.– Хорошо. Мы уходим. Но прошу учесть, что моему коллеге со второй подлодки понадобится не менее пяти минут, чтобы осуществить всплытие на поверхность. Поэтому отпущенного вами срока явно недостаточно.

– Хорошо, у вас пять минут для всплытия и ни секундой больше.

– Спасибо и храни вас Бог. И напоследок еще один совет лично от меня. Кэтрин, не будьте дурой. Конечно, наш визит можно расценивать как провокацию. Мы действительно могли высадить поблизости целую диверсионную группу. Но что такое два десятка человек по сравнению со штатной бригадой головорезов, которые вот-вот повиснут у вас над головой? Думайте, Кэтрин, думайте,– произнеся последнюю фразу, русский резко наклонился, загородив грудью весь экран, и отключил связь.

Через мгновение аппарат связи снова ожил и раздался жизнерадостный голос Джонни:

– Мэм, кажется, русские отключили связь.

– Я уже догадалась.

– Будут какие-нибудь указания, мэм?

– Конечно, будут, Джонни.– Кэтрин прикурила сигарету и, немного подумав, продолжила: – Во-первых, обеспечь передачу записи моей беседы с этим русским на материк, напрямую на позывной «Римский Папа». Пусть папаша Конрад тоже быстрее начинает чесать свою старую лысину и гонять напыщенных штабных мальчиков. Во-вторых, когда наши средства обнаружения засекут всплытие второй подлодки, передай координаты обеих субмарин на спутник слежения. Пусть те, кому положено, отслеживают их уход. А нашим станционным аналитикам необходимо в темпе определить, где русские могли скинуть своих боевых пловцов. Да, и последнее: найди Аманду и скажи ей, чтобы она срочно связалась со мной. Ты все понял?

– Так точно, мэм.

– Тогда выполняй.

Примерно через полминуты на связь вышла Аманда:

– Вызывала?

– Да, подруга, все наши планы в корне меняются. Ты срочно нужна мне здесь.

– Произошло что-то серьезное?

– Да, кажется, на этот раз Большой Брат очень сильно просчитался…


* * * | Затерянные | * * *