home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23. Накануне: Снежана

Снежана решила взять с собой в Новгород Радомиру.

Вестимо, можно было выбрать и любую другую горничную, но на всякий роток платок не накинешь… А Радомире придется молчать, иначе мама быстро узнает, кто тискается с кучерами по бельевым.

Однако, когда Снежана встала, выяснилось, что и Радомиру, и Ярослава братец услал куда-то по своим собственным делам. И сам с утра ускакал в свой разлюбезный принципат. Как будто они там без чародея Смороды что-то совершить способны!..

Пришлось ждать вечера.

Мама почувствовала неладное, ходила вокруг Снежаны, аки кошка возле кринки с молоком. Как вы, краса моя? Здоровы ли?.. Видите, сколь несерьезны они, эти чародеи? Уехал, даже не попрощавшись!.. Али мы его обидели? Али негостеприимны были?.. Забудьте его — он вам не пара!..

И тут Снежану словно кто-то за язык дернул.

— А вам?

Что тут началось! Да вы, краса моя, белены объелись! Ишь чего выдумала! Виданное ли дело — заподозрить в подобном собственную мать!.. Вы меня, со своими глупостями, к Марене до срока отправите!..

Покрути мама пальцем возле виска или высмей Снежану, та бы о «своих глупостях» и думать позабыла. Но воспитательный разговор лишь подтвердил народившиеся подозрения — душка-волшебник умудрился присушить к себе не токмо дочь Белояра Нарышки, но и супругу. А чего иначе мама вдруг покраснела?.. Тоже мне, любодейка-соперница! Куда конь с копытом, туда и рак с клешней…

И все-таки маму она успокоить сумела, задурила ей голову. Да я ничего такого и в мыслях не имела… А сама индо содрогалась от жгучей ревности.

Это была новая сторона жизни, незнакомая и… Хотя где уж там незнакомая! Ревновала она когда-то Ратибора Поспела к Предславе Тополевой, но там все было как-то по-иному. Во всяком случае, Предславу ей побить не хотелось…

Нет, след срочно избавляться от присушки — покудова не наломала дров, покудова не извелась вся.

Впрочем, до вечера она дотерпела, больше не срывалась, но чего ей это стоило! Если бы не пришлось прогуляться до банка, чтобы снять со своего счета деньги на предстоящую поездку, она бы, наверное, не выдержала и вновь сцепилась с матерью. А так время миновало скорее. Да потом еще съездила на вокзал, купила два билета до Новагорода на завтрашний десятичасовой, в купе второго класса — чтобы не встретить случайно кого-либо из знакомых…

Сувор приехал с работы в обычную пору. Вместе с ним вернулись и Радомира с Ярославом.

Ужин прошел тихо, но опосля трапезы Снежана вознамерилась устроить брату скандал. А Сувор даже не огрызнулся, выслушал ее, извинился и ушел спать. Выглядел он совсем больным — лихорадочно блестящие глаза, не знающие покоя руки, — и потому Снежана оставила его. Видно, они совсем там закрутились с убийством Клюя…

Она вызвала к себе Радомиру — опосля того, как чародей уехал домой, горничная вновь обслуживала молодую хозяйку. Радомира тоже выглядела больной и уставшей.

— Чего желаете, княжна Снежана?

— Завтра утром мы с вами поедем в столицу.

— Как скажете, княжна Снежана… — Голос Радомиры звучал безучастно.

— Маме о нашей поездке говорить необязательно!

— Хорошо, княжна Снежана…

Спать легла в ожидании завтрашней встречи.

Снился ей всю ночь чародей. Она точно не помнила, что он с нею делал, но слезы катились из очей градом. Горе было таким великим, что она несколько раз просыпалась. Наконец проснулась и в последний раз — в семь утра.


* * * | Утонувший в кладезе | 24.  Ныне: век 76, лето 3, вересень