home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 31.

Пятница.

Россия. Научный поселок Нижний Архыз.

Сумерки быстро опускались на склоны горы Пастухова. Здесь, в Карачаево-Черкесской республике России, на высоте 2100 метров располагался Большой Азимутальный Телескоп. С 1966 года и до сих пор он оставался главным инструментом специальной астрономической обсерватории Российской Академии наук.

Сегодня вечером сразу два отдела лаборатории рвались к этому инструменту. Обычно планы работ подразделений согласовывались за месяц. Но вчера ночью аспирант Денис Миркин обнаружил в созвездии Персея новое темное пятнышко. И не только обнаружил, но и зарегистрировал.

Едва заметное затемнение на фоне звезд вызвало неимоверный ажиотаж среди сотрудников обсерватории. Специальная обсерватория давненько не баловала открытиями. Конечно, второй главный инструмент, – радиотелескоп обсерватории поучаствовал на днях в слежении за новым источником радиоизлучения. Но обнаружили-то этот источник их давние конкуренты из обсерватории на острове Тенерифе. И источник тот пропал так же внезапно, как и появился.

Большинство сотрудников обсерватории были моложе 30 лет. Им очень хотелось что-нибудь новое и серьезное обнаружить самим. Сверхурочные дежурства и прочие инициативы всячески поддерживал и директор обсерватории. Руководство Академии давно намекало, что инструменты обсерватории устаревают и проще ее закрыть, чем выводить на мировой уровень. И вот такая удача – обнаружено новое космическое образование.

Весь день в обсерватории шли жаркие споры. Два отдела высказали свои гипотезы, каждый в направлении своего профиля. Отдел изучения межзвездной среды утверждал, что обнаруженное затемнение – это увеличивающееся скопление межзвездной пыли, то есть так называемая темная туманность.

Отдел эволюции звезд придерживался другой точки зрения. Обнаруженный объект – это так называемое темное облако, бывшая туманность, стягивающаяся в будущую новую звезду.

Главным аргументом первого отдела было то, что ранее этот объект не был никем замечен. Значит, скорее всего, это вяло расширяющаяся туманность. Просто она была очень мала, а теперь вот доросла до величины, заметной в Большой Телескоп с его уникальным шестиметровым главным зеркалом.

Но у сторонников второй точки зрения были тоже хорошие доводы. Объект занял на снимке всего несколько пикселей. Однако даже этого хватало, чтобы заметить некоторое уплотнение в середине объекта. Значит, это разреженное облако, стягивающееся к центру. А ранее оно было просто слишком разрежено и не воспринималось как затемнение.


К наступлению темноты удалось договориться о порядке работы на телескопе. Назначаемые руководителями отделов сотрудники будут смотреть по очереди, по пять минут. Первым право просмотра было предоставлено открывателю – Денису Миркину.

Он устроился поудобнее, всмотрелся и, громко ойкнув, начал щелкать камерой. Потом он отвалился от окуляров и широко развел руками со словами:

– Это и не то, и не другое. Это вообще черт те что.

Очередь далее была очевидной – сначала смотрел начальник одного отдела, потом другого.

Через двадцать минут у окуляров уже сидел сам директор обсерватории. Денис стоял около и громко пояснял:

– Объект менее чем за день существенно увеличился в размерах. Вчера мне не удалось определить его удаленность от Земли. Я его заметил довольно поздно, когда начинался рассвет. Сегодня мы засечем, как меняется его проекция на дальние звезды по мере вращения Земли, и вычислим расстояние от Земли. Но оно выросло раза в два. Я не встречал в литературе ничего подобного.

Не отрываясь от окуляров, директор обсерватории произнес:

– Денис, не факт, что оно выросло. Я вам открою большой секрет. Если нечто стало больше в ваших глазах, оно не обязательно выросло. Оно могло приблизиться к вашим глазам. Это так, для общего сведения. Может быть, вы вчера с устатку в другом режиме все это наблюдали? Ну, добавили цифровое увеличение, нет?

Денис насупился и твердым голосом произнес:

– Обижаете. Вот вчерашние снимки, на них режим пропечатан. Увеличение максимально возможное, что вчера, что сегодня.

