home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17.

Среда.

Россия. Москва.

Генеральный директор Московского Института теплотехники, для большинства знакомых и друзей просто Генерал, был с самого утра не в духе. Он только что вернулся с совещания военно-промышленной комиссии правительства. Кроме него, «на ковер» были вызваны Министр обороны и начальник Главного Штаба Военно-Морских Сил (ВМФ). Тема была простая – очередной аварийный пуск Булавы.

Заседание вел первый вице-премьер. Для начала он напомнил, как в 1997 году руководству МИТ и ВМФ удалось убедить Президента сделать ставку именно на Булаву. У страны тогда не было альтернативы. По условиям подписанных еще СССР международных договоров, России запрещалась разработка новых неуязвимых для ПРО противника ракет сухопутного базирования с разделяющимися боеголовками. Было принято решение срочно разработать такие ракеты для пуска с подводных ракетоносцев.

– Однако, – напомнил вице-премьер, – тогда можно было не начинать разрабатывать почти с нуля Булаву. Проще было доводить до ума ракету Р-39 разработки КБ имени Макеева. Правда, Р-39 уже тогда морально устарела, была гораздо тяжелее и прочее. Но она летела куда нужно. Именно вы своим именем и авторитетом добились принятия решения о беспрецедентном финансировании. Только за первые пять лет программы, в то время, когда страна переживала огромный дефицит средств, было потрачено около 20 миллиардов рублей. Более того, вы меня неоднократно обнадеживали, и я передавал эту надежду Президенту. Я прошу вас быть сегодня предельно искренними и объяснить мне, что произошло на последнем пуске.

Все понимали, что вопрос адресован вовсе не к военным. Ответ надлежало держать штатскому Генералу.

Он рассказал, что при всех неудачных пусках первые проблемы выявлялись на завершающем этапе работы двигателей первой ступени.

– На начальном участке разгона все вроде бы было нормально, и только потом возникали нештатные ситуации. Мы пытались выявить источник проблемы, искали причины именно на этой, завершающей фазе полета первой ступени, но безуспешно. Наконец, возникло другое предположение. Для его проверки ведущий специалист института присутствовал при последнем пуске. Съемка пуска велась нашим специалистом с дрейфующей станции Северный Полюс. Пуск был произведен практически в непосредственной близости от станции (вице-премьер одобрительно хмыкнул). По результатам непосредственных наблюдений окончательно установлена причина нештатного поведения ракеты. Она заключается в повреждении как минимум одной из дюз первой ступени ракеты падающей при взлете тяжелой льдиной. Посмотрите, пожалуйста, видеозапись. Я включаю замедленный режим. Обратите внимание на большую льдину справа, которая стала под углом к ракете после взлома льда концевой частью. Вот льдина скользит по поверхности ракеты, пока та выходит из-подо льда. Естественно, это не может причинить ракете вреда. А вот момент выхода нижней части ракеты из-подо льда. Смотрите, вот в этот момент льдина не соскальзывает с нижнего края корпуса ракеты, а ломается на три части. Средний обломок летит не вниз, а вбок, к ракете. В это время ракета успевает подняться, и обломок льдины краем ударяет по соплу. И это удар огромной силы, масса обломка исчисляется сотнями килограммов. При разгоне этой ступени постепенно накапливается отклонение от расчетной траектории. Если в корректировке отклонения должна участвовать поврежденная дюза, то возникает «положительная обратная связь». Система управления идет в разнос. Мы имеем все основания считать, что предыдущие неудачные пуски из-подо льда имели ту же причину. При более тонком или более толстом слое льда такой проблемы не возникает, это мы уже успели многократно промоделировать. Устраняется проблема, по мнению наших ведущих специалистов, очень просто. Нужно немного изменить режим подачи топлива на взлете. Самым простым решением было бы резко ускорить ракету после взлома льда. Однако это потребовало бы внесения значительных доработок в двигатель. На сегодня мы и так используем практически максимальную мощность на взлете. Соответственно, предложено напротив, несколько затормозить взлет. Если мы, фигурально выражаясь, «подвесим» ракету в момент выхода нижней ее части из-подо льда, буквально на секунду, то образующийся перегретый пар «съест» край льдины. В результате льдина если и ломается, то на другом уровне, заметно ниже. При этом мы еще на всякий случай немного довернем крайние дюзы внутрь, к оси корабля. Результаты моделирования приведены на следующем слайде. При применении предложенных мер, вероятность повреждения дюз при пуске сквозь льды критических толщин будет уменьшена с сегодняшних примерно 30 процентов до приемлемого уровня, ниже одной сотой процента. Все необходимые расчеты завершены, программы откорректированы. Прошу разрешить следующий пуск в самое ближайшее время.

