home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 28.

Пятница.

Зальцбург.

В это время в поместье в Зальцбурге корреспонденты ведущих мировых телерадиокомпаний заполняли просторную гостиную. В гостиной были поставлены дополнительные стулья. На журнальном столике появился большой плоский телефонный аппарат для телеконференций, рядом стояли бутылки с минеральной водой и хрустальные высокие стаканы.

Гостей встречали и устраивали в зале донна Исабель и Муса. Им помогал Риттер. Муса был бледнее обычного, он заметно прихрамывал, его забинтованная правая рука висела на перевязи.

Риттер досконально знал правила проведения таких мероприятий, поэтому уже вчера Илья его попросил помочь в организации и, главное, взять на себя обязанности ведущего.

Многие корреспонденты давно друг друга знали, кто ранее не был знаком – познакомились вчера. Поэтому в гостиной по мере ее заполнения людьми все чаще слышались приветствия.

Точное время назначено не было. Все руководствовались вчерашними словами Ильи о том, что встреча будет около десяти часов. Опытные интервьюеры знали, как важно оказаться на виду на пресс-конференции, поэтому к половине десятого все корреспонденты, которые вчера успели приехать к поместью, были в гостиной.

Традиционно в ожидании главных действующих лиц корреспонденты задирали друг друга. Сегодняшняя тема открывала для пикировки огромные возможности. Первый выпад пошел в сторону корреспондента религиозного журнала из Израиля.

– Ну, что, Моше, вы сегодня пришли взять интервью у сына плотника Иосифа или у мессии?

Тот поправил, не спеша, традиционную шапочку – кипу и вежливо ответил, понимая, что начинается импровизированный диспут:

– Как вам известно, наши пророки, которых христиане тоже вроде как признают, предсказывали появление мессии во славе. Казнь Иисуса из Назарета позорной смертью никак не соответствовала предсказаниям пророков.

Задавший вопрос корреспондент известного христианского журнала Майкл широко развел руками:

– Ну, уважаемый коллега, нельзя через два тысячелетия продолжать упорно не видеть реальности. Да, предсказания пророков не исполнились буквально. Оказалось, что мессия был послан не для того, чтобы воцариться на престоле государства Евреев. Кстати, Он сам тоже ведь считал, что послан только к погибшим овцам дома Израилева. Но оказалось, что его миссия значительнее. Уже через четыреста лет он воцарился в сердцах подавляющего большинства людей всех национальностей, входивших в Римскую империю. Оказалось, что он пришел не во славе земной, его ждала другая слава, гораздо более значимая. Как честный человек, вы должны согласиться: в Иерусалиме в то время произошло событие мирового масштаба. Я уверен, что вы верите в Божий промысел. Иудеи ведь не считают историю набором случайных событий. Значит, вы должны признать, что миссия Иисуса из Назарета была в согласии с Провидением.

– Простите, уважаемый, – деликатно вступил в разговор Муса. – Нельзя попросить вас уточнить, что вы понимаете под Провидением?

– С удовольствием, – ответил Майкл. – Если не вдаваться в длинные определения, то я отвечу словами Плутарха: «Это воля и мысль верховного Бога, заботящегося обо всем».

– Похоже, Плутарх был почти мусульманином, – серьезно продолжил Муса. – А можно еще вас вот о чем попросить? Вы очень логично сказали только что о событиях, произошедших в Иудее две тысячи лет назад. Примените, пожалуйста, ту же логику к нашей религии. Неужели вы не признаете событием мирового уровня создание Ислама и основание мусульманской культуры? Наверное, признаете. Тогда вы должны согласиться, что и великая миссия пророка Мухаммеда, да пребудет с ним мир, была бы невыполнима, если бы противоречила замыслу Всевышнего.

Возникшую паузу прервал теперь Моше.

– Кстати, Майк, а вы сами пришли брать интервью у Христа, то есть у мессии, или у сына Бога?

Майк на мгновение замешкался. Ответил неожиданно Муса:

– Надеюсь, мои наивные слова не обидят уважаемых гостей. Разрешите обратить ваше внимание, что Иса не только себя, но и всех людей называл детьми Бога. Даже учил молиться всех, обращаясь к Богу, как к отцу. Наверное, его самого в этом переносном смысле вполне справедливо назвать Сыном Бога с большой буквы. Только если понимать это не в физиологическом смысле.

