home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Русская классическая литература

Он не читал русской классической литературы, он не знал Толстого и Достоевского с их глубоким проникновением в неуловимые нюансы человеческой души. Он имел дело с компьютерами, он был блестящим программистом в знаменитой американской фирме, его хобби были тоже компьютерные игры и Интернет, он смотрел в компьютер на работе, другой компьютер стоял дома у его кровати.

Он был некрасив. Он не был и остроумен. Хорошо разбираясь в причудливых комбинациях алгоритмов, он не слишком хорошо владел игрой слов и их значений. Женщины не находили его ни интересным, ни привлекательным. Но он был горд, он никогда не делал первого шага, он ждал, что женщины сами выкажут ему свое расположение. Обычно он ждал напрасно, и, кажется, уже расстался с мечтой о семейном счастье. Кошка заменяла для него семью, она ждала его возвращения с работы, играла и мурлыкала, когда он ее гладил. К тридцати трем годам он привык к своей одинокой жизни, но однажды ночью, странствуя в Интернете, он увидел лицо русской девушки на сайте знакомств. Девушка была блондинкой, у нее были большие голубые глаза и ангельская улыбка, и он подумал, что и тень надежды приблизиться к такой красоте была бы за пределами его желаний.

Он не читал русской классической литературы, он не мог вообразить множества побуждений, которые могут легко уживаться в одной и той же человеческой душе. Он воображал, что человеческая природа, как и компьютер, принимает лишь дискретные значения, он считал, что хорошие люди энергичны, всегда улыбаются, довольны собой, поэтому здоровы и хорошо выглядят. Плохие люди, наоборот, в глубине души всегда вынашивают злые умыслы, поэтому они не умеют широко улыбаться, их лица мрачны, они нездоровы и несчастны.

Девушка была красива, улыбка ее была хороша, поэтому она никак не могла быть плохим человеком. Он заказал ее адрес и начал писать.

Его первое письмо было длинным. Он был честен. Он сразу сказал девушке, что он некрасив, и что ее красота за пределами его мечтаний. Он поделился с ней своими философскими идеями, тем, что он никогда не хотел иметь детей, потому что мир и так перенаселен, а он чувствует за него ответственность.

Девушка не описывала свою жизнь подробно. Она писала только, что любит танцевать, выходить в свет, любит цветы, духи, элегантную одежду. Она ответила лишь на один единственный вопрос из его длинного списка — на вопрос о детях — она тоже не хотела их иметь. Девушка не писала, что с самого раннего детства ее мать интересовалась только мужчинами, которых постоянно меняла, и вместо того, чтобы играть самой, девушка нянчила маленького брата, поэтому она ненавидела детей. Девушка не писала, что один из мужчин ее матери однажды пытался ее изнасиловать, и хотя мать успела пресечь эту попытку, девушка с тех пор не доверяла мужчинам и предпочитала компанию подруг. Но опять же мать послала ее фото и анкету в брачное агентство, потому что присутствие взрослой красивой дочери рядом с нею начало привлекать мужское внимание, которое она по-прежнему хотела привлекать сама.

Девушка не обратила внимания на первое письмо американского программиста. Даже и переведенное, оно показалось ей длинным и скучным, она не поняла его смысла, и, зевая, не дочитала его до конца. Получив от него цветы и подарок ко дню рождения, девушка начала читать его письма внимательнее, она подумала, что отъезд в Америку мог бы стать хорошим решением семейных проблем и способом улучшить свою жизнь в счастливой и богатой части света.

Они решили встретиться. Он захотел сделать ей еще один прекрасный подарок, он спросил, не хотела бы она поехать с ним в морское путешествие вокруг Европы, которое принесло бы ей радость, как бы ни сложились дальше их отношения. Она никогда не была за границей и согласилась, поставив условие, что они поедут в разных каютах.

Девушка была не избалована жизнью, жизнь никогда не была к ней щедра, девушка очень хорошо усвоила, что не следует отказываться, когда что-то невероятное и неожиданное идет в руки. У девушки не было высоких побуждений. Если бы даже они у нее и были, она бы рассматривала их, как непозволительную роскошь. Единственный мужчина в ее жизни, которого она вспоминала с удовольствием, был пастух из деревни, где жила ее бабушка, простодушный парень с громким смехом и бронзовым от загара лицом, который играл с ней и с другими ребятами и приносил им ягоды из полей. Позже, глядя на вечно пьяных друзей своей матери, она начала считать всех мужчин враждебной силой, она думала, что коль скоро нельзя от них раз и навсегда избавиться, женщина должна хотя бы использовать эту силу в своих интересах.

Когда программист приехал в Санкт-Петербург, и она увидела его в аэропорту, он не понравился ей, как не нравился и многим другим женщинам. Ей было все равно, она и не ждала ничего иного. Но когда программист, пораженный ее реальной красотой, попытался робко ее обнять, она отпрянула, и, боясь повторить свою попытку, он ее даже и не поцеловал.

Они поехали в путешествие, посещая страны, города, многочисленные магазины, где он покупал ей все, что она хотела. Он не думал о деньгах, они, и в правду, не были нужны ему ни на что, кроме любви, другими способами достижения счастья были преданность и терпение. Он не мог даже представить себе, что, в самом деле, было на сердце у девушки, он лишь верил, что рано или поздно она оценит его любовь и подарит в ответ свою. Тем временем, он пытался задавать ей вопросы, чтобы лучше ее понять, но она отвечала уклончиво. Тогда он попытался выразить свои философские взгляды, он говорил, как высоко он ценит личную свободу, но она лишь смотрела на него с улыбкой и предпочитала перевести разговор на обсуждение мест, которые они посетили, и вещей, которые они купили.