После того, как были заданы дополнительные вопросы и заслушаны ответы, выступили несколько членов комиссии, и вице-премьер подвел итог. Он был краток:

– Я оперативно доложу Президенту итоги совещания, в том числе вашу информацию о нахождении и ликвидации проблемы и предложение по скорейшему новому пуску.

И вот сейчас, не успел Генерал зайти в кабинет и сесть за рабочий стол, как зазвонила «кремлевка». Говорил вице-премьер.

– Я вас поздравляю, – сказал он не то с иронией, не то серьезно. – Президент, он же Главком, принял решение лично присутствовать на следующем пуске. Если в субботу, повторяю, в эту субботу она полетит не туда – за ней можете полететь и вы. А может быть и я. Но я в вас верю. Не подведите.

Не успел Генерал до конца осмыслить разговор с вице-премьером, как на его большом телефонном аппарате замигал внутренний вызов. Сейчас Генерал не был настроен с кем-либо разговаривать. Однако на звонки своего заместителя по безопасности он привык отвечать.

– Слушаю тебя, Саша, – сказал он.

Они давно были на «ты», Генерал, между прочим, никогда не тыкал тем, кто не мог ему сказать «ты» в ответ. Молодой, но очень опытный полковник Васин работал в институте уже три года, и пока приносил только пользу. Что выгодно отличало его от предшественников, так это современное образование в области информационных технологий, отличная физическая форма и работоспособность. Генерал особенно ценил его «заточенность» на работу на опережение неприятностей.

– Генерал, можно к тебе зайти, подышать свежим воздухом? – спросил Васин. Это обозначало, что у него есть строго конфиденциальный разговор, который он хочет провести вдали от телефонных аппаратов.

– Заходи, – ответил Генерал.

Через пару минут они уже выходили из кабинета Генерала на свежий воздух.

Генерал любил объявлять своим гостям, что у него есть своя крыша. Большинство гостей под «крышей» понимало высокое покровительство. Все весело смеялись, когда оказывалось, что из кабинета Генерала действительно был прямой выход на крышу одного из крыльев старого здания института. Здесь Генерал иногда любил походить, подумать, здесь же они обычно беседовали с Васиным конфиденциально. При таких разговорах они оставляли даже свои мобильные телефоны секретарю.

– Генерал, у меня есть несколько тем для беседы, все особой важности, не знаю, с какой начать, – сказал Васин.

Генерал уже получил свою порцию адреналина, поэтому был настроен весьма философски.

– А ты начни, как в программе новостей, сначала то, что в мире, потом в стране, потом в семье.

Васин крякнул и сказал:

– Ты знаешь, я всегда поражался твоей интуиции, Генерал. Значит, сначала в мире. Я тебе докладывал о вирусе, о том, откуда он пришел, о том, что я включен в команду. Час назад поступило срочное сообщение. Созданная вирусом выделенная сеть начала использоваться. Уже определено, куда течет через эту сеть информация, это где-то в Австрии. У меня самолет из Шереметьево через три часа, я уже с вещами, так что извини.

– Ну ладно, – сказал Генерал, – ты только осторожнее.

– Осторожнее, это бы хорошо, – ответил Васин. – Если я тебе скажу, что мы едем как туристы, не уведомляя европейских коллег, чтобы не гнать волну, ты меня поймешь?

Генерал задумался и сказал:

– Не уведомляя, значит, вы все летите как обычные люди, то есть с голыми руками?

– В самую точку, – согласился Васин.

– Ладно, это понял. Что в стране?

– Меня наш куратор с Лубянки попросил переговорить с тобой, чтобы ты отстранил Ларина от ведения новых разработок, на время. Рекомендация – не повышать его уровень осведомленности. Хотя бы до того времени, как закончится проблема с вирусом и будет окончательно ясно, что он просто случайный переносчик заразы. Кстати, понять, где он заразу подцепил, никто пока не может.

– Ну, – задумчиво протянул Генерал, – мысль конечно, правильная, верная. Только кто кому сейчас осведомленность повышает, это еще вопрос. То, что последняя Булава опять по ледяным полям поскакала, ты знаешь. Так вот, Ларин вроде понял проблему. Мы теперь ее всем институтом лечим по его сценарию. И уже назначен новый пуск. Давай с тобой попробуем предположить, кто на нем может вдруг оказаться?

– Что гадать, – сказал Васин, – я уже считай полгода жду, когда Сам новым атомным ракетоносцем порулит. Кто, кроме него, по праву должен новое поколение оружия обкатать? У него имидж такой, что он просто обязан на «Илье Муромце» кое-кому нос утереть, а нам всем будет приятно, что у нас он такой. Да ты не переживай, рука у него легкая…

– Ну, легкая она, если у нас все получится. А если не получится, то станет тяжелая, и вернешься ты со своей Австрии к другому Генералу. Ладно, с этой темой тоже все понятно, можешь сообщить, что до меня довел. А я уж буду принимать решение самостоятельно. Что дальше?

