home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15.

Среда.

Испания. Канарские острова.

Остров Тенерифе.

Сотрудник Канарской астрофизической лаборатории Ригоберто Мануэль Мендес ехал ранним утром заступать на смену. Его смена начиналась в восемь утра, сейчас было только около шести. Он выехал с большим запасом и сейчас хвалил себя за предусмотрительность. Погода сегодня преподнесла неприятный сюрприз. Автомобиль не успел еще серьезно подняться с побережья вверх по горной дороге, как въехал в пелену густого тумана.

Семья Риго, как его звали все родные и близкие, жила в городе Гюимар, почти на побережье. Практически никто из обитателей острова не жил на высоте более двух-трех сотен метров над уровнем моря. Обсерватория же находилась высоко в горах. Туда и в хорошую погоду с побережья было не менее двух часов пути, в основном по извилистой горной дороге.

Большинство работников обсерватории были люди приезжие, с континента. Они предпочитали проводить почти все время наверху, живя в общежитии при обсерватории.

Риго был единственным научным сотрудником – уроженцем этих мест, и он заслуженно этим гордился. Получить приличное общее образование здесь, на маленьком острове, еще было можно. Но стать специалистом в такой области, как астрономия, – практически нереально. Только большая мечта и упорство, плюс врожденные способности к точным наукам привели Риго к цели.

Сначала он получил образование инженера – механика. Потом устроился на мизерную зарплату в обсерваторию. За десять лет Риго прошел путь от стажера до ведущего инженера по обслуживанию оборудования обсерватории. Одновременно, шаг за шагом, заочно обучаясь и сдавая курс за курсом, он шел к намеченной цели. Его не устраивало просто обслуживать астрономические приборы. Он хотел сам стать астрономом.

Сначала некоторые научные сотрудники подтрунивали над ним. Постепенно все оценили его скромность и трудолюбие, и его мечта со временем стала общей. Когда он получил желанную степень и был официально переведен на должность научного сотрудника, праздновала вся обсерватория.


Сегодня вести машину приходилось, что называется, шепотом. Риго хорошо знал и любил свой остров. Такой туман в это время года мог обозначать лишь одно. Этой ночью, месяца на полтора раньше обычного, температура воздуха на плоскогорье опускалась ниже нуля.

Примерно через час медленного движения вверх по извилистой дороге, он вынырнул из тумана, оказался над ним. Сколько лет Риго наблюдал эту картину и не продолжал ей удивляться. Всего два с половиной километра над уровнем моря – но насколько другой мир, другая природа, другие мысли. Внизу жарко, круглый год толпы туристов, торговцы и экскурсоводы. А еще всякая мелкая пакость, которая заводится в местах скопления людей, – карманники, аферисты всякие. Здесь – красота и чистота.

Дорога далее шла через кратер бывшего вулкана. Последнее крупное извержение этого вулкана видел Христофор Колумб на своем пути в Америку. Пейзаж внутри огромного бывшего кратера радиусом в несколько километров потрясал каждого, кто впервые его видел. Не случайно именно здесь лучшие кинокомпании мира снимали фантастические фильмы. Величественная красота была действительно неземной. Насколько мог видеть глаз, от края до края горизонта было одно и то же. По краям гигантского кратера стоят невысокие скалы. Огромное внутреннее блюдце заполняла застывшая лава разных оттенков от черного до красного цвета. Всюду только хаотическое нагромождение огромных глыб. Небольшими пятнами скучилась непривычная растительность, в основном скудные, необычной формы кустарники.

Риго привык к этой картине. Но сейчас он вдруг понял, что сегодняшний пейзаж был даже для него необычен.

Восход солнца начался как раз тогда, когда автомобиль выехал из тумана на плоскогорье. Сегодня все было еще прекраснее, чем всегда. За всю свою жизнь Риго не довелось наблюдать такого зрелища. Вся поверхность земли, скалы и обломки лавы – все это тихо дымилось. Клубы белого цвета медленно поднимались над землей и таяли в воздухе. Ветра почти не было, картина была безмолвна и торжественна.

Риго понимал, что это, по-видимому, остатки тумана. Но впечатление было такое, будто камни, вся поверхность земли были еще недавно раскалены и сейчас остывают.

Он остановил машину на обочине, вышел и, как завороженный, смотрел и смотрел вокруг.

– Наверное, так выглядела Земля сразу после ее сотворения, – с каким-то внутренним трепетом и благоговением думал Риго.

Он, как зачарованный, смотрел и смотрел на первозданный мир и не заметил, как солнце выглянуло из-за гор. В стремительно исчезающих под лучами солнца уже неплотных облачках тумана неожиданно зажглись какие-то разноцветные огни. Это редкая растительность, небольшие кустики и кактусы, вдруг засияла в лучах восходящего солнца.

Риго подошел к растущей у дороги группе кустарников, чтобы посмотреть поближе. Оказалось, что каждый листик, каждая веточка растений были в тонком ледяном панцире, образовавшемся из-за неожиданного ночного заморозка. И теперь этот тонкий лед таял, играя на солнце всеми цветами радуги, как бы салютуя наступающему дню.

Риго постоял еще несколько минут, потом спохватился, сел в машину и двинулся дальше. Картина «сотворения мира» продолжала стоять у него перед глазами. Хорошее, доброе чувство осталось у него от увиденного зрелища, как от неожиданного и приятного подарка.


