home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

Кактус с оранжевым цветком

Мистер Эдванс был не на шутку взволнован. Он только что получил два сообщения подряд. Первое – от профессора Шарадова – о том, что в семь часов вечера у него в лаборатории должен появиться сам Черуки Катуяма. А второе – от своего давнего приятеля Аристарха Бушуева, который предупреждал его о приходе часам к четырем-пяти двух студентов УНИКУМа, причем гости прибывали в НРУ-1 тайком от руководства Кибрэ.

Неожиданности сыпались на Джона Эдванса одна за другой. Полчаса назад в лабораторию телепортировался Никита Орлов, рассказавший о погроме, который произошел во время его перемещения из Восточного Сиэтла. Сквозь столб защитного поля Ник смутно видел, как погибали люди из Отряда сопротивления и взрывалась техника. Он понял, что молодой солдат по имени Пол пожертвовал жизнью, чтобы отправить его из этого ада. Эдванс, услышав страшную новость, пал духом: за одну неделю он потерял много друзей, а Кибрэ лишилась двух надежных плацдармов для борьбы с генералом Бладредом.

– Знаешь, друг мой, – сказал он Нику, дочитав сообщение Бушуева, – у нас появились и хорошие новости. Скоро здесь будут твои друзья: Ратука и Сью.

– Интересно, как это они уговорили Багирову отпустить их? – усомнился Ник.

– Да никак. Она ничего не знает. Им помог Аристарх Лаврентьевич. То есть они будут здесь как бы… – Эдванс замялся, – неофициально.

– Катуяма тоже прибудет, только вполне официально.

Ник вздохнул, представив себе, какой гнев со стороны Багировой ожидает его друзей. Однако все это были такие пустяки по сравнению с тем, что происходило сейчас в НРУ-1.

– Как вы думаете, – спросил он Эдванса, – имеет ли смысл скрывать их присутствие от Катуямы?

– По-моему, никакого. Он все равно рано или поздно узнает. – Эдванс пожал плечами, взял пластиковую бутылку из-под минеральной воды и стал поливать кактус, стоящий у него на окне.

Ник проследил за его движением и вдруг вздрогнул. Где-то он уже видел этот кактус. Ну, может быть, не этот, но как две капли воды похожий. Конечно! Такой же кактус с ярко-оранжевым цветком стоял среди синих фиалок и белых гераней на подоконнике в квартире Лилии Бронштейн на площади Рузвельта. И маленький горшок с таким же цветком он видел в бункере на компьютерном столе рыжего Пола. Нет! Не может быть! Ник весь похолодел и почувствовал, как его сердце уходит в пятки. Точная копия этого кактуса с оранжевым цветком имелась и в оранжерее Кибрэ!

Ник молчал, кусая губы, и думал: «Если это сканер, он только отмечает присутствие того или иного человека. Но если это передатчик, который может фиксировать голоса? Нужно молчать. Скорее всего, компьютером тоже пользоваться нельзя. Если боевики Бладреда услышат, как я скажу Эдвансу об этом „цветочке“, то наверняка примут решение не ждать Катуяму и ребят, а снова бросятся ловить меня».

– Джон, вы не могли бы проводить меня на воздух? Мне что-то нехорошо, – тихо сказал Ник.

Эдванс оглянулся и увидел, что мальчик и правда побледнел как полотно.

– Да на улице жарче, чем здесь, Ник, – неуверенно возразил он, поставив бутылку с водой рядом с кактусом. Но, присмотревшись повнимательнее, заметил, что Ник делает ему какие-то отчаянные знаки, и сказал: – Впрочем, пойдем, там ветерок…

Когда они спустились вниз и вышли через стеклянные двери на улицу, Ник спросил Эдванса срывающимся от волнения голосом:

– Д-Джон, кто испытывал ваши костюмы в логове Бладреда и принес вам этот кактус?

– Адриано Манчини, один из моих старейших сотрудников. Что-то не так? – удивился вопросу Эдванс.

– Он… он, случайно, не биотвинер нашего преподавателя Мандарини?

– Да-да, так и есть. Да в чем дело, Ник? Ты не заболел?

– Нет, я пока здоров. Только боюсь, Джон, мы все будем плохо себя чувствовать, если немедленно не уберемся из лаборатории сами и не предупредим Катуяму, Ратуку и Сью о том, что сюда им приходить нельзя.

– Что ты такое говоришь, Ник? – Глаза Эдванса округлились до немыслимых размеров.

– Это не растение, Джон, этот ваш кактус.

– А что?!

– Точно не знаю. Прибор какой-то… передатчик… сканер… Ну, в общем, устройство, с помощью которого Бладред узнает, кто перемещается из Кибрэ.

