home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 36.

Суббота – утро воскресения.

Италия – Австрия.

Не доезжая Падуи, водитель автобуса свернул с автострады на большую стояночную площадку. Он часто возил туристов из Рима в этом направлении, в Падую и Венецию. Придорожный ресторан самообслуживания с хорошими ценами и приличным качеством блюд уже давно стал «штатным» местом остановки туристов на обед.

За последнее время движения автобуса, компьютер Анны совершил еще несколько путешествий по рядам, пока не отключился полностью. Всем хотелось снова и снова смотреть на строки, продиктованные напоследок родными сердцами.

Илья решил до обеда позвонить кардиналу, посоветоваться. Кардинал оказался тоже в пути, за рулем. Они с Иисусом уже подъезжали к границе Австрии.

Утром они легко ушли от многочисленных корреспондентов. Журналисты караулили у всех выездов из Ватикана. Они ожидали, что Иисус поедет куда-нибудь на официальном лимузине вроде «папамобиля», и не обратили внимания на скромную машину кардинала.

Илья просил разрешить ему рассказать родственникам ребят все, что он сам знает. Так было бы ему гораздо легче. Кардинал сказал, что сейчас сам спросит у Иисуса совета. Ответ был:

– Пусть поступит так, как ему подсказывает совесть. Он добрый человек, значит, сделает правильно.


Обед шел вяло. Все по очереди прошли мимо длинного прилавка, взяли себе какой-то еды и расселись за маленькие столики. Ели по инерции, у всех головы были заняты раздумьями. Когда все завершали трапезу, громкий голос одного из пассажиров привлек общее внимание.

– Господин Стольский, ведь это вы? Я вас видел недавно по телевизору. А мы с супругой из Израиля. Мы здесь все товарищи по несчастью и должны быть откровенны друг с другом. Мы тут все думали, думали. Ведь если наших ребят никто в Австрию не перевозил, то зачем же мы туда едем? И у нас появились два вопроса. Я очень боюсь услышать «нет» на эти вопросы. Я даже скажу больше. Не будет второго вопроса, если вы ответите на первый отрицательно. Скажите нам, пожалуйста, не в ту ли самую лабораторию мы все едем?

Все повернулись к столику, за которым сидели Стольские. По взглядам людей можно было понять: семья из Израиля задала вопрос, мучивший последние часы большинство присутствующих.

Илья встал так, чтобы его было всем видно, и отчетливо произнес:

– Да, мы едем в это место.

Наступила полная тишина. Было заметно, как второй вопрос повис в воздухе. Спрашивающий, видимо, пытался его правильно сформулировать по-английски, и у него не получалось. Или что-то внутри, какая-то смесь страха и надежды, останавливала этот вопрос.

– Разрешите, я попробую задать этот второй вопрос, – поднялся высокий плотный мужчина. – Мы с женой из Германии. Скажите, пожалуйста, господин Стольский, у вас в лаборатории были еще объекты исследования?

Илья сначала кивнул, потом ответил вслух:

– Да, были. Мы называем их пациентами. В лаборатории было еще двенадцать пациентов. Мужского пола. Все от рождения в абсолютно бессознательном состоянии. Я не считаю возможным сейчас туда позвонить, чтобы узнать, что там происходит. Думаю, что отвлекать сейчас в лаборатории никого не следует. У нас с вами есть надежда, и сейчас это главное. Но, к сожалению, есть нечто, что может нас лишить этой надежды. Я считаю своим долгом всем еще кое-что рассказать, – продолжил Илья. – Это касается «темного облака».

Илья рассказал о средневековом манускрипте. Все прекрасно поняли, что первая часть предсказания уже сбылась полностью. Было вполне резонно согласиться с мнением Ильи о том, что «темное облако» имеет своей целью именно Иисуса.

– Мы с вами едем прямо туда, куда летит этот огромный метеор, – подвел итог Илья. – Из предсказания вовсе не следует, что эту угрозу как-то удастся отвратить. А если не удастся, мы там останемся все и навсегда. Каждый должен решать сам. Но я точно поеду дальше.

Никто больше не стал высказываться, все разбрелись маленькими семейными группками, обсуждая услышанное. Наталия подошла к Илье и тихо сказала:

– Я надеюсь, ты не забыл, что обещал меня больше не оставлять?

