home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 34.

Суббота.

Италия.

Лучик надежды, осветивший сердца родных и близких бывших заложников, подарил им первую ночь сна. После ужина всех разместили в гостинице на территории Ватикана. Все были совершенно измучены последними днями.

Тишина и надежда дали несколько часов покоя. К завтраку все собрались вовремя. Было заметно нетерпение, желание как можно быстрее ехать. Отправка автобуса не заняла много времени. Большого багажа ни у кого не оказалось.

Наталия и Илья оказались на переднем сидении. Вчера их, естественно, разместили в одном номере. Они не возражали. Впервые за многие годы они опять оказались рядом. Близость пришла просто и естественно, как пожелание спокойной ночи. Но это оказалось гораздо глубже и сильнее, чем в молодости.

Где-то посреди ночи они пили чай. Номер не был оснащен принадлежностями для чаепития. Но Илья еще и в советское время часто ездил по разным городам и весям. Поэтому с тех самых пор у него всегда с собой были и маленький кипятильник, и несколько пакетиков с кофе, чаем и сахаром, и «аварийная» плитка шоколада. Даже маленькая фляжка с коньяком была. Он ловко заварил чай в стаканах, взятых из ванной комнаты, добавил коньяку и разломил шоколад.

Наталия со слезами и улыбкой, не отрываясь, смотрела на него. Потом она спросила:

– Ты говорил, что несколько месяцев был в монастыре. Скажи мне, неужели такое счастье может быть грехом?

Илья ответил так же искренне:

– Не может. Настоящее счастье не может быть грехом.

– А как узнать, что такое настоящее счастье?

– Где-то я читал и согласился, что настоящее счастье – это такое истинное удовольствие, за которое потом не будет стыдно. – И добавил: – Я тебя больше никогда никуда не отпущу.

– А я и сама от тебя никуда… Скажи мне, ты ведь знаешь, что Он их спасет? Ты ведь даже знаешь как?

– Я догадываюсь и верю.

– Я тоже.

Теперь они ехали на переднем сиденье рядышком, крепко держась за руки.

В автобус все садились семьями. Вчера и сегодня за завтраком почти никто ни с кем не знакомился. Все в основном были поглощены своими горькими мыслями. Однако к Анне перед посадкой в автобус подошла американка и предложила ехать с ней рядом. Своего мужа она попросила сесть за ними, а самой ей очень хотелось быть с Анной.

Дело в том, что вчера перед самым отъездом из гостиницы они неожиданно объяснились. Американцы тогда подошли к ним узнать о том, кто пришел с кардиналом. Потом американка спросила у Анны, кто у нее был в заложниках – брат? Она решила, что Анна – дочь Наталии. Анна объяснила, что с Наталией они просто соотечественники. А здесь находится ее друг, его зовут Рик, Ричард.

– Но ведь там только один мальчик по имени Ричард, это мой сын, – сказала американка.

– Ну, тогда давайте познакомимся, – нашлась Анна. – Ваш сын – мой друг. Мы давно дружим по Интернету.

– Так это с вами он последний год безотрывно общается через компьютер, – в свою очередь сообразила мама Рика и позвала своего супруга. – Смотри, мой дорогой, какой у твоего сына хороший вкус, – представила она Анну.

Когда им вчера рассказали дальнейший план действий, они решили поговорить обо всем с Анной завтра, в пути.

Родители Рика были гораздо старше ее родителей. Насколько Анне удалось понять, они уже были на пенсии. Анна ожидала естественных вопросов о своих родителях, о себе и так далее. Однако мама Рика сразу начала рассказывать о нем. По-видимому, ее действительно привлекли и поведение и манеры Анны. Поэтому она хотела Рика представить ей с той стороны, которую Анна знать не могла – как доброго сына.

Но их разговор вскоре повернул к текущим событиям. Мама Рика вполне естественно спросила, сообщил ли ей он в своем последнем сообщении о том, куда поехал. Анне ничего не оставалось, как признаться, что последнее письмо она получила от Рика уже из Рима.

