home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12.

Вторник.

Италия. Рим.

Бывают совпадения в жизни, но все подчинено неведомым нам закономерностям. В то же самое время, когда доктор Бирман подключал к Сети оборудование лаборатории под Зальцбургом, похожий процесс завершался в Риме, в комплексе на крыше уже знакомой нам гостиницы.

По программе, понедельник и вторник отводились на адаптацию гостей. С кормлением и обслуживанием ребят в комплексе на крыше все наладилось довольно быстро, клиника предоставила вполне подготовленный персонал. Медсестер ребята стеснялись, пришлось оставить только медбратьев. Они дежурили по восемь часов и уже почти приноровились к каждому из ребят. А это тоже было непросто, болезни у всех были нешуточные.

В комнате для персонала установили две кровати, где медбратья тоже могли передохнуть. Располагавшаяся рядом миникухня была действительно мала, она не предназначалась для реального приготовления пищи. Максимум там было можно приготовить бутерброды, да в свч-печке разогревать несложные блюда. В принципе, основное питание планировалось завозить в готовом, даже горячем виде. При доставке собирались даже учесть существующие ограничения по питанию, у кого – по медицинским показанием, у кого – по религиозным убеждениям.

Тем не менее, кое-какие припасы для рабочих перерывов тоже были завезены. Скоропортящиеся продукты хранились в большом холодильнике. Был на кухне и запас воды и различных соков, тут же стоял аппарат для изготовления кофе. Медбратья не скучали, они были в основном студенты, и близость даже к такой к кухне их только радовала.

В воскресение заехали остальные участники олимпиады из числа инвалидов, еще шесть человек. Процесс подъема и устройства вновь прибывших занял почти весь день, и только к вечеру оргкомитету стало понятно, что не все успели подготовить в срок.

Большую телевизионную панель сообразили заранее повесить в центре комнаты и подключить к телевизионной сети гостиницы. А вот широкополосный доступ в Интернет кто-то принял решение обеспечить прямо к началу состязаний. Почему-то, заранее в эту голову не пришло, что для неподвижных подростков не телевидение, а плавание в Интернете составляет основную часть жизни.

Все подростки-инвалиды приехали со своими портативными компьютерами. Они были крайне разочарованы, когда оказалось, что выбранная для их проживания комната пока напоминает необитаемый остров.

Внизу, в самой гостинице, можно было подключить компьютеры к скоростной линии в любом номере. Можно было также пойти в кафе, на десятый этаж, где был организован так называемый хот спот[9]. Там вообще любой гость гостиницы мог открыть свой ноутбук и насладиться дешевым беспроводным Wi-Fi[10] доступом к Интернету. А наверху был еще почти каменный век.

Все, что ребята могли себе позволить – это выход в Интернет через мобильные телефоны. К сожалению, большинство из них не имели физической возможности мобильными телефонами пользоваться. Здоровые люди не могут себе представить, как сложно с двумя-тремя работающими пальцами выполнять даже казалось бы самые простые действия. А среди прибывших ведь были и лишенные даже этих возможностей. Им нужно было подключить к Сети их собственные, специально приспособленные компьютеры, которыми они умели управлять, кто – зажав в зубах палочку, кто – держа в кулачке джойстик.

Оргкомитет довольно быстро осознал свой просчет по обеспечению доступа в Сеть. Было решено ускоренно дооснастить комнату пребывания главных участников.

Работа по «интернетизации» осложнялась тем, что ребята уже были в комнате и имели компьютеры разного класса, в том числе не самые современные. Нужно было не только проложить оптический кабель из подвала здания на крышу, но и сделать разводку по комнате, подвести и удобно расположить места подключения у каждой кровати.

И вот, наконец, дело близилось к завершению. Рабочие закончили сверлить отверстия, протягивать кабели. На стенке слева от телевизионной панели закрепили большой блок – коммутатор, проложили в пластиковых коробах тонкие кабели уже до каждой кровати и смонтировали небольшие розетки для подключения компьютеров. Наконец, наступил перерыв, рабочие ушли. Осталось придти настройщику, запустить коммутатор и настроить соединение с каждым компьютером. Скорость доступа обещали сделать исключительной. Даже коммутатор был какой-то последней модели. Одновременно все компьютеры могли с ним соединяться напрямую своими оптическими портами.

Ребята весело переговаривались, отдыхая от надоевшего шума, и в предвкушении желанного погружения в Сеть. С ними не было никого из оргкомитета, сидеть в шумной комнате целый день впустую никто не хотел. Сменный медбрат, худощавый молоденький паренек с коротко стриженными черными усиками, был рядом. Он или отдыхал в комнате для персонала или вертелся на кухне. В любой момент медбрат мог связаться с оргкомитетом или администрацией гостиницы.

