home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23.

Четверг.

Австрия. Зальцбург.

Ночь в поместье под Зальцбургом прошла без особых происшествий. Мужчины договорились по двое нести вахту на улице, но все было относительно спокойно. Только на рассвете стало понятно, что за ночь число людей в черном явно увеличилось.

Они собрались с дальней стороны поместья, с его западной границы. За ночь там появились несколько автомобилей, мотоциклы и две большие палатки. На одной из палаток в блеклом свете зари просматривался какой-то большой черный знак на желтом фоне.

Риттер сбегал за переносной камерой и больше не выпускал ее из рук. По арендованному им спутниковому каналу он стал теперь одновременно пересылать две картинки – одну из лаборатории, вторую с переносной камеры. Муса принес небольшой походный бинокль. Все стали по очереди рассматривать неожиданно появившийся лагерь из окон пустой биллиардной, с мансардного этажа. На палатке было отчетливо видно черное крыло, напоминающее крыло летучей птицы, в желтом круге.

Когда очередь рассматривать окрестности дошла до кардинала, он только навел бинокль на палатки, как опустил его и сказал:

– Я так вчера и подумал. Да, это их знак, к несчастью это они, секта сатанистов. Причем их худшая группа, они называют себя «Крыло Сатаны».

Повернувшись ко всем, кардинал пояснил:

– Вы все, наверное, слышали об этой организации. Такие секты стихийно появлялись в разных странах. Лет двадцать назад сформировалось очень агрессивное направление, у них сильный и расчетливый лидер. Организация стала международной, мы вынуждены внимательно за ними следить, чтобы избегать неприятностей. Тем не менее, они каждый год совершают свои варварские действия. То уничтожат какую-нибудь реликвию, то сожгут синагогу или христианский храм или мечеть. За ними и убийства священнослужителей, включая покушения на высших иерархов. Шаг за шагом они методично уничтожают все, имеющее отношение к религии единого Бога. Когда появилось предложение о продаже клонированного тела, активность этой шайки была очень высока. Судя по всему, они подошли к выяснению личности продавца очень близко. На их сайте был даже объявлен призыв желающих принять участие в уничтожении клонированного тела. Но потом вроде все затихло. Похоже, что они нас нашли. Наверное, мне нужно было вам всем рассказать об этом раньше.

Взоры присутствующих перешли на Мусу. Все негласно признали в нем руководителя обороны. Он был откровенен:

– Эти бандиты, скорее всего, вооружены холодным оружием. Такие люди обожают всякие кастеты, причудливые ножи и прочее. Хорошая дубинка на самом деле предпочтительнее. Я их за ночь на каждого из нас приготовил. Насколько я понимаю, никто, кроме меня, серьезно к рукопашному бою не подготовлен. Я также не думаю, что среди этих ненормальных есть настоящие бойцы. Поэтому все будет определяться численностью. Немного упрощает нашу задачу то, что мы не в чистом поле, а на входе в бункер, нападать можно только с одной стороны. Если нас примерно равное число, или их только немного больше, ну, на несколько человек – у нас есть хорошие шансы не пропустить их в лабораторию. Если их втрое – вчетверо больше, то продержимся от силы минут двадцать. А если их намного больше – минут пять. Около их палаток вижу что-то вроде полевой кухни, какая-то еда готовится. Значит, пока не поедят – нападать не будут, а это не меньше получаса.

В это время перед палатками началось построение. По-видимому, руководитель сектантов хотел дать с утра пораньше им какое-то наставление. Муса взял бинокль, через несколько секунд опустил его и сказал:

– К сожалению, я даже не могу их сосчитать. Их точно больше полусотни человек. Это не настоящие бойцы, физическая форма так себе, но их слишком много. Будем готовиться к лучшему бою в нашей жизни. Может быть, к последнему бою.

Он повернулся к окну, выходящему на юг, стал к нему немного под углом, опустился на колени и начал молиться. Кардинал понял, что Муса выбрал направление на Мекку. Они с Ильей переглянулись. Было понятно, что сейчас не время определять правильное направление для молитвы, на восток или на Иерусалим. Они просто подошли к Мусе, стали рядом на колени и тоже принялись молиться, каждый по-своему. Доктор Бирман начал молиться стоя. Риттер врос в камеру, снимая все происходящее.