– Дальше на самом деле о семье. У тебя ведь дома доступ в Интернет мной организован. Для всех, кому разрешен выход в Интернет с работы, или организован от института доступ из дома, на всякий случай была установлена небольшая программка. Эта программа позволяет автоматически обнаруживать случаи обращения к плохим сайтам. Нет, я не имею в виду порнушку или что-либо такое. У нас программка поинтереснее. Мы автоматически проверяем каждый сайт, на который выходят сотрудники, на предмет благонадежности. Давно ли создан сайт, не находится ли в перечне криминальных или контролируемых террористами или спецслужбами и так далее. Так вот, дочь твоя младшая сегодня ночью ходила на сайт-ловушку. Это такая штука, которая создается под конкретный поиск. Ну, например, тебе вдруг нужно найти что-то редкое. Вот потребовался срочно рецепт приготовления мыла из шоколада. А я заранее знаю, что ты будешь такое искать. Вот и создаю сайт из одной-единственной страницы, на которой публикую как бы рецепт. И точно называю его «рецепт приготовления мыла из шоколада». В любой поисковой системе ты придешь ко мне, как миленький. Так вот, Анна попала в такую засаду.

– Если не секрет, – осторожно спросил Генерал, – что она искала?

– А искала она антидот, противоядие от отравляющего вещества нервно-паралитического действия по названию зарин, – был четкий ответ.

– Ничего не понимаю, – сказал Генерал.

– Это потому, – продолжил Васин, – что ты весь в своей работе. Ты ведь не подвергаешь анализу ничего, что к ней не имеет отношения. Ну и потому, что у тебя дефицит информации. Сейчас сам все поймешь, логическая цепочка простая. Даю информацию. Первое. В новостях, наверное, ты видел, что в Риме террорист захватил группу подростков-инвалидов. Он пообещал их отравить некоторым смертельным газом. Название газа нигде не сообщается. Второе. Дочь твоя получила ночью письмо, после которого она полезла в поиск. Я, естественно, пробил, откуда это письмо прошло. Точный адрес я не устанавливал, дороговато будет. Но отправлено письмо точно из Рима, через небольшого Интернет-оператора, который обслуживает несколько гостиниц. Включая ту, в которой захватили заложников. Улавливаешь?

– Ну, хорошо, Саша, – сказал медленно, по пути соображая, Генерал. – Письмо она получила из Рима. Это запросто. Она переписывается со всем миром. Могу допустить, что Анна в контакте с кем-нибудь из этой самой захваченной группы. Предположим, что они там, в Риме, узнали, каким газом их собираются травить. Предположим, что они попросили кого-нибудь, включая Анну, поискать рецепт противоядия. Но на кой хрен кому-то ставить на это дело ловушки?

– Товарищ Генерал, – серьезно сказал Васин, – ты слышал про такую породу журналистов – папарацци? Если какая-нибудь очень умная сука этой породы пытается вычислить, есть ли у этих мальчишек канал общения, какой-нибудь выход в Сеть, то ловушка может быть как раз для этого. Поймать любой ценой контакт, выйти на связь, все отснять и потом растрезвонить на весь мир. Генерал, ты чего это побледнел, ты в порядке?

Тот крикнул уже на бегу:

– Саша, скорее за мной, – и побежал по крыше в свой кабинет.

Забегая в кабинет Генерала, Васин услышал окончание фразы с Генеральского телефона громкой связи:

– …или находится вне зоны действия сети…

– А, черт, она и телефон выключила, – процедил Генерал, и нажал какую-то кнопку быстрого набора. Ответил его водитель.

– Георгий, – сказал Генерал, – немедленно машину к подъезду, ключи в зажигании, сам на заднее сидение.

Повернувшись к Васину, Генерал спросил:

– Твой багаж где?

– Вот все здесь, в этой сумке, я же прямо отсюда в аэропорт. Да ты чего?

– Саша, Анна мне час назад послала смс-ку: «Папа, не теряй, поехала в SVO[11] встретить одного гостя». Если твое предположение правильное – приезжая сука и мальчишек в Риме погубит, и Анне грех на душу положит. Будет она себя всю жизнь винить.

Генерал взглянул напоследок на рабочий стол и переключил быстрыми движениями телефоны на секретаря. Потом задумался на мгновение, вынул из ящика стола и сунул в нагрудный карман какую-то красную книжечку.

– Ну, вроде все. Гоним в Шереметьево.


Глава 16. Среда. Австрия. Зальцбург. | И Он пришел... IT-роман | Глава 18. Среда. Италия. Рим.