В комнате появился человек в больших старомодных очках, который представился, как настройщик. Невысокий человек с невзрачным лицом был одет в рабочий комбинезон. Его прямые длинные темные волосы производили ощущение крашеных, у них был какой-то странноватый оттенок.

Настройщик нес с собой две большие сумки из прочной материи. С такими сумками по всему миру ездят мелкооптовые торговцы, «челноки». Одна сумка была округлой формы и, судя по всему, очень тяжелая. Было похоже, что для соединений еще потребовалось еще какое-то количество кабеля. Вторую сумку настройщик нес относительно легко. Наверное, она была с какими-то приборами, что-то твердое распирало стенки сумки.

Поставив сумки у входа в комнату, настройщик надел рабочие перчатки и попросил ребят достать мобильные телефоны, у кого есть, для настройки с коммутатором. Не очень понятно было, зачем это делать, если к коммутатору должны подключаться компьютеры напрямую, но никто особенно не стал задумываться. Четверо присутствующих, как оказалось, пользовались мобильной связью. Настройщик прошел между кроватей и собрал телефоны. После этого он ненадолго вышел в коридор.

Трудно было предположить, что этот человек, выйдя на лестницу, поднимется на технический этаж. Там он бросил в угол свои очки и все мобильные телефоны и достал из-за пояса небольшой ломик. Легко вскрыв дверь лифтовой комнаты, он несколько раз ударил ломиком по блоку управления лифтом. Затем он засунул ломик в механизм подъемника лифта, заблокировав его окончательно.

После этого «настройщик» вернулся за круглой тяжелой сумкой. Выйдя опять на лестницу, он поставил сумку на пол. После этого он спустился на три лестничных пролета вниз и достал из кармана куртки некое прямоугольное устройство, напоминающее небольшой кирпич. Нажав на «кирпиче» какую-то кнопку, он положил его на место стыка лестницы и лестничной площадки.

Затем он вернулся наверх, к своей сумке, раскрыл ее и быстро стал доставать и выбрасывать на лестницу колючую проволоку, пучок за пучком. Свернутая ранее в круглые мотки, проволока со скрежетом расправлялась, постепенно заполняя сначала один лестничный пролет, потом другой. Закончив с проволокой, настройщик вернулся в комнату, где ничего не подозревавшие ребята шутили с дежурным медбратом. Тот как раз только заехал в комнату с передвижным столиком, уставленным напитками.

«Настройщик» подошел поближе к медбрату и спокойно сказал ему:

– Ну-ка быстро иди к стене.

Тот слегка побледнел, кивнул и без слов быстро пошел к дальней стене комнаты, «настройщик» за ним. Как только они подошли к стене, «настройщик» достал из кармана нечто, напоминающее маленький пульт дистанционного управления, и нажал на нем кнопку.

Комната резко дрогнула, раздался грохот взрыва. Через пару секунд послышался еще один глухой удар и, затем еще один, уже заметно тише. Это оторвавшийся от площадки в результате взрыва лестничный пролет рухнул вниз. Он обрушил следующий пролет, потом вместе они упали на следующий, но уже его не обрушили, а застряли грудой искореженного железобетона. Расположенный на крыше комплекс был надежно отрезан от гостиницы. Там, где раньше коридор 12 этажа выходил на лестницу, обломки бетонных плит и лестничных маршей образовали плотный завал.


Руководитель службы безопасности гостиницы набрал номер местного телефона в комплексе на крыше примерно через десять минут. Столько времени потребовалось, чтобы понять источник толчка, который почувствовали обитатели и персонал верхних этажей. Ответил подрагивающий голос медбрата, который передал трубку «настройщику».

Это не было диалогом, со стороны «настройщика» был только один вопрос:

– Вы говорите по-английски?

Ответив положительно и едва успев включить запись разговора, руководитель службы безопасности выслушал монотонно зачитанное, явно заранее приготовленное сообщение и услышал отбой. Он тут же, не задумываясь, нажал на кнопку быстрого набора номер 1 на своем телефоне и, дождавшись ответа, четко, по военному, изложил ситуацию.