Неожиданно в его видоискателе мелькнул яркий луч света. Риттер посмотрел в восточное окно и увидел, как с этой стороны поместья на лужайку заезжает миниавтобус. Плоская крыша автобуса играла в лучах восходящего солнца, отбрасывая солнечный зайчик прямо на окна мансарды.

– У нас еще гости, – негромко сказал он. – Туристы какие-то приехали.

Опять пошел в ход бинокль, только теперь Муса его взял последним. Он внимательно, переводя бинокль туда-сюда, смотрел на семерых мужчин, выходящих из машины.

Эти люди действительно были одеты, как туристы. Да и вещи, которые они достали из автомобиля, вроде не вызывали вопросов. Пара небольших палаток, раскладные столики со стульями. Но что-то Мусу сразу насторожило. Минуты через две он усмехнулся, опустил бинокль и сказал:

– Это не туристы. Вот это, похоже, бойцы. Только чьи они?

Риттер, рассматривающий все это время тех же людей сквозь видеокамеру, удивленно спросил:

– А почему они не туристы? – Этот же вопрос был на устах у всех.

Муса, протягивая бинокль Илье, сказал:

– Посмотрите внимательнее. Что меня сразу насторожило: на семь мужчин ни одного живота. Возраст у них не юношеский, а все подтянутые. Фигуры у всех атлетические, треугольные такие в правильную сторону. Потом я обратил внимание, как они разминаются. Как бы невзначай каждый делает серьезные растяжки. Костюмчики спортивные у всех свежие, только из магазина. Все костюмы светленькие, чтобы лучше видеть друг друга, только отделка разная. А потом рассмотрел главное: у них у каждого в ухе наушник, около рта микрофон. Это не дилетанты, это какая-то спецгруппа, у них своя независимая связь.

Как бы в доказательство его слов «туристы» собрались в кружок.

– Ну вот, – сказал Муса, – теперь здесь последний инструктаж пошел. Но эти кушать перед нападением не будут, это не та школа.

Доктор недоуменно спросил вслух:

– А как вы думаете, они на кого собираются нападать?

Муса грустно сказал:

– Думаю, что тоже на нас, больше не на кого. Не на этих же идиотов, что стали с другой стороны. Если бы на них, так уже и навалились бы, и покрошили бы их, пока те сидят в куче в своем лагере. Нет, похоже, и для этих наша лаборатория – объект внимания. Мы с вами попали в клещи. И непонятно, кто для нас окажется опаснее. Пойдемте ко входу в лабораторию, займем места поудобнее.


Муса во многом был прав. На свежем воздухе проходил последний инструктаж объединенной группы ФСБ и ЦРУ по проблеме особо опасного компьютерного вируса.

Руководитель группы – второй человек в структуре ЦРУ по Западной Европе – был четок и конкретен.

– Уважаемые коллеги, напоминаю ситуацию. Именно сюда стекается все по сформированной вирусом сети. Из самых разных баз данных, в том числе и наших ведомств, успела уйти совершенно секретная информация. При этом качество вируса абсолютно превосходит все достигнутое в мире. Все спецслужбы были просто беззащитны. Сейчас, как вы знаете, наши службы просто отключены от любых публичных сетей связи. Работа чрезвычайно осложнена, практически парализована.

Мне докладывают, что поток ослабевает, нужно спешить. Второй день по этой сети идет в основном то, что поступает из находящегося в космосе неизвестного радиоисточника.

Мы не можем засекретить сайты всех обсерваторий мира. Астрономы делают общедоступными сигналы, поступающие неизвестно откуда на радиотелескопы. Мы не знаем, что несут эти сигналы. Есть пока только одна правдоподобная рабочая версия. Не исключено, что вся эта история – развлечение группы одуревших миллиардеров. Кстати, это поместье пару дней назад сменило владельца. Новый хозяин заплатил за этот кусок земли с небольшими постройками примерно один миллиард долларов.

Напоминаю, что у нас две главные задачи. Первая – обнаружить и захватить центр сбора информации. Если мы захватим носитель информации, то у нас появится реальная улика, без которой мы с вами – просто наглые нарушители прав человека. Захватим носитель – найдем изготовителя вируса. Будем знать исходные коды вируса – вылечим весь Интернет, ликвидируем угрозу нашим странам и всему мировому сообществу.

