home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22.

Четверг.

Россия. Москва.

Кафе в зале прилета аэропорта Шереметьево-2 в это раннее утро работало как никогда интенсивно. Обычно после часу ночи посетителей практически не было. Однако сегодня, наверное, все работники ночной смены решили по очереди отметиться в кафе.

Информация о бесплатном представлении «Катя против лохматого хлыща» потихоньку распространилась среди всех служб аэропорта.

Блондин получил свое прозвище практически сразу, как уселся в кафе. Уборщица тетя Маня как раз зашла протереть полы. Тетя Маня ночью работала с обеих сторон границы, успевала убрать четыре кафе, два бизнес-зала и одну комнату отдыха. Она не любила такую породу, даже за мужиков их не считала. Поэтому тетя Маня довольно громко спросила у бармена, что это за хлыщ лохматый сидит с Катериной. Прозвище Блондина всем в кафе сразу понравилось и прижилось.


Катя держала инициативу в своих руках и установила примерную скорость употребления – одна стопочка водки в двадцать минут. Стопочки в кафе были мелкие, для зарубежных гостей, граммов на 35. Катя неплохо считала с детства. Три тоста по маленькой стопочке в час – получается примерно сто грамм в час. Поллитра водки на нос за пять часов. Даже если приезжий – чемпион по употреблению спиртного, через двадцать часов, ко времени регистрации, он должен быть в полном ауте.

Катин секрет четко знал только обслуживающий персонал кафе. Ее научила этой хитрости бабушка, которая терпеть не могла водку, но умела поддержать любую компанию. Каждую стопочку Катя как бы запивала водой. На самом деле она не проглатывала водку, а только выливала ее в рот и красивым жестом ставила пустую стопку на стол.

Потом, пока Блондин давился своей дозой, она поднимала стакан с водой и спокойно отправляла водку изо рта в воду. Заменить незаметно стакан с водой для официантов было просто делом гордости. Они с удовольствием отрабатывали каждый раз эту замену. Общий принцип был прост. Один официант отвлекал Блондина или просто загораживал видимость, подавая очередные бутерброды. Другой в это время менял стакан, и процесс был опять подготовлен к следующему тосту.

Примерно часа через два пребывания в кафе Блондин понял, что русская девушка фактически вызвала его на соревнование – кто из них лучше умеет пить водку. Он видел, что народ вокруг с интересом наблюдает за их столиком. Блондина заела гордость, он себя считал в этом деле если не профессионалом, то и не новичком. Хмель уже ударил в голову, и он как-то даже забыл, что собирался поскорее ехать с ней в гостиницу.

Сначала он решил обойтись простыми средствами. Попросил несколько кусков хлеба с маслом, отказался от пива. Затем, когда понял, что мутнеет гораздо быстрее девушки, стал каждые полчаса ходить в туалет. Там он мучился, пытаясь принудительно извергать содержимое желудка. Ему это не очень помогало, а менять Катину запивку официантам стало еще легче. К рассвету его уже серьезно развезло и он начал откровенничать с Катей о своей жизни.

Ему, правда, удалось себя остановить, когда он захотел похвастаться ей, как и для чего он ее вычислил. Большим усилием воли он переключился на другую тему, которая тоже была для него очень важна.

И вот уже часа два Блондин по кругу рассказывал Кате об одном и том же. Он уже полгода назад предложил шефу гениальную идею. На ней можно было заработать миллионы, а этот старый хрен все заблокировал.

Катя не то, чтобы хорошо понимала английский, так, в пределах служебной надобности. Понять поток сознания Блондина было делом сложным.

На четвертом или пятом повторе за соседним столиком оказалась Катина знакомая. Выпить чашку кофе зашла только что приехавшая на смену кассирша Аэрофлота – бывшая учительница английского. Катя пригласила ее пересесть к ним за столик и вскоре они вдвоем до конца все разобрали. После этого отношение Кати к Блондину стало уже не только служебным, но и личным.