– Не может быть! – Эдванс прислонился к стене и замотал головой в знак протеста. Потом задумался и через минуту произнес: – Хотя… у Лилии был такой… и у Макса Бастреда… И их больше нет… Но неужели ты думаешь?..

– Да, я думаю, Мандарини-Манчини – шпион Бладреда. Это кажется невероятным, но зато кое-что объясняет.

– Он так давно работает с нами, Ник! – Эдванс все еще отказывался верить.

– Сейчас нам нужно срочно решить, что делать. Есть тут еще наши лаборатории? И желательно без цветочков?

– В том-то и дело, что моя считалась самой надежной и хорошо законспирированной, – растерянно проговорил Эдванс. – Но если этот кактус и правда передатчик, то вся конспирация гроша ломаного не стоит… Кроме моей лаборатории было только одно безопасное место – бункер Макса Бастреда. – Он покачал головой. – Никита, нам некуда идти!.

– А на Астронуме мы не сможем укрыться?

– Космодром используется только как транзитный пункт, где происходит перемещение в биотвинеров. Надолго там никто не задерживается, для этого нет условий.

– А если мы просто снимем квартиру?

– Это возможно. Но все равно долго оставаться в ней не получится. Не забывай, мы в НРУ-1, тут все контролируется генералом.

– А как же Восточный Сиэтл? – спросил Ник.

– Его защищал Макс, – упавшим голосом сказал Эдванс.

– Тогда у нас остается только один вариант – полететь на Атлантиду. Ее-то Бладред пока не сканирует?

– Ты надеешься на звездолет «Витязь»? Это выход, однако нам придется не меньше недели ждать, пока он долетит сюда. А кроме того, нужно срочно предупредить Катуяму и твоих друзей.

– Есть поблизости Интернет-кафе или компьютерный клуб?

– Мальчик мой, прямо в этом здании есть фирма «Компьютер-Коммюникэйшнз», которая предоставляет возможность поработать в Интернете.

Решив, что в лабораторию лучше не возвращаться, они сразу отправились в «Компьютер-Коммюникэйшнз». Заплатив по шесть трансфунтов, Джон и Ник уселись за компьютеры. Джону предстояло связаться с Кибрэ и сообщить о том, что перемещение в НРУ-1 сейчас невозможно, а Ник попытался выйти на связь с Эдвардом Трэйчем, чтобы узнать, как скоро может прибыть на Землю «Витязь».

Информация, полученная из Кибрэ, оптимизма не внушала. Черуки Катуяму Шарадов предупредить успел, и тот отложил свой визит в НРУ-1. Но вот Сью и Ратука, оказывается, уже переместились в НРУ-1. Пока Эдванс разговаривал с Бородой, ребята покинули Астронум и направились в сторону лаборатории Эдванса.

Трэйч написал Нику, что «Витязю» потребуется шесть дней: помимо самого перелета с Атлантиды на Землю, нужно было время на то, чтобы перепрограммировать сигналы пассажирского звездолета на сигналы грузового судна. Все пассажирские корабли были на строгом учете, и, разумеется, не один Бладред удивился бы, узнав, что недавно потерпевший катастрофу российский звездолет вдруг приземлился на Астронуме. А среди множества грузовых судов легко было затеряться. Если посадить звездолет в грузовой зоне космодрома и использовать голограмму, изменяющую внешний вид корабля, то вполне можно остаться незамеченными.

Джон и Ник решили разделиться. Джон отправился на поиски квартиры, а Ник должен был перехватить друзей по дороге в лабораторию. По словам Бороды, ребята двигались по тому же маршруту, по которому несколько дней назад пришел к Эдвансу Арсен. «Только бы они никуда не свернули и не заблудились!» – думал Ник. И еще одна мысль не давала ему покоя: как там Арсен?

День склонялся к закату, но было еще очень жарко. Прохожих на улицах встречалось мало, но за высокими домами слышался гул больших проспектов. Во дворах Ник изредка видел играющих детей. Все игры были похожи на военные, да и сами дворы напоминали декорации к фильмам про войну: траншеи, блиндажи, деревянные танки, выкрашенные в зеленую, коричневую и черную краску. И мальчишки, и девчонки были одеты в майки защитной расцветки, на руках – повязки, на головах – пилотки или пластмассовые каски. Создавалось впечатление, что кто-то специально готовит детей к настоящей войне. Это неприятно поразило Ника. В той виртуальной экскурсии по НРУ-1, которую провел для него кролик, все выглядело не так удручающе. Но видимо, с тех пор, как была написана программа этой экскурсии, в этой Реальности многое изменилось.

