home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8.

Суббота.

США. Окрестности Вашингтона.

Утро субботнего дня на американском континенте вызвало переполох во всех крупных компаниях связи и в серьезных корпорациях, независимо от сферы экономики. Вирус непонятной природы распространялся по компьютерным сетям стремительно, нестандартно, мощно и неудержимо.

К середине дня стал понятен общий механизм действия вируса. Он нападал в первую очередь не на компьютеры рядовых пользователей – абонентов, а на сетевое оборудование самих операторов связи (провайдеров). Непонятным образом вирус вычислял в сети каждого оператора связи самые главные, основополагающие узлы, оборудование, составляющее спинной хребет сети. В этом оборудовании вирус сам перестраивал так называемые таблицы маршрутизации, фактически отбирая примерно одну десятую часть сетевых ресурсов, выводя эту часть из подчинения связистов. После этого вирус быстро спускался по сетям сверху вниз, продолжая захватывать примерно ту же десятую часть от памяти всех попадающих ему по пути компьютеров и такую же часть от всех обнаруживаемых каналов связи.

К середине субботы спецгруппа аналитиков ЦРУ, в которую входил Влад Эрлих, констатировала: неизвестным вирусом создается выделенная сеть связи мирового уровня. Попытки побороться с вирусом и вернуть в подчинение отбираемые им ресурсы пока ни к чему хорошему не привели, оборудование горело, но вирус не уступал.

Самым неприятным и необъяснимым обстоятельством для специалистов ЦРУ была та легкость, с которой вирус проникал в специальные сети связи: правительственные, оборонные, любые. Все хитроумные разработки лабораторий и институтов по информационной безопасности, так называемые «пожарные стены» и прочая дребедень, на которую были потраченные несметные деньги налогоплательщиков, оказались бесполезны. Вирус с одинаковой легкостью отъедал свою десятую часть и от памяти подключенного к Интернету карманного мобильного коммуникатора и от центрального компьютера Министерства Обороны, отделенного от публичных сетей глубокими программными окопами. При этом вирус вел себя как-то очень деликатно. Если свободного пространства размером в десятую часть памяти не было, он сам находил архивирующие программы, выбирал из хранящихся в памяти файлов наиболее редко используемые, и сворачивал их в компактный архив до тех пор, пока не мог занять «свое пространство».

Только часам к четырем вечера, с восходом солнца нового дня над Японией и Сингапуром, спецгруппа аналитиков ЦРУ несколько успокоилась. Стало окончательно ясно, что проблема не носит антиамериканской направленности, это проблема мирового уровня. Доложить такое руководству было как-то легче. В работе группы был объявлен первый за день перерыв на час. Теперь Влад смог, наконец, спокойно поговорить со своим боссом и коллегой, шефом спецгруппы, Биллом Стефенсоном, и рассказать ему о необычном вечернем звонке.

Они пошли в офис Билла, взяли по пути в автомате по огромному стакану кофе и развалились в хороших кожаных креслах у «стола для разговора на равных» в углу просторного кабинета. Шеф внимательно выслушал Влада и предложил поразмышлять вслух.

В принципе, это могло быть и простое совпадение, но выяснять теперь такие детали по телефону уже не стоило. Проблема вирусной атаки была, без сомнений, в центре внимания учреждений государственной безопасности во всех развитых странах. Любой международный звонок в Москву на тему о непонятном вирусе наверняка заинтересовал бы спецслужбы, причем не факт, что только российские.

С другой стороны, признаки были очень специфическими, время появления и, главное, эпицентр (это точно была Москва) совпадали. Если бы удалось найти первоисточник вируса, то появились бы шансы понять эту заразу, принципы ее построения. Влад и его шеф были опытные вирусологи, сами бывшие хакеры, и они знали твердо: понять принцип устройства вируса – это кратчайший путь к созданию противоядия.

– Если ехать, то, получается, что немедленно, – подвел итог Стефенсон. – В ФСБ тоже не чайники работают. Если действительно твой мистер Ларин – первоисточник, его если не сегодня, то завтра точно вычислят. У тебя есть русская виза?

Влад грустно улыбнулся:

– У меня действующий загранпаспорт гражданина России, это здесь я еще на гринкарте, а там я по-прежнему гражданин.

Билл не моргнул глазом, хотя понимал, что это в его огород камешек, именно в его силах было ускорить получение Владом американского гражданства. Он нажал кнопку на телефоне, отозвалась секретарша (точнее, персональная помощница) Линда. Она тоже ночью была вызвана на рабочее место и уже отсидела терпеливо на нем весь субботний день.

– Линда, нам нужно срочно отправить мистера Эрлиха в Москву, дайте варианты, я не отключаюсь.

Буквально через считанные секунды, в течение которых было слышно стремительное постукивание по клавишам компьютера, Линда ответила:

– Итак. Через двадцать минут, в 18.40 из аэропорта Даллас взлетает прямой рейс Аэрофлота. Следующий вариант…

– Нет у нас следующего варианта, – прервал ее шеф, – соедини меня со службой безопасности аэропорта.