Мама Рика сделала круглые глаза, осознавая эту мысль. Потом она тихо предложила пересесть на заднее сидение автобуса, чтобы ее супруг мог сесть рядом и тоже поучаствовал в разговоре.

Анна понимала, как родителям хочется увидеть своими глазами последнюю весточку от сына. Поэтому она без колебаний достала из своего рюкзачка компьютер и включила его.

Письмо сына из трех коротких фраз произвело на родителей большое впечатление. Папа Рика оказался человеком весьма сообразительным. Он сразу понял из текста, что возможности для отправки и получения почты были крайне ограничены. И Рик был исключительно краток, и ответить он просил предельно кратко.

Буквально через минуту он даже не спросил, а утвердительно сказал:

– Вы успели ему ответить?

– Да, – ответила Анна.

Папа Рика тогда медленно и раздельно, глядя прямо ей в глаза произнес:

– Ага. Так значит, это через вас они получили рецепт того самого противоядия? – Анна молча кивнула головой.

– Но вы же герой, это все должны знать! Давайте я всем расскажу сейчас?

– Нет, пожалуйста, не нужно, – взмолилась Анна.

– Вы уверены? – переспросил отец Рика.

– Да, конечно, – подтвердила Анна.

– ОК. Да, кстати об ОК. А что значит слово, которым Рик закончил свое письмо? Что значит «си-эйч-эм-оу-кей»? (CHMOK – чмок).

Анна пояснила, что переписку они вели каждый на своем языке. Однако для прощания обычно использовали чужой язык. На русском это просто значит примерно как «пока».

Пока Анна объясняла родителям Рика его последнее письмо, у нее вдруг проснулось какое-то чувство, то ли тревоги, то ли неловкости. Ведь последние два дня она не проверяла почту. А вдруг там что-нибудь есть от Рика?

Американцы заметили, что она задумалась, и поинтересовались, не они ли ее утомили. Она объяснила свою мысль, родители Рика ее поддержали. Анна принялась приспосабливать к компьютеру свой мобильный телефон.

После нескольких минут ей удалось подключиться к услуге мобильного доступа в Интернет. Когда она увидела список входящих писем, ожидающих ее в почтовом ящике, она ойкнула.

От Рика было целых два письма. Первое он отправил утром в пятницу, второе – буквально несколько часов назад. Она не могла и не стала скрывать от его родителей что-либо, поэтому приемка и открытие писем происходили у них на глазах.

В первом письме не было никаких вступительных слов. Это были те самые сообщения, которые ребята надеялись передать своим родным. Вчера утром Рик дождался возможности следующего сеанса связи. Без комментариев, опасаясь, что связь будет прервана из-за длины сообщения, он просто переслал Анне свои записи прощальных посланий участников несостоявшейся олимпиады. Каждый абзац сообщения начинался с национальности, и потом шло соответствующее послание.

Второе письмо было отправлено сегодня рано утром. Письмо было короткое, зато к нему прилагалась небольшая фотография.

Рик писал:

Спастись в этих телах нам не суждено. И.Х. нас всех отправляет с нашего согласия в Сеть. Каким-то образом Он думает нас оттуда извлечь. Не понимаем, но верим.

Уже ушли почти все, остались Бразилец, медбрат и я. Мы оказались самые крепкие. Последние уходят все тяжелее и дольше. Но все держатся достойно.

А мы вас всех видели по телевизору. Ты еще красивее, чем на фотографиях. Ты сначала стояла с мамой моего соседа, он из России. Потом подошел мужчина. Русский сообразил и очень обрадовался, когда понял, кто обнимает его маму. А потом мы вместе сообразили, что его отца мы уже видели ранее. Это же владелец той лаборатории, в которой вернулся на свет И.Х… Как все в этом мире взаимосвязано…

Потом вас еще раз показали мельком. Если я не ошибаюсь, там мои родители к вам подошли. Покажи им мои последние письма, пожалуйста. Они все поймут сами.