Блондин предложил шефу новый тип телевизионного реалити-шоу. Он его условно назвал «провокация на дороге».

Основной замысел заключался в том, чтобы выбрать в потоке транспорта в городе предполагаемого героя – жертву из народа. Для задуманной серии передач предполагалось каждый раз выбирать новый тип жертвы. В разных сериях это должны были быть по очереди одинокий пижон, парень с девушкой, супруги, семья с детьми и так далее.

Потом к машине с «жертвой» на ходу должна была подстраиваться машина с командой «провокаторов». Все дело должно идти в прямой эфир, снимать предполагалось скрытыми камерами с двух ракурсов.

Машина с подставными участниками шоу должна была вывести из равновесия водителя-жертву. Далее зрителям предлагалось несколько вариантов предполагаемого поведения жертвы. Тот, кто раньше всех из зрителей посылал смс с правильным вариантом – получал весомую сумму денег.

Блондин с чувством глубокого самодовольства рассказывал, какие варианты провокаций были им уже подготовлены. Диапазон был широк. Самый простой сюжет начинался с неприличного жеста в открытое окно, сопровождаемого плевком на стекло. Но это планировалось только для затравки.

Когда Блондин объяснил, что, ближе к концу задуманной серии, он собирался имитировать наезд жертвы на людей, Кате стало дурно. Изощренная фантазия Блондина расписала все детали. Вот жертву практически вынудят уходить на повышенной скорости от преследования. Потом его, маневрируя двумя машинами, загонят на крайнюю правую полосу. И уже здесь его погонят, как зайца, в заданную точку, где вытолкнут с тротуара манекен подростка на скейтборде прямо перед машиной жертвы.

Катя даже сначала не поняла весь замысел Блондина. Он и шефу его до конца не стал раскрывать, ведь тот не хотел играть в политику. Но сегодня у него было настроение рассказать все.

План был гораздо серьезнее, чем казалось с первого взгляда.

Блондин был уверен, что сможет придумывать новые неожиданные провокации каждую неделю в течение двух месяцев. Этого было бы достаточно для того, чтобы оказаться за это время самой рейтинговой передачей в стране.

Люди любят чужие неприятности, а тут еще вживую. И не просто так, в ходе передачи будут разыгрываться серьезные денежные призы. И ставки будут расти, постепенно подходя к главному призу – новенькому автомобилю спортивного класса.

Если приурочить начало шоу к избирательной компании, на паре последних передач можно будет сыграть в большие деньги. И со спонсорами проблем не будет. Блондин собирался финал шоу сделать сам, поставив шефа уже перед фактом.

Замысел был не в прямой рекламе, так может каждый, и эффект будет невысок. Но ближе к выборам выбирать жертвы с плакатами «неправильных» партий на заднем стекле авто, и потом выставлять их полными идиотами – это уже скрытая реклама уровнем потоньше.

Но и это все хорошо только до момента выхода избирательной кампании на финишную прямую.

А вот тогда он разыграет автомобиль.

Да, жертву авантюристов-ловкачей он в последней игре подберет неожиданную. Провокаторы даже и не будут знать, что сегодня разыграют их. Водители будут получать инструкции по ходу дела.

Задумка была, по глубокому убеждению Блондина, элегантная. В последний день перед выборами, когда еще разрешена агитация, он подсадит за руль как жертву обаятельного парня, классного гонщика. Посадит его в машину с мамой и папой, или с детьми, или с друзьями и подругами. В зависимости от того, на кого ставка на выборах.

Главное – сделать из жертвы героя.

Герой не только выкрутится, но и проучит провокаторов, переиграет. Он отомстит за всех униженных в этой передаче. Переиграет их вчистую, заставит машину провокаторов въехать в трактор с навозом, и сдаст их в результате в полицию.

Тут же, на месте аварии, скромный герой в интервью как бы между прочим признается, за кого их семья голосует. Понятно, что они голосуют только за «правильную» партию.