– Да, сэр, – ответила Линда, – вот уже первый гудок прошел, переключаю на ваш телефон.

После второго гудка в телефонном аппарате, так и оставшемся в режиме «громкой связи», послышался четкий голос:

– Джек Вильямс.

– Джек, это Билл Стефенсон, здравствуй, дружище, у тебя сейчас взлетает рейс Аэрофлота на Москву. Мне (точнее, нам) нужно отправить одного пассажира, он будет через полтора часа, без багажа.

После секундной паузы Джек ответил:

– Ну, здравствуй, Билли, ты всегда с подарками ко мне. Жди на проводе, сейчас попробую.

Было слышно, как он с другого аппарата вызывает начальника диспетчерской службы аэропорта, а тот транслирует указание командиру самолета Аэрофлота:

– Руление на взлетно-посадочную полосу прекратить, вернуться на стоянку. Поступила информация, что в багаже одного из пассажиров заложено взрывное устройство. Пассажирам сообщить, что задержка примерно на два часа по техническим условиям, всех высадить, самолет будет досмотрен службой безопасности аэропорта.

Все разговоры в аэропорту тоже шли по громкой связи и ответ командира самолета был слышен даже в кабинете Стефенсона.

– ОК, понял, возвращаюсь на стоянку.

– Спасибо Джек, с меня ужин, – сказал Билл и услышал в ответ.

– Ладно, запишем. Дай твоему парню мой телефон. Я присмотрю, чтобы его втиснули без лишних вопросов со стороны экипажа, как опоздавшего. Если нет свободных мест, сниму кого-нибудь за неправильный цвет носок, ну пока.

– Так, – сказал шеф, – теперь попробуй договориться со своим однокашником, только не упоминай слов типа вирус, атака, в общем, говори ни о чем и его прерывай, если тот начнет лезть в детали.


Виктор схватил трубку телефона после первого же гудка, хотя времени в Москве было около двух ночи. Субботу он провел плохо. Купленные на рынке самые свежие антивирусные программы были как мертвому припарки. Теперь он никак не мог заснуть, все переживал. Совершенно неожиданный ответный звонок Влада был для него, как подарок судьбы.

Влад врал ему весьма складно, да Ларин и не вдавался в детали. Главное, что он понял: Владу все равно надо в понедельник быть в Европе на конференции. И он решил полететь сейчас, на день пораньше. Если с билетами все будет нормально, окажется в Москве завтра. Давно не был в первопрестольной, заодно попробует старому приятелю помочь.

Дальнейшее предложение Влада вообще показалось заманчивым. Чтобы не ковыряться, как он выразился, с «заболеванием» на бегу, тот предложил забрать целиком его железяку в свою коллекцию интересных случаев, естественно, не бесплатно. На прямой вопрос:

– Сколько хочешь за свое чудо больное? – Виктор напрягся и сказал по максимуму: – 65 тысяч.

Он недавно увидел за 60 тысяч рублей шикарный маленький ноутбук, а для Влада это точно не деньги. Влад не задумываясь ответил:

– Жди, 65 тысяч баксов завтра к вечеру получишь, я еще перезвоню, – и дал отбой.

Билл быстро обсудил с Владом некоторые детали его поездки, пообещав, что до вылета уже свяжет его с резидентом ЦРУ в Москве. Этого требовала не только корпоративная этика (предстояла работа на территории, закрепленной за конкретными людьми). Без местной поддержки можно было наделать глупостей, да и вообще их учили всегда подстраховываться, так, на всякий случай.


Интуиция не подвела старого волка Билли. Запись разговора из его кабинета с мистером Лариным легла на стол прокуренного кабинета на Лубянской площади уже через пять минут. Штаб по расследованию вирусной атаки был сформирован здесь ненамного позднее, чем в Штатах, да и специалисты были не хуже. К тому же Закон о Связи в России предусматривал обязанность связистов любых компаний обеспечивать СОРМ – Следственные Оперативно-Розыскные Мероприятия.

Поэтому к концу субботнего дня, а именно к полуночи, уже был вычислен первичный источник распространения вируса, электронный адрес, с которого вывалилось в Интернет это чудище. Телефон квартиры ведущего научного сотрудника Института Теплотехники Ларина стал под прослушивание буквально за несколько минут до звонка из США, пока принималось решение – брать сразу или подождать.

Теперь, после звонка из Штатов, мнение было однозначное – дополнительно устанавливаем жучка на окно плюс наружное наблюдение за всеми членами семьи. Ждем гостей из-за бугра и будем брать с поличным.


Глава 7. День четвертый, суббота. Где-то в Европе. | И Он пришел... IT-роман | Глава 9. Суббота, Воскресение. Италия, Рим.