home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


13

Лукас по привычке посигналил, подъехав к родительскому дому. Однако старики не выбежали, как обычно, на крыльцо. Пожалуй, следовало их предупредить о своем приезде, подумал Лукас, выйдя из машины и направившись к входной двери. Скорее всего, отец работает в сыроварне, а мать возится со своими цветами на заднем дворе.

Лукас достал ключ из-под половицы, однако он ему не понадобился. Дверь оказалась открытой. Из гостиной доносились голоса. Похоже, у родителей гости. Лукас решил пока незаметно пробраться наверх, в свою комнату, а уж потом показаться на глаза родителям. У него не было ни малейшего желания болтать о пустяках и слушать местные сплетни. Кроме того, его наверняка начнут допрашивать и не успокоятся, пока не выяснят, с чего это он зачастил в родные края.

В животе предательски заурчало, и Лукас вспомнил, что за весь день у него во рту и маковой росинки не было. Придется заглянуть в кухню. По крайней мере, сыр он там точно обнаружит. Набрав в небольшую плетеную корзинку крекеров, сыра и молодого вина, Лукас склонился над холодильником, выискивая еще что-нибудь вкусное. Обнаружив ветчину, Лукас мысленно пожелал себе приятного аппетита и уже собирался покинуть кухню, как услышал быстрые шаги. Лукас попытался найти укромный уголок, но не придумал ничего лучше, чем встать за полупрозрачную шторку.

В следующий миг раздался испуганный вскрик женщины. Пока гостью родителей не хватил удар, Лукас отдернул занавеску и едва сам не лишился чувств.

– Фрэнсис?

– Лукас?

Они так бы и стояли, уставившись друг на друга, как жители разных планет, впервые встретившиеся в космическом пространстве, если бы в кухню не примчался Томас Касл с охотничьим ружьем. Увидев, что виновником испуга гостьи стал его сын, старик опустил ружье и рассмеялся.

– Вы что, сговорились? Хоть бы предупредили нас. Сначала приехала Фрэнсис... теперь ты. Чего молчите? Поцелуйтесь хоть, раз давно не виделись. Я отвернусь, так уж и быть.

Томас проявил необыкновенную понятливость и вовсе ушел из кухни, закрыв за собой дверь.

– Что ты здесь делаешь? – наконец смог произнести Лукас.

Он все еще не верил в реальность происходящего. Неужели Фрэнсис не улетела в Лондон? Но... как же так? Ведь Денвер утверждал... да и девушка в справочной службе аэропорта...

– Жду тебя. А ты? – Фрэнсис улыбалась, хотя в глазах ее стояли слезы.

– Я думал, что больше никогда тебя не увижу, – признался Лукас. – Я был в аэропорту, но мне сказали, что самолет уже поднялся в воздух.

Он больше не мог сдерживать свои чувства. В два шага преодолев разделявшее их с Фрэнсис расстояние, Лукас заключил ее в свои объятия и начал покрывать поцелуями ее лицо.

– Прости, Фрэнсис. Я так сильно люблю тебя. Я думал, что сойду с ума, когда узнал, что ты улетела. Прости... прости... Скажи, что любишь меня.

– Люблю. – Фрэнсис ответила на поцелуй. – Всем сердцем. Ты еще хочешь на мне жениться?

– Спрашиваешь! Я мечтаю сделать это как можно быстрее. Фрэнсис, я до сих пор не могу поверить, что ты здесь, рядом со мной! Как ты догадалась, что я приеду сюда?

Она пожала плечами и загадочно улыбнулась.

– Не знаю... просто вспомнила твои слова о том, что ты всегда возвращаешься домой, когда тебе по-настоящему одиноко и грустно. Я подумала, что тоже могу приехать сюда, чтобы спастись от той гнетущей тоски, которая переполняла мое сердце после нашей размолвки. Сначала я хотела погостить у мамы в Лондоне, но потом подумала, что там я все равно не смогу обрести покой и домашний уют. Мой дом здесь. Рядом с тобой и твоей семьей.

– О, Фрэнсис, я люблю тебя больше жизни! – Лукас еще крепче прижал ее к груди.

– Ты больше не сердишься на меня?

– Как я могу на тебя сердиться? Я был полным кретином.

– Нет, ты был прав. Я заслужила такое отношение. Я должна была рассказать тебе правду, но я так боялась... Я никогда не относилась к тебе как к части работы. Меня не просто уволили, а с позором изгнали из рядов телевизионщиков. Впрочем, я только рада. Я всегда мечтала о тихой, спокойной жизни.

– Теперь тебе представится шанс пожить на лоне природы. У меня еще неделя отпуска.

– А потом мы могли бы вместе отправиться в Лондон. Я хочу познакомить тебя со своей мамой.

– Надеюсь, я успею сшить себе смокинг, – пошутил Лукас, намекая на то, что мать Фрэнсис дама из высшего общества. – Это к своим я могу заявиться без предупреждения, как снег на голову.

– Моя мама обрадуется, даже если мы нагрянем среди ночи без звонка, – ответила Фрэнсис. – Правда, мы с ней так давно не виделись, что она может принять меня за воровку.

– Дети, давайте вы отложите свои разговоры. Пора пить чай! – возвестила появившаяся на пороге госпожа Касл. – Сынок, обними-ка мать и ступай в гостиную к отцу. Он хочет задать тебе несколько вопросов. А мы с Фрэнсис пока сделаем горячие бутерброды.

– Ах да, я совсем забыла, зачем пошла в кухню, – с виноватой улыбкой сказала Фрэнсис.

– Где уж тебе помнить, – добродушно усмехнулась госпожа Касл. – Я бы на твоем месте дара речи на неделю лишилась. Зря только плакала, что потеряла Лукаса. Вот он перед тобой!

Лукас чмокнул Фрэнсис в щеку и отправился к отцу. Женщины занялись приготовлением закусок и обсуждением предстоящей свадьбы.

– А я сразу поняла, что вы с Лукасом идеальная пара, – безапелляционно заявила госпожа Касл.

– Это еще почему? – изобразив недоумение, спросила Фрэнсис. В глубине души она знала это с первой минуты знакомства с Лукасом, хоть и боялась признаться в этом даже себе самой.

– Вы так смотрите друг на друга, что страшно пройти между вами. Насквозь прожжет. Помоги-ка мне с этой решеткой... А еще Лукас никогда не привозил домой своих подруг. Мы с отцом узнавали от Молли, что у него кто-то появлялся, но никогда не воспринимали увлечения Лукаса всерьез. Ты – совсем другое дело.

Фрэнсис смутилась. Вот, оказывается, почему родители Лукаса сразу же приняли ее в семью как родную дочь.


предыдущая глава | Однажды в Амстердаме | cледующая глава