Вторая задача – не превышать мер разумной самозащиты. Против холодного оружия разрешается применять приемы, приводящие к вывихам. Переломы костей – в крайнем случае. Против реальной угрозы применения против вас огнестрельного оружия – разрешены любые методы защиты. Вплоть до причинения травм, несовместимых с жизнью. Но отдавайте себе отчет в том, что потом могут быть тяжелые судебные процессы. И, если мы ничего не найдем, наши организации не будут засвечиваться. Вы предстанете перед судом, как группа оголтелых хулиганов. Ну, правда, на хороших адвокатов можете рассчитывать, их оплатят.

И последнее. Если носитель обнаружен, но нам не удается его захватить, – его нужно уничтожить. Некоторые ушедшие в носитель сведения в случае их раскрытия могут привести к мировой войне или к финансовому коллапсу такого же уровня. Вопросы? Нет. О’кей. Рассредоточились и за мной.


Риттер снимал лучший репортаж в своей жизни. Через высокий забор поместья, с восточной и с западной стороны, почти одновременно посыпались люди. Обе группы начали нападение практически в один момент времени.

Солнце уже было довольно высоко, территория поместья была хорошо освещена. Через несколько секунд, когда группы заметили друг друга, наступила пауза. Все остановились, каждая группа ожидала решения своего командира.

Руководитель объединенной группы задал через водителя в машине вопрос в центр управления всей операцией:

– Есть ли оперативная информация, что за чернота лезет через другой забор?

Ответ был содержательным:

– Понятия не имеем, постарайтесь справиться сами.


Руководитель сектантов решил, что из поместья смогли за ночь позвать на помощь каких-нибудь туристов, находящихся по соседству. И он прокричал для всех своих людей:

– Это какие-то пижоны, туристы. Это точно не полиция. Они не в форме, и главное – они явно без оружия. Это нам подарочек такой. Порежем их быстренько в лапшу и потом доберемся до главной цели.

Он демонстративно достал из-за пояса сверкнувший в лучах солнца комбинированный кинжал-кастет. Было слышно, как его свора зарычала в предвкушении крови.

Пауза закончилась. Две волны – одна темная и большая, другая светлая и маленькая – рванулись навстречу друг другу. Четверо мужчин – Муса, Илья, доктор и кардинал в парадной мантии – стояли у входа в лабораторию с дубинками в руках. Риттер залез на крышу своего автомобиля и снимал, не переставая.

Человеческие волны столкнулись метрах в сорока от лаборатории. Муса первым опустил свою дубинку и сказал:

– Отдохните, расслабьтесь. Нам пока делать нечего. Посмотрите, как бьются настоящие бойцы.

И это действительно стоило видеть. Если сектанты просто лезли неорганизованной толпой, то бойцы объединенной группы сразу выстроились в ряд с небольшим интервалом. В результате сектанты больше толпились и мешали друг другу.

В это время каждый профессионал обрабатывал только одного нападавшего сатаниста, присматривая за следующими.

Несмотря на то, что профи никогда вместе не тренировались, школы самого боя оказались практически одинаковы. Примерно через две-три минуты общая картина драки окончательно сложилась. Очередной нападавший размахивал своим ножом до тех пор, пока не попадался на захват.

Далее были варианты. Большинство профи, притягивая к себе захваченную руку, поворачивались на мгновение к нападающему спиной. Захваченная рука выворачивалась, и ее локоть оказывался под мышкой у профессионала. Короткое движение всем телом вниз – и очередной сектант с вывихнутой в локте рукой падал ничком без сознания. Профессионалы не наступали, напротив, они шаг за шагом отодвигались назад. Но на каждом таком шаге семь нападавших оставались лежать на земле.


Как обрадовался бы сейчас Риттер, если бы знал, что его репортаж уже смотрят несколько миллионов человек. Не менее получаса его репортаж шел уже не только в Интернете, но и в прямом эфире его телекомпании. Более того, сообщения о происходящем, как срочные, появились в новостных информационных полосках, бегущих по экранам всех новостных компаний мира.

Шеф Риттера верил в него и заранее подготовил небольшую справку о нем и о выбранной им теме. Теперь весь мир начинал понимать, что в поместье на окраине австрийского города скрывается клонированное тело Христа из Назарета. И сейчас на территории этого поместья происходило серьезное побоище.

Риттер в глубине души надеялся на это и отрабатывал свой шанс честно и по полной программе. Он начал свой сегодняшний репортаж с того, что объяснил, где он находится и как сюда можно добраться. Не забыл журналист снять крупным планом палатки сатанистов, да и машина спецгруппы тоже мелькнула на экранах.