Посылаю тебе на память мое изображение. Ты ведь и так уже все про меня знаешь. Так что я не стесняюсь. Камера на компьютере у меня так себе, но, может быть, поэтому я ничего получился.

Дальше была последняя фраза, по-русски, но английскими буквами.

– Мы можем гордиться своим мальчиком, – сказал дрогнувшим голосом папа Рика.

– Господи, спаси его, – сказала мама и тихо, беззвучно, не привлекая внимание, заплакала в платок.

Анна тем временем тяжело задумалась. Получается, нужно бы дать всем другим родственникам ребят, товарищам по несчастью, прочитать послания. А как быть с последним письмом – тоже показать всем или не нагнетать обстановку?

Папа Рика посмотрел на нее и тихо спросил:

– Думаешь о том, нужно ли показать всем и что нужно показать? Я тоже об этом думаю. Не знаю… Давай еще подумаем, время есть, дорога дальняя. А последняя фраза из трех слов была по-русски? Я думаю, что на всех языках мира эта фраза состоит из трех слов. Первое слово – я. Правильно?

Анна зарделась и кивнула.

В это время водитель автобуса решил сделать первую «технологическую» остановку. Инструкция ему была – не торопиться. Как профессионал, он бы быстрее довез всех через Милан, из Рима на север. Но теперь он выбирал дорогу подлиннее, но попроще. Поэтому из Рима он поехал сразу на восток, к недавно обновленной магистрали.

И вот первый, самый сложный участок – через Апеннины – был пройден. Теперь они спустились к побережью Адриатического моря, вдоль которого шло отличное скоростное шоссе.

Водитель съехал с автобана на место для отдыха, где были и туалеты, и небольшое кафе. Все с удовольствием вышли из автобуса на улицу, кто-то присел за столиком в кафе, кто-то курил, кто-то просто разминал ноги.

Только сейчас все заметили, что, кроме них, родных и близких, в автобусе есть сопровождающие. Две скромно одетые немолодые женщины были с карточками сотрудников департамента иностранных дел Ватикана.

Анна подошла к Стольским и рассказала им о полученных письмах. Наталия сказала:

– Второе письмо нам понятно. Мы примерно так уже это и представляем. Но это не значит, что всем это будет принять легко. И, конечно, нам тоже хотелось бы прочитать послание нашего сына. Сейчас поедем, и там по ходу как-нибудь объявим о письмах, и будем передавать компьютер по рядам. У тебя как с зарядкой?

– Батарея примерно наполовину полная. Часа на полтора может хватить, если просто читать текстовый файл.

– Давай, на всякий случай, я попрошу пока подключиться в кафе, – предложила Наталия, и уже через пару минут компьютер стоял на стойке бара на подзарядке.

Водитель тем временем включил телевизор, установленный в автобусе. Он не очень представлял себе, кого и зачем он везет. Но он был опытный водитель и по разговорам понял, что состав пассажиров международный. Поэтому водитель перебрал доступные ТВ каналы и остановился на канале новостей на английском языке.

Когда все собрались снова в автобусе, по телевизору был в разгаре круглый стол по проблеме «темного облака». Тема, которая со вчерашнего вечера завладела практически всем населением земли, только сейчас стала известна пассажирам автобуса.

Ситуация с «темным облаком» была не просто плохая. Она была непонятно плохая. Обсуждение в телепередаче шло очень нервно. Представители научного мира безуспешно пытались сказать что-либо внятное.

Корреспондентам, ведущим передачу, постоянно подносили последние данные из обсерваторий разных стран. Прогнозы были неутешительны. Слово «облако» уже никак не подходило к летящему предмету. Неуклонно набирающий массу астероид, судя по всему, обрушится на Землю этой ночью. Предположительное место падения – центральная Европа. Астрономы считают, что значительные обломки астероида могут достичь поверхности Земли.

На экране показали карту с распределением вероятности падения основного вещества астероида. Поскольку его скорость несколько меняется, точность прогноза была невелика. Извилистые линии с заметными процентами вероятности попадания покрывали почти всю Европу. Большинство экспертов расположили предполагаемый центр падения осколков астероида внутри треугольника с вершинами в городах Нюрнберг (Германия) – Вена (Австрия) – Венеция (Италия).

