home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

– Грейс, ты скоро? Мы опоздаем на самолет.

– Александр, не суетись. У нас еще полным-полно времени. Лучше присмотри за Бекки. Я не могу делать сто дел одновременно: и чемоданы собирать, и нянчиться с ребенком!

– Насколько я могу судить, ты сейчас красишь ногти. Это, видимо, сто первое дело.

– Не могу же я появиться на свадьбе родителей замухрышкой. Они решат, что, выйдя за тебя замуж и родив ребенка, я совсем перестала следить за собой.

– Для меня ты все равно самая красивая. Всегда была и останешься. – Александр взглянул на жену такими же влюбленными глазами, как и два с половиной года назад, когда впервые увидел Грейс на руках отца.

– Боюсь, мама не разделит твое мнение. Видел, какая она красавица на последних фотографиях?

– Во-первых, твоя мать всегда была привлекательной женщиной, а во-вторых, она влюблена. Мне всегда казалось, что мой отец несколько... мм... холодноват. Чересчур сосредоточен на делах, работе... Камилла изменила его до неузнаваемости. Он словно помолодел. До сих пор не могу привыкнуть к его смеху. Представляю, как они сейчас счастливы. Наконец-то женятся.

– И не говори, – вздохнула Грейс, закончив маникюр. – Я уж начала опасаться, что бракоразводный процесс Ричарда и Элизабет никогда не закончится.

– Кстати, мама вчера вечером звонила, – осторожно заметил Александр, зная о трениях между Грейс и свекровью.

Хотя молодожены сразу же после свадьбы переехали в другой дом, Элизабет еще долго не оставляла их в покое, посылая в адрес Грейс проклятия.

– Что она хотела? – деланно безразличным тоном спросила Грейс, передав трехмесячную Бекки Александру.

– Предложила свои услуги в качестве няни Бекки. – Александр сделал паузу, следя за реакцией жены.

– Мы ведь решили взять ее с собой в Нью-Йорк.

– Потому что у нас не было другого выхода. Грейс, ты ведь не станешь отрицать, что перелет в другую страну тяжело переносят даже взрослые люди. Что уж говорить о такой крохе? – Александр с умильной улыбкой посмотрел на безмятежно спящую дочь.

– Твоя мать никогда не изъявляла желания сидеть с Бекки, – напомнила Грейс. – С чего вдруг такое рвение?

– По-моему, мама хочет заключить перемирие.

– А Бекки – что-то вроде белого флага? – усмехнулась Грейс. – Ты не видел мою пижаму?

Александр отрицательно покачал головой.

– Грейс, тебе и самой будет спокойнее. Погуляем на свадьбе, не думая о том, что тебе пора бежать к ребенку. Да и Кларисса, если что, поможет. Я уж молчу о докторе Стивенсе, который, похоже, переселился к маме.

– Я не знала.

– Мама почему-то стыдится того факта, что начала жизнь заново. Это большой-большой секрет, понимаешь?

– Буду нема как рыба, – ответила с улыбкой Грейс. – Ты ведь знаешь, что я давно перестала удивляться поступкам твоей матери.

– Ну так что мне ей ответить?

– Александр, я боюсь, что это не самая хорошая идея... – уклончиво начала Грейс.

– Но и не самая плохая, не так ли?

– А вдруг Элизабет не справится с Бекки? Она раскапризничается... или твоей матери надоест роль няньки при грудничке?

– Грейс, мы ведь уезжаем не на месяц. За несколько дней ничего катастрофического не случится. Вдруг в маме проснутся родственные чувства? Тогда мы сможем по выходным завозить ей Бекки, а сами...

– Ты, я смотрю, уже все продумал.

– Так я скажу маме, что мы согласны оставить ей Бекки? – Александр с надеждой посмотрел на жену.

Сейчас от сговорчивости Грейс зависела будущая семейная атмосфера. Конечно, они были счастливы в последние два года. Особенно после рождения дочери, что сблизило Грейс и Александра еще больше. Однако временами Александр печалился, не объясняя Грейс причины грусти. В глубине души она, безусловно, догадывалась почему.

Александр переживал разрыв с матерью. Наверняка Элизабет давным-давно пожалела о ссоре с сыном из-за женитьбы, но гордыня и упрямство мешали ей сделать первый шаг. Неужели Элизабет и правда позвонила и предложила свои услуги? Весьма сомнительно.

– Ты сам позвонил матери? – без тени укора спросила Грейс.

– С чего ты?.. – Александр запнулся на полуслове. После минутной заминки он все-таки кивнул.

– Хорошо. Я согласна. А теперь иди погуляй с Бекки. Не вертись под ногами. Иначе я никогда не упакую вещи.

– Я люблю тебя, милая. – Осторожно, стараясь не потревожить спавшего на его руках ребенка, Александр наклонился и поцеловал Грейс в губы. Она сидела на кровати, заваленной одеждой, которую предстояло аккуратно сложить в чемодан или же вернуть обратно в шкаф. – Какая же ты у меня молодец.

Грейс удивленно вскинула брови. С чего это Александру вздумалось хвалить ее?

Он указал на пучок омелы, который Грейс прикрепила над изголовьем супружеского ложа.

– Каждый раз, целуя тебя, я вспоминаю то волшебное Рождество, когда ты призналась мне в любви.

Грейс лукаво улыбнулась.

– Страховка никогда не помешает, дорогой. Вдруг бы тот первый поцелуй под омелой не сработал?


предыдущая глава | Поцелуй под омелой |