Мало того, что Блондин собирался прикарманить весь скрытый гонорар от «правильной» партии. Он еще рассчитывал забрать через подставное лицо и автомобиль. Ведь кто еще, после серии однотипных сюжетов, догадается о таком неожиданном исходе и выиграет главный приз?


У Кати до этого откровения Блондина было некоторое чувство стыда. Она, конечно, понимала, что задание есть задание. Но кто его знает, может быть, он порядочный человек, может какая-нибудь ошибка, всякое бывает.

Теперь Катя была уверена, что перед ней – полное дерьмо. И тут у нее появилось желание отправить его не домой, а куда-нибудь подальше.

Катя попросила кассиршу на пару минут задержаться, покараулить гостя. Потом деликатно извинилась перед Блондином, что ей тоже бы нужно отлучиться, и побежала к своему начальнику смены, пока он не ушел.

– Разрешите вопрос, – обратилась она к начальнику.

Тот, уже переодетый в штатское, устало сказал:

– Да, Катюша, слушаю тебя.

– А можно я его не в Европу назад отправлю, а куда подальше? Уж больно он мне понравился, я такую законченную сволочь первый раз в жизни встречаю.

Начальник ответил:

– Давай рассудим вместе. Знаешь, Катерина, в нашем деле важно точно выполнять поручения. Так вот. Нас попросили о трех вещах. Первое – этого человека из аэропорта не выпускать. Вроде получается. Второе – законы особо не нарушать. Тоже пока удается. Третье – при первой возможности отправить из России. Более того, хорошо помню, мне было сказано, что отправить его из России к той самой матери. Получается, если ты считаешь, что знаешь адрес – действуй. Думаю, что пойдет только на пользу.

Катя вернулась в кафе с улыбкой на губах. Быстро произнеся новый тост – за благополучную обратную дорогу, она на этот раз водку проглотила. Чисто из опасения – а вдруг не выпьет за сказанное, и ее замысел не получится.

Пока Блондин пытался уговорить свой организм проглотить очередную дозу, Катя попросила убегающую на смену кассиршу ей помочь. Нужно посмотреть, куда в ближайшее время можно отправить подальше дорогого гостя. Блондин несколько раз говорил, что у него бизнес-класс до Мюнхена с открытой датой, самый дорогой тариф.

Кассирша сказала:

– Сейчас я заступлю, сменю девочку, она сюда с распечаткой наличия мест подойдет и все расскажет. Ну и подарок тебе достался сегодня, сочувствую.

Еще через час судьба Блондина на ближайшее время была решена. Ему очень сильно повезло. Через четыре часа был прямой рейс в столицу Непала, Катманду. Рейс летал только раз в неделю, экономический класс стоил чуть дешевле бизнес-класса до Мюнхена.

К этому времени Блондин, наконец, сдался. Ему отказывало сознание, организм был отравлен и требовал отдыха. Он сам стал чуть не плача просить Катю отвезти его как можно быстрее куда угодно, где можно поспать.

Катя объяснила ему, что здесь рядом есть одно место, но без авиабилета и паспорта там не поселят. Так они оказались у касс, где Блондину не только переделали билет, но и зарегистрировали. В принципе, Катя его не сильно обманывала. Для того, чтобы лечь спать в ближайшем возможном месте – комнате для отдыха транзитных пассажиров – нужно было пройти границу. Чтобы пройти границу, нужно на какой-нибудь рейс зарегистрироваться. На Мюнхен еще не регистрировали, а вот на Катманду – пожалуйста.

Через паспортный контроль и до комнаты отдыха транзитников Катя Блондина уже практически несла на себе. На границе, естественно, возник вопрос. В смене были новые, незнакомые Екатерине ребята. Пассажира в таком состоянии они пропустить отказывались. Но тут подошел начальник заступившей смены, он был в курсе и дал добро.