В этот момент Риттер взял слово. Ему выпала нелегкая задача. Дело в том, что в поместье сейчас не было ни Христа, ни кардинала, ни Ильи.

Иисус и кардинал уехали рано утром на рассвете. Отъезд их был совершенно неожиданным и столь тихим, что, кроме Мусы, его никто не услышал. Как понял Муса, Иисус попросил кардинала его срочно куда-то отвезти.

К этому времени восстановилась телефонная связь. Кардинал оставил Мусе номер своего мобильного телефона, взял номер телефона поместья и объяснил, как можно будет организовать их разговор с корреспондентами.

Потом исчез Илья. Донна Исабель, которая с утра пораньше хлопотала на кухне, слышала, как он включил телевизор и после просмотра новостей вышел чернее тучи. На ее немой вопрос он ответил, что его сын в заложниках, и что он поедет сейчас же на место события.

Илья попросил донну Исабель передать всем его извинения, быстро собрался, вызвал такси и уехал. Только после его отъезда донна Исабель узнала от Мусы о том, что Иисус и кардинал тоже куда-то уехали.

Не успели собравшиеся корреспонденты расстроиться, что не смогут услышать Иисуса, как Муса их успокоил.

Он подошел к Риттеру и сказал:

– Не проблема, вы просто пошлите Христу смс, что можно подключаться.

Увидев округлившиеся глаза Риттера, он пояснил, что кардинал все продумал. Сам кардинал сейчас за рулем, а Иисус должен быть на его мобильном телефоне. Через вот этот аппарат – и Муса показал на стол – можно организовать громкую связь.

В этот момент в большом телефонном аппарате раздалось деликатное покашливание.

– Я, наверное, что-то нажал раньше времени, – произнес вежливый голос на хорошем английском языке. – Прошу прощения, но я уже вас слышу.

Корреспонденты затихли. Вся предварительная дискуссия, оказывается, прошла фактически в присутствии главного героя вчерашних событий.

Риттер быстро справился с волнением и начал импровизированную пресс-конференцию. После нескольких дежурных фраз он передал слово Иисусу.

Иисус начал с того, что объяснил выбор языка. Поскольку современный английский является наиболее распространенным международным средством общения, этот язык и выбран им для сегодняшней встречи.

Стало понятно, что это не единственный язык, на котором Он готов общаться.

Вторая мысль была также проста:

– Вам необходимо как-то ко мне обращаться. Имя Иисус было бы уместно. Произношение этого имени не так важно. На древнееврейском оно произносилось как Яхошуа, на арамейском Иешуа. Греческое произношение Иисус получило наибольшую известность. Вы можете его произносить на своем родном языке. Вот, например, сейчас три человека обменивались мнениями. А имя у них у всех одно, просто произнесенное на разных языках.

Зал одобрительно зашумел. До этого никому как-то и не пришло в голову, что дискуссию вели люди с одним и тем же именем. Причем это было имя пророка Моисея.

Муса громко сказал:

– Мне лично к вам по имени обращаться неудобно. Можно говорить вам «Учитель»?

Иисус ответил утвердительно и продолжил:

– Мне очень понравился состоявшийся сейчас здесь разговор. Я хотел бы вас всех попросить, чтобы публикацией этой дискуссии вы и начали отчет о нашей сегодняшней беседе. Мне кажется, что приведенные в ходе обмена мнениями доводы заслуживают самого глубокого осмысления.

Далее начались вопросы. Первый вопрос удалось задать корреспондентке из Японии.

– Уважаемый Иисус. Скажите, пожалуйста, знаете ли вы, почему вы появились именно сейчас, в это время? Какова ваша миссия на этот раз?

– Как сегодня уже справедливо отметили, никто не может сразу осознать промысел Пославшего меня. И я в том числе. Но думаю, что это знание в необходимом объеме будет мне открываться. Иначе как я выполню свою миссию? Поэтому и сейчас я в пути.

Второй вопрос задал Майкл:

– Скажите, насколько правильно воспринята нами установка «Совершен будь, как совершен наш Отец небесный»? Является ли стремлением к совершенству научно-технический прогресс?