Она любила покупать новые вещи и с радостью принимала красивые платья, она ими восхищалась, надевала их на дискотеки, жалела, что программист не умеет танцевать, и каждый вечер, пожелав ему спокойной ночи, входила в свою отдельную каюту и вздыхала, думая, что если бы она была здесь одна, она бы танцевала до утра в своих новых платьях. Утром, сумев отстать от туристской группы, он пытался завести с нею разговор об их общем будущем, но девушка немедленно проявляла усиленный интерес к экскурсии, догоняла группу, и не хотела пропустить ни одного слова гида.

Он не читал русской классической литературы, у него не было ключа для проникновения в души других людей, он хотел и не мог разгадать загадку ее тихой улыбки, с которой она молча смотрела на него и слушала его слова, он просто отдал в ее руки свою судьбу, веря, что девушка, которая так прекрасна, может быть только щедра и добра.

Попрощавшись с ним после путешествия, девушка не обещала ему ничего конкретного, но после возвращения в Санкт-Петербург, она потеряла работу, не могла найти другую, ее мать и брат уехали в другой город к очередному мужчине, и ей не у кого было занять денег, даже чтобы заплатить за квартиру. Когда программист, звонивший ей каждый вечер, узнав об ее обстоятельствах, предложил ей свою помощь, она приняла ее, решив, что жизнь с американцем будет, по крайней мере, обеспеченной и спокойной, и она согласилась начать процесс оформления документов, чтобы поехать к нему в Америку.

Ей казалось, что она приняла правильное решение, потому что в России она не могла ждать ничего хорошего, и едва ли могла рассчитывать, что кто-то еще так же будет также заботиться о ней, как ее программист. И все же ей было куда приятнее быть одной или с подругами, чем с ним вдвоем, длинные разговоры с ним по телефону казались ей такими скучными. Каждый раз, услышав его звонок, она брала вязальные спицы и усаживалась вязать себе свитер, одновременно разговаривая, не желая тратить время зря, выслушивая его признания, пытаясь одновременно делать и что-то полезное. Она испытывала облегчение, когда заканчивался их очередной разговор, она думала, что, к счастью, программист работает и не сможет до отпуска приехать в Россию, также понадобится время и для подготовки документов. В глубине души она все же надеялась, что что-нибудь случится до тех пор, когда ее отъезд к нему станет реальностью.

Что касается программиста, он также хотел и не мог поверить в свое счастье, он постоянно спрашивал ее, на самом ли деле она решила приехать к нему в Америку, а иногда он просто молчал, слушая ее дыхание где-то далеко.

Однажды, услышав в телефонной трубке английскую речь, она уже потянулась к своим спицам, но оказалось, что это другой мужчина, австралиец, заказавший ее адрес в том же агентстве. Австралиец находился в то время в Санкт-Петербурге, он предложил ей встретиться, и, надев одно их своих новых красивых платьев, она пошла в нем на эту встречу.

У австралийца были яркие черные глаза, черные блестящие волосы, его лицо было обожжено австралийским солнцем, смех был громкий, юмор грубоватый.

Он очень серьезно сказал девушке, что в Австралии не хватает женщин, а ему нужна жена, чтобы ухаживать за ним и следить за его домом на ферме. Он также хотел иметь детей, он хотел иметь много детей, он ничего не знал о перенаселенности мира. Австралиец очень откровенно ей сказал, что она ему понравилась, он всегда хотел встретить похожую на нее девушку-блондинку, но он тут же прибавил, что у него очень мало времени, потому что коровы на ферме должны скоро телиться. Он попросил ее дать ему определенный ответ немедленно, потому что у него, и правда, мало времени из-за коров, ему надо успеть и найти жену, и вернуться на ферму не позднее, чем через неделю.

Девушка хихикнула, но, глядя в его бронзовое от загара простодушное лицо, видя, как он невозмутимо ест пальцами колбасу, игнорируя многочисленные ресторанные ножи и вилки, девушка вспомнила пастуха из бабушкиной деревни, снова хихикнула и почувствовала, что ее обычная напряженность покинула ее, и что внутри у нее что-то растаяло. Улыбаясь австралийцу, который серьезно ждал ее ответа, она сама не заметила, как ее губы сказали «да».

Возвратившись домой, она первым делом убрала далеко в шкаф свои вязальные спицы, а, услышав звенящий в урочное время звонок программиста, села рядом с телефоном и, глядя на аппарат, ждала, пока он не закончит звонить.

И она написала ему короткое письмо с просьбой простить ее, благодаря его за все, что он для нее сделал, обещая помнить его и остаться его другом на всю жизнь.

Очень скоро она уехала в Австралию, вышла замуж за фермера и начала новую жизнь, заботясь о нем и его доме, наблюдая, как телятся его коровы, засыпая в его объятиях, и совсем позабыв о былой ненависти к детям, она вскоре уже с радостью ждала своего первенца.

А программист продолжает сидеть за компьютером, работает, играет в игры, путешествует в Интернете. Иногда он отводит глаза от экрана и смотрит то ли за окно, то ли в себя, и во взгляде его много невысказанных вопросов. Но так как он не читал русской классической литературы, он по-прежнему не знает, что может его утешить и помочь получить ответы.


О, Америка... | Одинокое место Америка | Своя ноша