И вот уже десятки миллионов людей в разных частях света прилипли к экранам мониторов и телевизоров. Интерес мировой общественности нарастал стремительно. По направлению к поместью уже двигались автомобили с корреспондентами практически всех ведущих мировых телерадиокомпаний.


Предводитель сектантов не сразу понял свою ошибку, поскольку старался держаться сзади. Когда его воинство заметно поредело, он увидел, как бьются «туристы». Продолжать двигаться в этом направлении было явно бесперспективно.

И тут он разглядел совсем рядом, но в стороне от сражения, вход в подземную лабораторию. Предводитель подозвал к себе четырех человек, в том числе двоих, несущих какой-то тяжелый ящик. Ящик был открыт, каждый схватил из него по две гранаты и они устремились за спинами дерущихся бойцов прямо к цели своего нападения.

Первая граната была брошена, чтобы расчистить путь в лабораторию. Муса с криком: – Ложись, – ловко подхватил гранату с земли и хладнокровно перебросил ее обратно. Все упали на землю. В это же время со стороны нападавших полетели еще две гранаты.

Три взрыва почти слились в один. Осколки со свистом рассекли воздух и застучали по бетонным стенам лаборатории, по металлическому кузову автомобиля репортера.

Несколько человек в темной одежде из толпы и трое сопровождающих предводителя остались лежать.

Бледный и сосредоточенный, Риттер подполз к своим. Осколок гранаты пробил навылет его плечо. Он больше не мог держать камеру и оставил ее на полу открытого автомобиля. Теперь уж что попадет в объектив – то и будет передаваться.

Он не думал сейчас об опасности. Ему теперь не терпелось спуститься к стационарной камере. Он мог хотя бы как-то поворачивать ее на штативе, менять ракурс, делать свое профессиональное дело.

Муса тоже был ранен. Один осколок рассек левую голень, к счастью, не добравшись до кости. Но его больше расстроил мелкий осколок, пробивший правую кисть. Пальцы перестали ему подчиняться. Правая рука вышла из строя. А на левую он серьезно не мог рассчитывать, плечо повредил еще в молодые годы.

Муса понимал, что первая граната в их сторону полетела слишком метко. Кто-то из нападавших был заметно опытнее других. Если это так, то следующую гранату оттуда сейчас бросят не сразу, как выдернут чеку, а с задержкой.

Если бы не раны, он, может быть, и успел отбросить и эту, вторую прицельную гранату. Но не сейчас. Он еще может успеть броситься к гранате. Но сил и времени на то, чтобы быстро перебросить эту гранату назад, у него не хватит.

Муса посмотрел на Илью и сказал:

– Нужно всем уходить вниз и быстро. Идите, сейчас вот-вот будет следующая граната. Я ее закрою.

Илья сказал:

– Нет, я ее отобью. Доктор, скорее забирайте всех и спускайтесь.

Доктор, кардинал и Риттер подхватили Мусу и бросились вниз по лестнице.

Они еще были на первых ступеньках, когда полетела следующая граната. Она летела, как казалось Илье, красиво и медленно, по понятной ему пологой дуге.

Илья почему-то был уверен, что у него получится. И у него получилось. Он отбил гранату дубинкой четко и без задержки. Когда она взорвалась, он уже летел руками вперед по лестнице вниз.


Не прошло и двадцати минут, как победа профессионалов была полной и очевидной. Не потеряв ни одного человека, отделавшись ссадинами и порезами, группа уложила аккуратными рядами примерно сорок-пятьдесят человек в черных одеждах. Остальные, увидев своего руководителя, лежащего после второго взрыва в луже крови, бросились наутек.

Их никто не собирался преследовать, хотя и без внимания они не остались. Первая передвижная группа телевизионщиков уже успела подъехать из Зальцбурга к поместью. Они пока не решались проникнуть внутрь, но с явным удовольствием снимали удирающую через забор деморализованную темную массу.


Тем временем спецгруппа собралась вокруг своего руководителя. Они были опять готовы к тому, для чего они и приехали – к штурму неведомого объекта.

Несмотря на концентрацию на рукопашном бое, происходящее у входа в лабораторию не осталось для профи незамеченным. Судя по тому, как местная публика обороняла вход в подземный объект, именно там и скрывался центр, место схождения информации.