Директор оторвался от окуляров, бросил взгляд на снимок:

– Ну, ладно, ладно, не обижайтесь. Однако, такое изменение в размерах не порадует ваших коллег. Обе версии отпадают. Скорость света пока еще предел в природе. Никакая это не межзвездная материя. К нам что-то приближается. И эта штука где-то неподалеку от нашей Солнечной системы. Кстати, если это так, мы прямо сейчас можем попробовать определить расстояние до нее.

Директор опять прильнул к окулярам, щелкнул фотоаппаратом и весело сказал:

– Ну, первооткрыватель, распечатайте фото на предельном увеличении, и давайте сравнивать его теперь с вашим сегодняшним первым снимком.

Ведущие сотрудники обеих лабораторий рвали из рук друг у друга снимки маленького темного пятнышка на фоне ярких звезд. Можно было, конечно, для точности поупражняться на компьютере, но профессионалам это не потребовалось. Различия между снимками были видны невооруженным глазом. Сомнений не было – за полчаса темное пятно, во-первых, слегка увеличилось, и, во-вторых, заметно сдвинулось относительно звезд в сторону.

– Расстояние от Земли не больше одной – двух астрономических единиц[17] – уверенно заявил начальник отдела эволюции звезд. – Это получается совсем рядом, грубо говоря, лишь немного дальше Марса.

Директор обсерватории неожиданно посерьезнел.

– Денис, пошлите мне сейчас же снимки по почте и давайте, продолжайте наблюдения. Пойду я, позвоню в Академию, – сказал он и быстро удалился. Сотрудники продолжали оживленно обсуждать увиденное.


Звонок директора обсерватории Президенту Академии наук был откровенный. Они были старые знакомые, можно было говорить открытым текстом, без церемоний. Разговор был сначала монологом.

– Хочешь – верь, хочешь – не верь. Снимки уже у тебя в почте. Движется нечто, условно назову это гравитационной неоднородностью. Скорость оцениваем пока очень ориентировочно, но она невероятно высокая. По порядку величины это примерно около тысячи километров в секунду. Повторяю, около тысячи в секунду. Это нечто движется к нам по направлению как бы из созвездия Персея. Именно оттуда в это время года, и так всегда, летит метеорный поток. Каждый август, помнишь, приходит этот поток, Персеиды, на радость влюбленным. Но там всегда летела мелочь, все сгорало в атмосфере. А эта штука сама изначально была не плотная, но по пути набирает все, что рядом. Она летит в метеорном потоке, но быстрее его средней скорости. Темнеет, сволочь, на глазах. Вчера вся просвечивала, только центр был чуть поплотнее. А сегодня в самом центре уже практически совсем непрозрачная.

– Сейчас она на каком расстоянии?

– Вчера прошла пояс астероидов, там, похоже, еще насосала всякой дряни. За это время скорость, похоже, снизилась раза в два. До Земли осталось не больше одной астрономической единицы.

– Я делить и умножать пока не разучился. Ты хочешь сказать, что послезавтра днем?

– С полуночи до полудня, точнее пока не скажу.

– Примерно куда?

– Скорее всего, пролетит рядом. Но есть заметная вероятность, что и в Землю. Тогда Северное полушарие, а именно Западная Сибирь, Европа или Атлантика. Я бы сказал, что сейчас шансы примерно пять на девяносто пять. Пять – что в Землю или очень близко к ней.

– Вес или размер оценить можешь?

– Пока об этом можно только фантазировать. Совершенно необычный объект. Сейчас эта штука хоть и большая, но почти пустая. Как дальний хвост кометы. В таком состоянии вошла бы в атмосферу – сгорела бы красиво. Однако это облако консолидируется на глазах. Если так продолжит стягивать все в центр – завтра это может быть нечто вроде астероида. С диаметром не менее километра. А может и больше. Тогда Тунгусский метеорит дробинкой покажется.

– Сообщай каждый час. Я сейчас доложу премьеру.


Глава 30. Пятница. Италия. Рим. | И Он пришел... IT-роман | Глава 32. Пятница. Италия. Рим.