Потихоньку до людей, находящихся в автобусе, стало доходить, что они движутся именно туда, в зону возможного падения «темного облака». Автобус загудел. Илья Стольский сразу вспомнил, о чем предупреждал кардинал. Он помрачнел, и повернулся к Наталии, собираясь рассказать ей о средневековом предсказании.

В этот момент Наталия попросила его внимания движением руки и показала глазами на экран телевизора. Там как раз закончилась трансляция «круглого стола» и пошел репортаж «без комментариев».

Этот репортаж был посвящен вчерашним событиям по освобождению заложников. И это было гораздо ближе и больнее. «Темное облако» было на какое-то время забыто.

Сначала на экране появились кадры, которые они видели, пока были в гостинице. Потом стали показывать вертолет, приземляющийся на крышу гостиницы. На походных носилках двое штурмовиков быстро перенесли кого-то в вертолет.

Затем показали тот же вертолет, заходящий на посадку на территорию крупного больничного комплекса неподалеку от Ватикана. Потом показали еще один рейс, потом еще один.

Съемки опять переместились на крышу гостиницы. Неожиданно камере открылся прямой вид на носилки. Лицо было закрыто, это явно было бездыханное тело в темном пластиковом мешке.

Заключительные кадры репортажа «без комментариев» были жестоки. Издалека, по-видимому, с крыши какого-то высотного здания, показали небольшое строение на территории больничного комплекса. Строение было с высокой трубой.

Увеличение было очень сильное, изображение дрожало, но можно было догадаться о происходящем. Через несколько минут после того, как очередные носилки из вертолета перенесли в это здание, над трубой на короткое время появился дым. И также в следующий раз.

Без слов можно было догадаться, что это, судя по всему, труба местного крематория.

В автобусе послышался чей-то стон. Американец посмотрел на Анну, она кивнула ему, и они стали пробираться к передним креслам. В это же самое время Илья попросил водителя съехать на очередную стоянку, как раз промелькнул знак съезда через 800 метров.

Отец Рика и Илья посмотрели друг на друга. Илья сказал:

– Сначала вы с Анной.

Автобус остановился, наступила тишина, были слышны только сдерживаемые всхлипывания. Американец начал говорить. Чувствовалось, что у него есть опыт общения с людьми, для которых английский язык не является родным.

Он говорил медленно, раздельно, выбирая простые слова.

– У нас есть два письма от наших детей. Мы их только что получили. Вот эта девушка поддерживает контакт с нашим сыном через Интернет. Последнее письмо было отправлено сегодня ночью. У нас есть надежда. Иисус хочет каким-то образом спасти наших ребят. Но эти тела наших ребят спасти не удается. Сын написал, что они отправляются в Сеть. Так молодые люди называют Интернет. Они верят, что вернутся. Я не знаю как. Давайте не будем отчаиваться. И еще. В первом письме содержатся весточки от каждого. Маленькое сообщение от каждого из ребят. Мы сейчас пустим компьютер по рядам. На каждом ряду компьютер можно задержать не более чем на пять минут. Иначе разрядится аккумулятор и не все успеют прочитать. Лучше первый раз не задерживайте и потом еще раз пустим по кругу.

Анна дополнила:

– Я буду рядом и помогу вам обращаться с этим компьютером.

Компьютер медленно пошел по рядам. Не все были в состоянии сами дочитать сообщение, предназначенное им. Кому-то мешали слезы, кто-то не так легко читал по-английски. Тогда Анна и отец Рика по очереди читали вслух.

Кто уже прочитал – выходили на улицу, плакали, успокаивали друг друга. Отчаяние сменялось надеждой, потом опять появлялось отчаяние.

Минут через сорок все снова были в сборе, и автобус двинулся дальше.


Глава 33. День одиннадцатый. Суббота. Где-то в Северном Ледовитом Океане. | И Он пришел... IT-роман | Глава 35. Суббота. Бельгия. Брюссель.