Илья обнял ее рукой, и они пошли к автобусу. Когда водитель автобуса негромким гудком позвал пассажиров продолжить путь, все быстро разобрались по своим местам. Новых свободных мест не появилось.


Остаток пути до Зальцбурга проехали практически молча, с двумя «технологическими» остановками. День закончился быстро, как только автобус с равнины опять полез в горы. Правда, теперь это были уже Альпы. Солнце только что было довольно высоко, и вдруг уже скрылось за горами. Водитель ехал не спеша, аккуратно проходя повороты.

Когда до места назначения оставалось около часа, водитель получил от своего руководителя на мобильный телефон сообщение:

– Кардинал рекомендовал приехать не ранее 22.00. – И на очередной развилке автобус свернул не к Зальцбургу, а в сторону Вены, добавив еще добрую сотню километров небыстрой дороги.

К поместью подъехали почти в полной темноте. На последней остановке Илья показал водителю поместье на карте, и тот теперь уверенно довел машину до заданного места.

Их ждали. Муса, легко управляясь одной рукой (вторая, по-прежнему, висела на перевязи) запустил автобус во двор. Там уже стояла машина кардинала. Во дворе не было специального ночного освещения. Только большие окна дома, восходящая луна да яркие звезды освещали двор.

Донна Исабель, красивая, помолодевшая и какая-то загадочная, встречала гостей и распределяла по помещениям. Она сразу выбрала пары постарше и направила в спальные комнаты и кабинет хозяйского дома, на втором этаже. Всем остальным были подготовлены места в доме, где жила прислуга.

Там места было много, несколько комнат уже давно пустовали, после сокращения штата лаборатории.

Когда Илья в числе последних вышел из автобуса, донна Исабель легкой походкой приблизилась к нему и сделала элегантный реверанс.

Тут она обратила внимание на Наталию.

– Здравствуйте, вы ведь, наверное, жена господина Ильи?

– Здравствуйте. Да, наверное, – ответила Наталия.

– Это точно моя жена, – сказал Илья.

– Слава Богу, – перекрестилась донна Исабель, и тихим счастливым голосом прошептала для них двоих:

– Уже десять. Десять мальчиков родились. Они все там, внизу. Пока все не родятся, они не выйдут. Ждут, переживают. Такие хорошие ребята. У меня тут семейная пара знакомая в соседнем городке магазинчик держит, так я попросила их привезти сюда всякой одежды ребятам на выбор. Я туда тоже не спускаюсь, здесь жду. Пусть не мои дети будут, но живые. Вот уж полюбуюсь, как они к своим мамам побегут, – И она вытерла слезы. Радость и грусть были в ее глазах одновременно.

В этот момент две сотрудницы Ватикана с маленькими чемоданчиками в руках деловито подошли к ним.

– Скажите, пожалуйста, где господин кардинал?

– Он внизу, в лаборатории, – ответила донна Исабель, внимательно глядя на неожиданную пару.

– Проводите нас, пожалуйста, к нему. Мы – выездной паспортный отдел Ватикана. Мы должны оформить кому-то новые паспорта. Кардинал сказал, что принято решение обеспечить гражданством Ватикана несколько человек. У нас есть список. Они каким-то образом утратили паспорта. Мы должны их сфотографировать и оформить новые паспорта на основе показаний свидетелей. В своих посольствах они получат визы к себе на родину, а потом у себя в странах обретут, если захотят, обычные паспорта.

Илья переглянулся с Наталией, дивясь продуманности действий кардинала. Донна Исабель подняла указательный палец со словами:

– Это точно будущий Папа, поверьте мне, – и повела паспортисток ко входу в лабораторию.


Тем временем в лаборатории открыл глаза последний, двенадцатый «близнец». Медбрат уходил в Риме очень тяжело, он был, на самом деле, отравлен сильнее всех. Ведь он получил противоядие от первого отравляющего вещества не сразу, а с небольшим опозданием. И стоял он к разбитым пробиркам с летучими ядами ближе всех. Но он твердо решил, что будет уходить последним. Если его Бог простит – он успеет уйти, если нет – умрет до этого.