– Ник! Ты что это тут разгуливаешь? – донесся до Ника звонкий голос Сью.

– Ребята! – Он кинулся обнимать друзей.

– Если не ошибаюсь, по плану ты должен ждать нас в лаборатории Эдванса, – сказал Ратука, пожимая ему руку.

Друзья свернули в ближайший двор и расположились на гусеницах двух деревянных танков, стоящих в тени высокого платана.

– Случилось нечто непредвиденное. Нам больше нельзя там находиться, – сказал Ник.

– А что случилось? Вроде все было предусмотрено? – встревоженно спросила Сью.

– Мы обнаружили в лаборатории шпионское устройство, – ответил Ник. – Короче, Эдванс сейчас подыскивает нам временную квартиру, а потом придется перебираться на Атлантиду. – Он вздохнул. – А вам, как ни грустно мне это говорить, нужно вернуться в Кибрэ.

– Вот так благодарность! Мы пришли тебе помочь, а ты нас выгоняешь? – возмутилась Сью.

Ратука тоже смотрел на Ника с явным осуждением.

– Я вас не выгоняю, но в целях вашей безопасности…

– Ты от Багировой, что ли, заразился занудством? – перебил его Ратука.

– Вот именно! Кто бы говорил про безопасность! – поддержала его Сью. – Почему это тебе можно оставаться, а мы должны убраться восвояси?

– Меня уже два раза тут чуть было не поймали, – сообщил Ник. – Но Бладреду я нужен, меня он пока убивать не собирается. А вот тех, кто был со мной рядом, генеральские боевики уничтожили. Всех, кроме Арсена. Но он остался жив только потому, что сумел проникнуть в сознание их командира. Вы умеете проделывать такие фокусы?

– Слушай, Ник, может быть, мы и не такие гениальные, как вы с Арсеном, но вам же нужны помощники, – посерьезнев, тихо произнесла Сью. – Насколько я понимаю, Арсен сейчас сам нуждается в помощи, а что ты можешь сделать в одиночку?

– Со мной Эдванс, а скоро присоединится и Трэйч с целой командой ученых-звездолетчиков.

– И Эдванса, и Трэйча генерал Бладред прекрасно знает и сцапает при первой же возможности, – сказала Сью. – Кстати, и Катуяму тоже, и Шарадова. А кто такие мы? Он про нас ни сном ни духом. Мы обычные дети. – Сью улыбнулась. – Я Сюзанна Стрэйзанд, девочка из Окленда, приехала в Сиэтл-241 на выставку орхидей. А это Нкома Радуга, способный негритянский мальчик, желающий выучиться на инженера в Техническом университете.

– Не думаю, чтобы Катуяму можно было легко сцапать, – сказал Ник.

– И у нас есть где жить, – вставил Ратука-Радуга. – Мой здешний биотвинер уже год живет в общежитии Университета, ходит в колледж при нем, а Сюзанна сегодня вечером должна получить комнату там же, ведь она одна из лучших орхидееводов.

– Кого-кого «-водов»? – усмехнулся Ник.

– Орхидей. Не знаешь, что ли, цветок такой.

– А-а-а, цветок. – Ник наморщил лоб. – Цветок – это хорошо, Сью. Цветок – это то, что нам нужно! Оранжерея! Ха!


Через два часа Ник встретился в условленном месте с Джоном Эдвансом. Они пили кофе в кофейне на бульваре Дружбы южных народов. Джон к этому времени уже подыскал маленькую квартирку на Платановой улице в районе, прилегающем к Астронуму.

– Думаю, никто нас там не найдет, если не будем высовываться, – сказал он. – Всех своих сотрудников я предупредил о чудо-кактусе. Они изобразят, будто ты сбежал в неизвестном направлении, а я отправился тебя разыскивать и тоже пропал. Работу приостановят, за Манчини будут тайно наблюдать.

– Но Бладред кинется нас искать, верно? – Ник нахмурился.

– Так я и говорю, до прилета «Витязя» надо сидеть тихо. Ну, а друзей своих ты обратно в Кибрэ отправил? – спросил Эдванс.

– Вообще-то нет… Видите ли, Джон, у Сьюзан есть возможность проникнуть в оранжерею генерала. Мне кажется, что все самое важное он хранит именно там.

– Ну, положим, она туда проберется. Но что может сделать девочка? Обычная маленькая девочка?

– Вот-вот, обычная! – воскликнул Ник. – Надеюсь, Бладред подумает то же самое, если вообще ему захочется о ней думать. А у меня созрел план…


Глава 25 Гибель Отряда сопротивления | Уникум | Глава 27 Больница Святой Барбары