– Проживающие в изолированном комплексе на крыше гостиницы одиннадцать подростков-инвалидов и один человек из обслуживающего медицинского персонала, судя по всему, захвачены террористом-одиночкой. Единственный лифт не работает, наверное, поврежден террористом, лестница на крышу взорвана. Свои требования террорист обещает изложить по телефону корреспонденту любой всемирно известной телекомпании, программа которой есть в системе кабельного телевидения гостиницы. Условие этого интервью – нахождение корреспондента в прямом эфире. Террорист предупредил, что при любых попытках проникновения в комплекс он взорвет принесенный с собой снаряд со смертельно ядовитым газом времен второй мировой войны. Более того, в случае, если переговоры с корреспондентом не будут начаты в течение четырех часов, он взорвет этот снаряд, умертвит всех заложников и себя самого, а все объяснения оставит в письменном виде в конверте, который найдут на его теле.

Эвакуация гостиницы началась примерно через тридцать минут. Бойцы спецподразделения по борьбе с терроризмом приступили к оцеплению гостиницы. Корреспондентов телерадиокомпаний долго ждать не пришлось. Прибыли оперативные бригады всех видных новостных компаний, причем в ранге не ниже руководителей отделений по Италии.

Часа через два в просторном автобусе с занавешенными окнами, стоящем за углом гостиницы, происходил серьезный разговор. На эту закрытую встречу пригласили руководителей отделений трех известных телекомпаний, причем приглашения были сделаны весьма незаметно для окружающих. Сами бригады всех компаний продолжали вместе толпиться у входа в гостиницу.

Слово взял человек, представившийся как руководитель операции. Он сначала рассказал корреспондентам то, что было известно из единственного разговора с террористом. Затем он напомнил, что, по негласному общему правилу противодействия террористическим атакам, прямой эфир бандитам никогда не предоставляется. Некоторые сведения, сообщаемые в прямой эфир террористами, могут вызвать панику. Есть и другие причины.

Руководитель операции обратился к корреспондентам с просьбой:

– Новостные программы представляемых вами компаний идут под номерами 1,2 и 3 в перечне телевизионных каналов, доступных клиентам гостиницы. Предложение – сымитировать прямой эфир ваших компаний. Вести съемку и тут же транслировать полученный материал прямо в сеть кабельного телевидения гостиницы. Затем, буквально с задержкой в минуты, вы материал подадите в обычном формате в свои компании. Если что-то по нашему мнению будет необходимо не сообщать широкой публике из того, что скажет террорист – значит, вам придется так и поступить. Насколько мы осведомлены, вы трое обладаете полномочиями принять решение такого уровня самостоятельно. Согласны ли вы?

Руководители репортажных групп ответили утвердительно.

Примерно через полчаса корреспондент одной телекомпании беседовал с террористом «в прямом эфире», если смотреть канал №1 в гостинице. Его самого, разговаривающего о чем-то с террористом, можно было видеть и по соседнему каналу. Этот репортаж показывал с собственными комментариями и в том же режиме, корреспондент второй компании. На третьем канале шел аналогичный репортаж, но без комментариев.

Разговор начали с того, что предложили террористу переключить свой телевизор на первый канал. Потом пришлось его просить убавить звук на телевизоре, поскольку в эфире возник типичный в таких случаях звон.

Террорист, который представился как Феликс, объяснил, что он является идейным наследником Адольфа Гитлера. Несмотря на сумбурность его объяснений, стала понятна главная идейная подоплека захвата заложников.

Террорист, в полном соответствии с учением своего духовного наставника, считает неправильным сохранение жизни всяким «неполноценным», к которым он отнес всех инвалидов – участников олимпиады. Это – нарушение основополагающих принципов эволюции, это – селекция наоборот, это – преступление против человечества.

Далее Феликс объяснил, что он готов пощадить этих заложников, если из тюрем всех европейских стран и США будут немедленно освобождены все, осужденные по статьям «фашизм, нацизм, неонацизм, расизм» и им подобным. Это люди, страдающие за прекрасное будущее человечества, узники совести.

Если это его требование не будет выполнено в течение трех дней, он пожертвует собой, но хоть немного восстановит историческую справедливость и освободит больше места на планете для полноценных людей.

На этом разговор, продолжавшийся около 10 минут, закончился.

Руководитель операции буркнул корреспондентам:

– Рекламу фашизма уберите, а все остальное давайте так, как считаете нужным.

Через несколько минут в экстренных репортажах «допущенных к операции» телекомпаний были показаны краткие сюжеты. В течение часа они были повторены в свежих выпусках новостей практически всех средств массовой информации. Скоро во всем мире узнали, что в самом центре Рима захвачены заложники, среди которых 11 старшеклассников-инвалидов и один медработник.


Глава 11. День шестой, понедельник. Москва. День седьмой, вторник. | И Он пришел... IT-роман | Глава 13. День восьмой. Среда. Россия. Беслан.