– Вы объединяете два вопроса в один. Совершенство человека – это в первую очередь его духовное совершенство. Что же касается научно-технического прогресса, то вы сами до начала нашей беседы определили ответ. Вы ведь тоже не считаете историю набором случайных фактов. Значит, нужно признать, что движение, которое вы именуете прогрессом, происходит в каком-то соответствии с Провидением.

Следующий вопрос задал Моше:

– Мы наблюдаем сегодня фундаментальное противоречие между миром либеральной демократии и мусульманским миром. Есть ли у этого противоречия мирный выход?

– Нет непреодолимых противоречий, если никто не претендует на окончательную истину. Я вас в свою очередь хочу спросить. Вы стараетесь найти то, что вас разделяет, или то, что вас объединяет? Есть главная абсолютная общечеловеческая ценность – человеческая жизнь. Вы можете обратиться к опыту предыдущих поколений. Этот опыт говорит, что возможен мирный симбиоз с последующим взаимным прорастанием культур.

Мусса не выдержал и тоже подошел к телефону:

– Уважаемый Учитель, скажите, абсолютно ли достоверно отражает сегодняшнее Христианство то, что вы пытались принести в прошлый раз в этот мир?

– Давайте согласимся, что вы заранее знаете: ответ не может быть «Да». И это справедливо по отношению ко всем мировым религиям. Хотя бы потому, что в каждой из мировых религий существует множество течений, конфликтующих друг с другом. В каждой без исключения. Хочу всем присутствующим напомнить древнюю индийскую притчу. Трое слепых решили узнать, что такое слон. Им удалось подойти к слону, и каждый из слепцов к нему прикоснулся. Потом один из них всем рассказывал, что слон – это такая толстая колонна. Другой всех уверял, что слон – это удав. Третий подержался за хвост, поэтому слон для него был какой-то веревкой. Каждый из них прикоснулся к истинному слону. Каждый из них был абсолютно честен, когда рассказывал о слоне. Каждый рассказывал о нем правду, некоторую часть большой истины. Слон для них был очень велик, и они не могли постичь его, как целое. Даже то, что им удалось понять, они поняли и интерпретировали исходя из своего опыта. Мне кажется, об этой притче стоит помнить. Откровения ниспосылаются через живых людей, через пророков. Пророки воспринимают ниспосланное в конкретный исторический момент. В языке, на котором они, или люди, их окружающие, пытаются записать откровения, может просто не быть некоторых слов. Выражаясь современным языком, нужно всегда предполагать, что у каждого пророка были трудности перевода понятий и образов, не существовавших в действующем языке. Вспомните текст одного откровения, которое принято так и называть по-гречески «Апокалипсис»[16].

Вопрос американской корреспондентки прозвучал следующим образом:

– Мистер Иисус, у меня вопрос в развитие вопроса корреспондента из Израиля. Скажите, вы действительно считаете возможным преодоление религиозных противоречий в мировом масштабе?

– Мне кажется, что это было бы логичным развитием общемировой культуры. Всего лишь пятьсот лет назад примерно так же звучал вопрос: «Вы действительно верите в преодоление расовой неприязни в мировом масштабе?» А теперь человек с расовыми предрассудками воспринимается как пережиток прошлого. Но я вам напомню, что этот путь не был простым. Нужно вместе осознанно двигаться в правильном направлении. И наступит время, при котором носители религиозной розни будут восприниматься примерно так же, как сегодня воспринимаются носители розни расовой.

Последняя мысль была настолько глубокой и неожиданной, что возникла пауза. Эта затянувшаяся пауза неожиданно оказалась завершением разговора. Из аппарата на столе вдруг донеслось какое-то булькание и легкий треск. Потом приятный профессиональный женский голос произнес обрывок фразы – «…недоступен. Перезвоните, пожалуйста, позже…». Последующие попытки соединиться к успеху не привели. Машина кардинала, по-видимому, действительно оказалась вне зоны доступа.


Глава 27. День десятый. Пятница. Италия. Рим. | И Он пришел... IT-роман | Глава 29. Пятница. Италия. Рим. Штаб по освобождению заложников – гостиница.