home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

– Франческа… – произнес Себастьян, как только за ними закрылась дверь его квартиры.

– Ах, молчи. – Она коснулась его губ кончиком пальца. – Я не хочу, чтобы ты задавал вопросы или заставлял давать обещания. Я просто хочу быть здесь, с тобой.

Себастьян обхватил лицо Франчески ладонями, привлек ее к себе. Ее руки совершенно естественно обвились вокруг его шеи, но даже в этот момент она все еще задавала себе один и тот же вопрос: та ли это страсть, которую она будет помнить всю жизнь, или она забудет Себастьян, как одного из дюжин следующих за ним мужчин?

И все же Франческа не могла себе представить, что забудет его или что его заменит кто-то другой.

Губы Себастьяна игриво коснулись ее губ, и Франческа ощутила, что ею все больше овладевают жар и томление желания. Поцелуй все усиливался, и она закрыла глаза. Острый мужской запах щекотал ее ноздри, грубая ткань пальто раздражала пальцы, твердая мускулатура касалась нежных изгибов. Себастьян подавлял ее своим присутствием, но Франческе было все равно.

Он опустился перед ней на колени, и от удивления Франческа покачнулась. Себастьян смотрел на нее, в глазах его сверкали веселые искры, и вдруг улыбка стала еще более озорной.

– Я хочу сделать кое-что.

Франческа положила ему руки на плечи, наклонилась и поцеловала его.

– А мне это понравится?

Себастьян не ответил; положив руки ей на бедра, он начал поднимать ее юбки.

Франческа почувствовала, что возбуждается все сильнее, когда его руки скользнули под последнюю юбку, нащупали хлопковые трусы и шелковые подвязки. Одно движение, и нижнее белье упало к ее ногам.

Франческа оперлась о Себастьяна и переступила через белье. И тут же опытные пальцы погладили ее бедра с внутренней стороны.

Франческа вскрикнула. Себастьян понимал, что она хочет особенного прикосновения, и нежно погладил все остальное, заставив ее стонать от желания.

А потом, к огромном изумлению Франчески, он воспользовался языком, и вскоре удивление сменилось удовольствием. То, что он делал, было безнравственно, невообразимо, но ощущения от этого возникали чудесные. Она задрожала, охваченная экстазом, выкрикивая его имя.

Ноги ее так ослабели, что Франческа едва не упала, но тут Себастьян встал, поднял ее на руки и отнес в спальню. Через занавески проникал солнечный свет, освещая разноцветные ковры и драпировки, когда Себастьян положил Франческу на кровать, словно величайшее сокровище.

– Ощущает ли кто-нибудь нечто подобное по крайней мере раз в жизни? – мечтательно прошептала Франческа, глядя на Себастьяна из-под ресниц.

Себастьян улыбнулся, сверкнув зубами.

– Как ты себя чувствуешь?

– Великолепно.

– Значит, мы можем двигаться дальше, ангел мой.

Себастьян принялся целовать ее, и хотя облегающий корсаж платья ограничивал ее движения, Франческа ощущала, как ноет ее грудь, ожидая волшебных прикосновений.

Когда Себастьян начал расстегивать ее платье, она была готова заплакать от облегчения. Потом он ласкал ее, горячие губы касались ее нежной плоти, и удовольствие было непередаваемо. И тут она ощутила на бедрах его руки. Себастьян приподнялся и вошел в нее Солнечный свет, струившийся из окна, запутался в его волосах, заскользил по обнаженной груди и плечам. Теперь он стал для нее более чем мужчиной. Она не могла оторвать от него взгляда: он будто околдовал ее, и с каждым движением это колдовство действовало все сильнее.

– Франческа… – простонал Себастьян. – Родная моя.

Удовольствие увеличивалось, словно по спирали, заставляя Франческу кричать все громче, но пока он был глубоко внутри ее, она ничего не могла с собой поделать. Вероятно, он хотел раствориться в ней так же, как она хотела раствориться в нем.

А потом он, выкрикнув ее имя, излился в нее и сразу уткнулся головой ей в плечо.

Себастьян был тяжелым и горячим, но Франческа с удивлением обнаружила, что чувствует себя довольно удобно. Ей хотелось обнять его покрепче и поцеловать, а когда Себастьян открыл глаза и взглянул на нее, в его взгляде читалось бесконечное удовольствие.

– Франческа, ты действительно женщина моей мечты.

– Правда?