В обсерватории на входе Риго, как всегда, сначала выпил чашку кофе. Простенький автомат стоял в маленьком баре под плакатом с его любимыми словами писателя Герберта Уэллса. Сотрудники в этом баре отмечали все заметные события. Плакат гласил:

«Ни одно животное не станет смотреть вверх… Только это нелепое создание – человек – тратит время попусту, глазея на небо».

Сегодня в обсерватории Риго ждала обычная работа. Группа сотрудников, в которую он входил, принимала участие во всемирной программе поиска внеземных цивилизаций. Программу уже давно собирались сворачивать по всему миру. Спонсоров становилось все меньше и меньше. Этой программе было более чем сорок лет. Группы энтузиастов работали по этой программе в обсерваториях, расположенных в разных местах земного шара. Они все по согласованной программе осуществляли непрерывный поиск радиосигналов, похожих на осмысленные. Ничего похожего на сигналы инопланетного разума за все время существования программы обнаружено не было.

Принимая смену от своего приятеля и коллеги, Риго даже не спрашивал его, есть ли что новенькое. Задавать такие вопросы в их группе давно стало дурным тоном. Программа слежения была заранее разработана под единственный радиотелескоп, выделенный на обсерватории для программы. Ручная работа была сведена до минимума.

Основной интеллектуальной забавой было опознавать появляющиеся время от времени новые сигналы. Часть из них была природного происхождения. Как правило, это были слегка изменившиеся старые знакомцы. Было приятно узнавать среди них сигналы от вспыхнувших миллионы лет назад сверхновых звезд или следы неведомых нам космических катаклизмов.

По настоящему новые сигналы этой природы приходили редко. В последнее время в основном попадались обрывки сигналов от объектов – творений рук человеческих.

Когда Риго увидел на экране новый довольно сильный сигнал, он его привычно определил, как «спутниковый». Запись пошла автоматически, он стал прикидывать координаты спутника. Через несколько минут Риго понял, что источник находится не на земной орбите, а явно подальше. Может быть, в пределах солнечной системы, или около нее.

Это было гораздо интереснее обычного орбитального спутника. Не так уж много дальних запусков было совершено с Земли. Риго стал напрягать память, пытаясь вычислить, сигнал какого аппарата он может видеть.

Ничего на ум из действующих проектов не приходило.

– Может быть, это какой-нибудь потерянный аппарат, – подумал Риго. Таких дальних потерянных кораблей насчитывалось не менее двух десятков.

Это было бы очень интересно и престижно – найти такой потерянный объект. Пока он размышлял, руки автоматически настроили слежение за неопознанным источником сигнала. Вся поступающая информация в режиме «реального времени» стала «выкладываться» на специальный раздел сайта их лаборатории. При этом прошла автоматическая рассылка электронных писем – оповещений руководителям групп всех обсерваторий, участвующих в программе.

Сигналы от неизвестного объекта тем временем обрабатывались анализатором. Параллельно с простой, так называемой аналоговой, записью сигнала, анализатор предпринимал попытку определить скорость передачи. Если передача идет от современного устройства земного происхождения, то сигналы должны быть в цифровом виде. Это должны быть импульсы, следующие с некоторой скоростью, измеряемой в числе импульсов (единиц информации, бит) в секунду. Анализатор начал «снизу», постепенно повышая так называемую скорость синхронизации, скорость своей внутренней частоты. При совпадении частот производилась синхронизация, и далее запись сигналов уже велась наилучшим образом.

Примерно через минуту Риго обратил внимание, что анализатор продолжает «пыхтеть», но никак не может определить скорость передачи сигналов от неведомого объекта.

Риго задумался. Обычно с космических объектов сигналы не очень скоростные. Это ведь не репортаж с хоккейного матча. Тем более, если аппарат дальний. Чем дальше аппарат – тем шире и слабее импульсы сигнала, долетающие до Земли. Поэтому и ниже должна быть скорость передачи, чтобы сигнал уверенно принять на Земле.

Даже если организовывается сеанс видеосвязи, например, с международной космической станцией (МКС), видеосигналы сначала заметно упрощают, чтобы скорость передачи снизить насколько возможно. Значит, или анализатор сломался, или…

Риго вскочил со стула, чтобы взглянуть на индикатор текущей скорости синхронизации. Анализатор уже проскочил скорость, соответствующую передаче видеоизображения с качеством DVD, и продолжал «лезть наверх». В аппаратах дальнего зондирования космоса, запущенных с Земли, таких скоростей передачи не было никогда.

Риго понял, что нужно звонить руководителю группы. И срочно.


Через несколько часов был осуществлен поворот станций слежения практически всех серьезных астрономических обсерваторий мира. Те, кто находился в «тени», с нетерпением ждали, когда Земля повернется «нужным боком».

Секретности в подобных исследованиях не было. Исследование дальнего космоса уже давно перестало представлять какой-либо интерес для военных и спецслужб. Поэтому все новинки программы сразу оказывались в прямом доступе всех заинтересованных лиц и организаций.

Интерес к сигналам вспыхнул во всем мире стремительно. В прямой трансляции в Интернет с сайтов астрономических обсерваторий потекли с огромной скоростью получаемые сигналы. Их источником был неизвестный объект, предположительно находящийся где-то на расстоянии одного светового дня от Земли.

Средства массовой информации сосредоточили огромное внимание на этой новости. Корреспонденты на все лады повторяли одно и то же:

– Неужели это «контакт»? Неужели это действительно сигнал от неведомых нам мыслящих существ?


Глава 14. Среда. Италия. Рим. | И Он пришел... IT-роман | Глава 16. Среда. Австрия. Зальцбург.