home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


О, Америка...

О, Америка, великая страна удивительных возможностей, вот твой сын странствует по широким российским просторам. Он путешествует со своим рюкзаком от Сибири до Санкт-Петербурга, он снабжен туристскими картами и путеводителями, по которым он может самостоятельно найти дорогу. Он носит с собой собственные тапочки, чтобы надевать их, входя в квартиры, потому что он все знает о русских обычаях и привычках. Это не первый его приезд, а всего лишь очередной, он говорит по-русски достаточно хорошо, чтобы его понимали, он часто улыбается, повторяет «Хо-ро-шо!», и это значит, что он счастлив в России.

Какова же цель его поездки? Он ищет жену. Он приобрел множество адресов черноволосых и черноглазых украинских девушек в длинных черных юбках, с множеством золотых цепочек на шеях, с золотыми кольцами на пальцах и тяжелыми серьгами в ушах, разгуливающих на высоких каблуках и при полной косметике даже в самые жаркие дни пылающего украинского лета. Он купил адреса и сибирских девушек с их упругими щеками, привычными к жестоким морозам, с их заливистым волнующим смехом и спортивным телосложением. Он хочет увидеть и утонченных и бледных петербургских девушек с их неяркой красотой, ироничными улыбками, нерешительными жестами.

О, Америка, как ярка и широка твоя слава! Сладкоголосый восточный певец распевает на турецких пляжах «О, Америка!». Улицы любого российского города украшают рекламные плакаты Колы и Мальборо: улыбающиеся энергичные мужчины и красивые светловолосые девушки едут на джипах по залитым солнцем горным дорогам, приглашая «почувствовать запах и вкус Америки». Много мужчин и в России, но они не олицетворяют и крохотной частицы этого рая, в то время как американский путешественник — его живое воплощение.

Ему сорок лет, он — один из служащих большой корпорации, но его акцент чарует русских девушек и, встретив его, они думают также обо всех счастливых людях с рекламных плакатов, и глаза их начинают сиять от мысли, что эта сказка может сбыться и для них, и взгляды их, обращенные к американцу, уже полны восхищения.

И он убеждает своих ленивых и колеблющихся друзей последовать его примеру и поехать в Россию в поисках спутницы жизни. Сам же он, как усердный старатель в поисках единственного самородка, готов переработать также глубокие слои пустой породы. Его можно видеть каждый вечер с разными девушками за стеклом одного и того же кафе, он тщательно изучает возможных претенденток, сравнивая новых с теми, которых уже встречал. Это скорее работа, чем удовольствие, письма, телеграммы и мейлы сопровождают его на этом долгом пути, некоторые послания — лишь дружеские приветствия, в некоторых заботливые советы по поводу теплой одежды для суровой русской зимы, в некоторых — тоска по страстной любви, а ему надо сохранить все это в памяти, ему нельзя ничего упустить, надо охватить как можно больше девушек, чтобы, в конце концов, выбрать лучшую. И хотя девушки, с которыми он встречается, часто очень симпатичны, а некоторые, и в правду, близки к идеальному образу, который он стремится найти, все же, встретив самую красивую, умную и блестящую девушку, он никак не может остановиться в поиске, потому что предположить, что еще более красивая, умная и блестящая девушка не ждет его впереди, значит предположить, что Вселенная конечна.

Так он и бродит по широким Российским просторам — неутомимый путешественник, опытный старатель. Ему известны уже и черные точки на карте, недоступные западному воображению, расположенные далеко от паукообразных красных нитей пересечений дорог. Он проверяет по очереди все дальние населенные пункты, потому что считает, что самые подлинные девушки, не испорченные еще цивилизацией, встречаются именно там.

Да, он по-прежнему путешествует где-то со своим рюкзаком, полным девичьих писем, телеграмм и мейлов, овеянный мечтаниями столь многих девушек о своей чудесной стране. Но вся эта почта, увезенная домой для будущего обзора — единственное, что пересекает вместе с ним американскую границу на то время, когда его бесконечный поиск временно прерывается до следующего отпуска, до следующего года.


Наши души не приемлют реальности | Одинокое место Америка | Русская классическая литература