И вот теперь он приходил в себя, осознавая не столько это новое тело, как свое прощение. И от этого чувства он радостно улыбнулся раньше, чем открыл глаза.

– Ну, привет, – сказал весело неутомимый доктор Бирман. – Держи зеркало, привыкай. И давай готовься вставать потихонечку. Родные, наверное, заждались.

– Меня некому ждать, – сказал так же весело медбрат, разглядывая себя с интересом в зеркало, – я подкидыш. И возвращаться мне в Италию ни к чему. Или полиция меня за соучастие посадит, или друзья Феликса найдут.

– Так оставайся здесь, – сказал доктор, голос которого вдруг сел. Он снял очки и стал их тщательно протирать.

– А здесь кому я нужен?

– Ну, ты ведь вроде медработник?

– Да, колледж и год практики.

– А мне как раз бы помощник не помешал. Детей у меня уже не будет, а кому-нибудь передать опыт хотелось бы.

Медбрат одним движением сел, придерживая вокруг пояса простыню.

– Доктор, вы серьезно? Я сочту за честь работать с вами. Не мог и мечтать.

– Кстати я ведь тоже подкидыш, сынок. В конце войны меня, совсем младенца, родители успели подкинуть соседям. Это было неподалеку отсюда. Родителей тогда в концлагерь забирали. А тебя не будет напрягать, что моя фамилия Бирман?

– Нет, не будет. А вас не будет напрягать, что я еще недавно был полный идиот?

– Не будет, – ответил доктор, и они вместе от души рассмеялись.

Доктор показал, где можно подобрать одежду, и через пару минут медбрат присоединился ко всем остальным «близнецам». Им было проще – они знали, кто он, а ему еще предстояло научиться распознавать своих знакомых в новом облике. Неожиданно он понял, что для него это не составляет никакого труда.

Все размещались в комнате для наблюдений, было шумно и весело. Паспортистка отвела медбрата в сторонку, щелкнула фотоаппаратом, уточнила имя – он был в списке последним. Кардинал облегченно вздохнул и поднялся на улицу.

Он нашел Иисуса за лабораторией. Тот глядел в небо. Кардинал негромко кашлянул.

– Я думал, что мне вот-вот предстоит покинуть Землю, – сказал тихо Иисус. – Я уже почти чувствовал себя лучом, летящим навстречу этой темной силе. Но что-то произошло. Не время, видимо… Хорошо. Все ребята пришли, так?

– Да.

– И суббота закончилась уже.

– Да. А вы знаете, как называется на русском языке день, который идет после субботы?

– Нет. В Римских языках этот день – день Солнца[18].

– А в русском – воскресение…


За минуту до этого разговора действительно кое-что произошло. Первый запуск боевой ракеты был произведен с американского ракетоносца. Ракетоносец за один день успел пройти Берингов пролив и стать в нужную позицию. Но это все равно был не полюс. Отсюда путь до места встречи с астероидом был заметно длиннее. Шансов попасть, напротив, было гораздо меньше.

Через несколько секунд после пуска американцев, от «Ильи Муромца» отделилась и плавно пошла вверх «Булава». По всем расчетам, именно ее боеголовки должны были первыми взорваться на поверхности приближающегося космического тела. Если в это время в зону взрыва попадут боеголовки от американской ракеты, они добавят ядерного огня. Только при таком стечении обстоятельств появляются реальные шансы на полное разрушение непонятного объекта.


Тем временем все родные и близкие бывших заложников потихоньку, без всякого указания, собрались напротив входа в лабораторию. Все видели известный теперь всему миру телерепортаж из этого поместья. Большинство смотрели не один раз. Было понятно, где происходит таинство.

Сначала собравшиеся стояли в полутьме, только две яркие лампы освещали площадку перед входом. Но потом Муса подошел к водителю автобуса, переговорил, и тот включил фары. Яркий свет отразился от забора из листов гофрированного алюминия. У входа в лабораторию стало совсем светло. Подошла и донна Исабель.

Кардинал тоже вышел из-за лаборатории и присоединился к встречающим. Он на какое-то время отвлекся и не заметил, что Иисуса рядом с ними уже нет.