– В этом нет сомнения. – Себастьян нежно поцеловал ее. – Я не променяю тебя ни на какие сокровища, потому что ты создана для меня.

Франческа усмехнулась и тут услышала, что внизу хлопнула дверь.

Выругавшись, Себастьян быстро спрыгнул с кровати и схватил одежду.

– Мартин! Проклятие, он вернулся…

Франческа тоже стала торопливо приводить себя в порядок.

Увидев, как Себастьян прыгает по комнате, пытаясь натянуть штаны, она не могла удержаться от смеха. Потом он, повернув ее и вернув на место юбки, начал застегивать на ней платье.

– Волосы! – Он провел руками по тяжелой копне.

– Придется засунуть их под шляпку. К сожалению, мою лучшую шляпку переехал кеб.

Себастьян усмехнулся:

– И очень кстати. Эта шляпка нравится мне куда больше.

Они были уже в другой комнате, и Франческа занималась прической, когда Себастьян взглянул на пол, выругался и вдруг поднял что-то как раз в тот момент, когда в замке повернулся ключ.

Себастьян быстро направился к книжному шкафу в углу, и Франческа заметила, что он прячет за книгами какую-то тряпку. Она с ужасом поняла, что он прячет ее трусы, и чуть не задохнулась.

Лишь опустившись в кресло и сцепив трясущиеся руки, она слегка успокоилась, а к тому моменту как вошел Мартин, у обоих был вполне приличный вид.

– А, вы здесь, мисс Гринтри, – проговорил слуга и посмотрел на хозяина. – Я не знал, что вы приедете, а то я пришел бы позднее.

– Ничего страшного, Мартин. Мы уже закончили. – Себастьян шагнул вперед и предложил Франческе руку. – Идемте, мисс Гринтри, вам пора домой.

Ветер на улице быстро остудил щеки Франчески, которая все еще чувствовала себя просто чудесно. Ощущение удовлетворения свидетельствовало о том, что они сделали нечто шокирующее, иначе почему ей так хотелось смеяться?

– Ты правда боишься того, что являешься дочерью Афродиты? – поинтересовался Себастьян, возвращаясь к прежнему разговору.

Франческа вздохнула: смеяться больше не хотелось.

– Я боюсь стать такой, как она.

– Что ты имеешь в виду? Афродита – красивая женщина, она добилась успеха в делах…

– Ее сердце много раз было разбито, потому что мужчины использовали ее в своих целях…

– Или она их использовала.

– Она бросила нас.

– Вас похитили.

– Если бы она не преследовала какого-то мужчину, этого не случилось бы.

– Франческа…

– Нет. – Она отпрянула от Себастьяна, глаза ее наполнились слезами. – Зря ты все испортил. – Франческа повернулась и взбежала по ступенькам в дом дяди.

Себастьян молча смотрел, как за ней закрылась дверь. Так вот в чем дело! Она считает, что, будучи дочерью Афродиты, рискует очень многим. Если она даст волю своим желаниям и темпераменту, это приведет к катастрофе. Потому-то Франческа и сдерживала эмоции, постоянно держала их словно узников в тюрьме.

Теперь он должен был показать Франческе Гринтри, что она необыкновенная женщина и поэтому должна жить полной жизнью. Наверное, в этой жизни будут слезы, будет боль, но в ней будет и счастье.

И никто не сможет научить ее лучше, чем он, Себастьян.


Афродита не умирала гораздо дольше, чем он надеялся, и теперь ему нужно было проявить осторожность. Не хотелось, чтобы в связи с этим возникли какие-нибудь подозрения, и уж точно не хотелось, чтобы вокруг ее трупа собрались врачи и полицейские. Тем не менее конец развратницы был близок.

Однако теперь назревала иная проблема. Шпионка, которую он устроил в «Клуб Афродиты», была недовольна. Она ничего не говорила, но об этом знала Анджела: она-то и напоминала, кому та служит на самом деле. Со шпионкой надо было что-то делать, но потом, а сперва нужно разделаться с Афродитой.

Он был терпелив, не по природе своей, а потому, что знал – долготерпение вознаграждается. Преграды были устранены или умерли, а если нет… Что ж, убийцу всегда можно нанять.

Сначала Афродита, потом шпионка, потом Франческа.

Двадцать пять лет прошло, и теперь он наконец-то освободится от темного облака над собой. Наконец-то он сможет наслаждаться жизнью, не опасаясь разоблачения, и именно этого ему больше всего хотелось.


Глава 18 | Благовоспитанная леди | * * *