Комната отдыха транзитников так только деликатно называлась. На самом деле это была ночлежка для нелегалов. Некоторые из них жили здесь неделями, проникая неизвестным образом в самолеты без документов и денег на обратную дорогу. Их нельзя было выпустить в Россию, и не на что было отправить назад. Пока не удавалось договориться с соответствующим посольством, приходилось содержать этот сложный контингент в ограниченной зоне аэропорта.

Уже спящего корреспондента одной из ведущих европейских телекомпаний положили на матрасик. Место выбирать не пришлось, был свободен один кусочек пола рядом с группой завернутых в несвежие одеяла транзитников.

Не самые чистоплотные люди в мире ютились в этой комнате. Их одеяла с легкой руки тети Мани уборщики называли ласковым словом «гнидники». Блондину выделили недавно продезинфицированный матрас, а вещи и документы на всякий случай оставили у охраны.

Когда через пару часов Катя пришла его проведать, возле Блондина стояла тетя Маня и о чем-то размышляла. На Катин недоуменный взгляд, та пояснила:

– Хлыщ этот твой оказался какой-то вредный. Пришел ненадолго в себя, стянул со спящего мальчика одеяло, завернулся с головой. Наберет теперь всякого на свою красоту. Правда, ему давно бы подстричься надо. Но ты его дальше сама не тащи, попроси ребят с границы. В этой смене новобранцы, они все коротко стриженые, им все равно.

На посадку Катя действительно попросила помощи. Блондин был в бессознательном состоянии, но дышал исправно. Начальник смены пограничников выделил Кате в помощь двух дюжих парней, и они занесли дорогого гостя прямо в салон самолета.

Стюард помог усадить Блондина в кресло, застегнул его покрепче и сказал:

– Крепко спит и уже ничего не соображает.

Катя сказала в ответ:

– Точно, он, похоже, вообще не очень соображает. На границе мы с ним намаялись. Решение лететь принял, похоже, спьяну. Когда проснется – может сразу не понять, куда попал. Так что начните с объяснения, что он в самолете, что он по собственному желанию летит в Катманду, что у него все хорошо.


Когда самолет с Блондином пошел на взлет, в этом же самом аэропорту опять появилась Анна, дочь Генерала. Она вылетала в Рим. Отец внимательно выслушал всю историю ее взаимоотношений с Риком, и дал добро на срочный вылет. У нее уже давно, с 14 лет был загранпаспорт. Месяц назад ей исполнилось 16 лет, и она могла теперь летать свободно, как взрослый человек. Генерал бы полетел с ней, но не сейчас, перед новым пуском Булавы.

Перед Анной проходила регистрацию на рейс симпатичная женщина с озабоченным лицом. Возникла заминка. У нее в авиабилете фамилия была написана на английском языке не так, как в загранпаспорте. Девушка, регистрирующая билеты, несколько раз повторила ее фамилию и имя, объясняя по телефону ситуацию своему начальнику:

– Стольская, Наталия Стольская.

Женщина повернулась к Анне и извинилась за задержку. Анна ей молча улыбнулась в ответ и кивнула. У обеих одновременно возникло ощущение, что они на самом деле давно знакомы и вот сейчас случайно встретились в очереди. В чем-то они были даже внешне похожи, только отличались заметно возрастом, но какая-то симпатия сразу возникла между ними. Все обошлось, очередь пошла дальше.

Когда Анна зарегистрировалась и пошла на паспортный контроль, Наталия из очереди помахала ей рукой, приглашая встать перед собой. Они еще не знали, что летят в Рим по одному и тому же поводу.


Примерно в это же самое время в другом аэропорту неподалеку от Москвы завершалась подготовка к вылету борта номер 1. Президент, он же Главнокомандующий вооруженными силами России, вылетал в Мурманск. Через несколько часов он должен был уйти в поход на новом подводном ракетоносце «Илья Муромец».


Глава 21. День девятый. Четверг. Италия. Рим. | И Он пришел... IT-роман | Глава 23. Четверг. Австрия. Зальцбург.