Сначала вышли доктор Бирман с медбратом, который был в халате лаборанта. Большинство собравшихся у входа не видели «близнецов» ранее и не до конца понимали происходящее.

Медбрат подошел к донне Исабель, поклонился ей и поцеловал руку. Доктор Бирман успел объяснить всем ребятам, откуда взялись их прекрасные тела. Он не стал рассказывать историю ее жизни, только пояснил происхождение тел.

А тела действительно были прекрасны. Когда еще одиннадцать смуглых красавцев появились из дверей лаборатории, возгласы восхищения зазвучали в воздухе. Ребята выбрали себе одежду каждый на свой вкус. Но вкусы оказались близки. Не сговариваясь, все, кроме медбрата, выбрали обтягивающие рубашки с короткими рукавами и джинсы. Отличалась только цветовая гамма. Наверное, впервые ребята не стеснялись своих тел. Может быть, поэтому выбранная ими одежда еще больше подчеркивала совершенство физических форм.

Ребята по очереди склонялись перед донной Исабель и затем направлялись к своим родным. Что было удивительно – родители каким-то невероятным образом их узнавали, бросаясь навстречу еще до того, как было понятно, к кому движется следующий «близнец».

Донна Исабель держалась как королева. Только те, кто давно знал ее, могли понять, какие чувства боролись внутри ее сердца.

Русский «близнец» тихо шептал на ухо матери:

– Мам, а родитель мой тебя, похоже, так любит…

«Близнец» – Американец и Анна стояли, держась за руки, глядя в глаза друг другу. Родители Американца не решались их тревожить. Они смотрели и смотрели на них, утирая немолодые, мудрые слезы.

Последний «близнец», поцеловав донне Исабель руку, не направился к толпе встречавших, а скромно стал около медбрата.

Донна Исабель тихо, про себя и для себя, произнесла на своем родном языке:

– А что же тебя никто не встречает, сынок?

Тот вдруг на том же ее родном языке, бразильском диалекте португальского, автоматически так же тихо ответил ей:

– Меня некому встречать, сеньора, я сирота.

И тут они посмотрели в глаза друг другу.

– Неужели Бог дал мне все-таки сына? – Спросила все так же тихо донна Исабель.

– Получается, что я могу вас называть Мама? – Дрогнувшим голосом сказал Бразилец.


В этот момент огромная остроконечная скала прорвала озоновый слой. Доли секунды оставались до входа в атмосферу Земли. До поверхности Земли было не более десяти секунд.

Шесть самонаводящихся боеголовок, успешно выведенных «Булавой», летели навстречу астероиду в виде пентаграммы. Программисты вряд ли задумывались о разнообразных магических смыслах этого знака. Откуда молодым офицерам было знать, что таким знаком, по преданию, запечатывал Соломон, сын Давида, демонов в сосуды. Просто по расчетам, именно такое распределение – одна боеголовка по центру и остальные в лучах пятиконечной звезды – было оптимально для поражения цели.

Вспышка атомного взрыва была испепеляющей.

Подлетевшие с полусекундной задержкой боеголовки с американской ракеты врезались в середину огненного шара, и он стал еще стремительнее разрастаться. Мечущиеся в огне тени напоминали чудовищ со старинных рукописей. Не образовывалось никаких осколков, все пожиралось пламенем нарождающейся звезды.


Вспыхнувшая в ночном небе над Землей крупная звезда сначала соперничала с Луной, потом стала ярче, еще ярче. Не сводивший глаз с неба кардинал спросил Илью:

– Что Илья – это русское имя с библейскими корнями, я знаю. А кто такой был Илья Муромец?

– Это древнерусский… – И здесь Илья запнулся, пытаясь перевести слово «богатырь».

– Понимаю, это рыцарь. Он бросил ракету из океана.


Люди в разных местах огромного континента, от Уральских гор до Атлантического океана, стояли и смотрели вверх, в небо. Новая звезда вдруг дрогнула и исчезла так же внезапно, как вспыхнула.

И только следующей ночью астрономы обнаружили на звездном небе, не очень далеко от Солнечной системы, всего на расстоянии одного светового дня, новую, ранее неизвестную одинокую яркую звезду.


Глава 35. Суббота. Бельгия. Брюссель. | И Он пришел... IT-роман | Эпилог.