Осторожно, в боевых позах, прячась от возможного выстрела или даже взрыва, агенты ступенька за ступенькой спускались под землю.

Когда они увидели безоружных людей внутри чистенькой комнаты, напряжение несколько спало. Кардинал стоял ко всем спиной, глядя сквозь стеклянную стену вглубь лаборатории. Илья заканчивал перевязывать Мусу. Риттер, уже с перевязанным плечом, припал к камере и продолжал снимать все происходящее вокруг. Доктор вертелся внутри лаборатории, они с лаборантом что-то внимательно высматривали на экранах мониторов.

Руководитель группы выступил вперед и сказал:

– Я хочу переговорить с владельцем этого заведения.

Илья выступил со своей стороны вперед, взяв опять в руку уже явно бесполезную дубинку.

– Я владелец поместья и лаборатории. Что вам угодно?

– Мы не причиним вам зла, если вы выдадите нам носитель информации, в который шел последние дни информационный поток.

Илья сказал в ответ:

– Это невозможно.

Не успел руководитель группы дать команду на обыск помещения, как перед ним оказался кардинал в своей парадной одежде.

– Простите, Ваше Высокопреосвященство, – сказал руководитель группы, лично знакомый с кардиналом, – а вы что здесь делаете?

Кардинал взял его за руку, медленно повел к стеклянной стене и показал в центр лаборатории. Остальные члены группы поняли, что дело еще больше усложняется. Они вежливо потянулись за руководителем, по-прежнему автоматически прикрывая его и друг друга.


В это время наверху предводитель сектантов пришел в себя. Он никак не ожидал, что брошенная им вторая граната полетит назад, и не стал тщательно прижиматься к земле. Сразу несколько осколков впились в его тело. Сначала он потерял от боли сознание, но теперь оно медленно к нему возвращалось. И только теперь он обратил внимание на стоявший у входа в подземное сооружение автомобиль с антенной.

Да, не случайно он стал руководителем сообщества служителей Сатаны. Он не зря спешил, созвал столько людей. Сигналы из Вселенной точно шли сюда, он это чувствовал каким-то внутренним чутьем. Это его рядовые бойцы думали, что он отрезает поместье от связи на всякий случай. Нет, дело было не в том, что отсюда могли вызвать полицию. Нужно было перерезать этот поток, не дать соединиться телу и сознанию. Насчет спутниковой антенны он не сообразил.

Предводитель почувствовал головокружение, понял, что теряет много крови и может не успеть. Ну, ничего, вот у него теперь еще как раз две гранаты, взятые с пояса убитого бойца. Одну он бросит вниз по лестнице, другую в открытую дверь авто.

И он стал ползти к своей цели, оставляя за собой след темной крови.


Внизу, показав руководителю группы на лежащего в центре комнаты человека, кардинал громко сказал:

– Вот этот носитель. Вы считаете, что имеете право его забрать?

– Господи Иисусе, да кто это, – произнес вдруг громко один из членов группы, по-видимому, слегка контуженный взрывом.

– Вы правы, сын мой, – не менее громко и торжественно сказал кардинал. – Я надеюсь, что здесь собрались люди достойные того, чтобы видеть это. Это тело Иисуса Христа, восставшее из небытия по дозволению Божьему.

И в этот момент раздался оглушительный взрыв. Ни один осколок не долетел вниз, но ударная волна выбила стеклянную стену. Все теперь оказались в одном большом помещении. Стало слышно, как лаборант кричит доктору:

– Смотрите, смотрите, поток совсем заканчивается.

Журналист обнял камеру, как мог, подошел с ней ближе, и снимал Его лицо крупным планом. Было видно, как мимика лица оживает.

Наверху отчаянным движением предводитель сектантов выдернул чеку последней гранаты, бросил ее в автомобиль и обмяк в луже собственной крови.

Внизу бегавшие по большому экрану перед доктором импульсы стали на глазах редеть. Вот проскочила еще группа, вот еще – и пошла ровная линия.

Он открыл глаза.

И тут раздался негромкий, по сравнению с предыдущим, взрыв.

Он недоуменно повернул голову, встретил взгляды смотрящих на него людей, посмотрел прямо в камеру и улыбнулся.


Глава 22. Четверг. Россия. Москва. | И Он пришел... IT-роман | Глава 24. Четверг. Италия. Рим.