home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



* * *

Франческа с трудом оставалась неподвижной, а в это время на нее надевали все новые и новые платья, обсуждали их, потом снимали и снова надевали… Хелен пребывала в восторге от всего этого и болтала без умолку, совершенно забыв о своих проблемах.

Эми выразительно посмотрела на дочь, как бы говоря: «Дорогая, ты страдаешь не напрасно».

Тоби появился, когда они сидели за чаем, и с удовольствием положил себе целую гору пирожных и сандвичей.

– Ну, теперь ты настоящая королева бала, Франческа, – неуклюже польстил он.

– Вы очень добры, дядя Тоби.

– Доброта не имеет с этим ничего общего. Ты всегда такая эффектная, просто богиня! Надеешься найти мужа? Графа, я слышал…

– Трубочист тоже сгодится.

Поначалу Тоби решил, что Франческа говорит серьезно, но потом добродушно рассмеялся. В том-то и была сложность общения с Тоби – он не всегда понимал шутки, и поэтому никто не мог относиться к нему так, как он того заслуживал.

– Думаю, твой дядя Уильям ожидает чего-то особенного, если поддерживает все это. Его никак нельзя назвать добрым и великодушным: он ничего не делает без выгоды для себя.

– Зато тетя Хелен очень много помогает, – поспешила заметить Франческа. – У меня нет слов, чтобы отблагодарить ее.

– А у меня такое чувство, будто я делаю это для дочери, – сентиментально призналась Хелен, потом взглянула на Тоби и отвернулась.

– Что ж, Франческа не самая худшая дочь, – весело заметил Тоби. – Идем, милая, нам пора: повар сказал, что у нас сегодня ростбиф под соусом, а ты знаешь, как я это люблю.

– Конечно, Тоби, идем скорее. – Хелен поспешно поднялась и удалилась вместе с Тоби.

Как только они ушли, Франческа без сил упала в кресло.

– Жаль, что у Хелен нет дочери: тогда она была бы царицей бала, а не я.


– Любимая.

Афродита взглянула на Джемми и вздохнула.

– Не думаю, что сегодня вечером я смогу встать, прости. Надеюсь, ты справишься без меня? Может быть, я приду в себя, когда немного посплю.

– Я найду тебе другого врача.

– Дорогой, я просто устала.

Афродита серьезно болела и не могла съесть ничего из того, что Добсон раздобыл для возбуждения аппетита. Теперь ей хотелось одного – поспать и набраться сил, но она все-таки заставила себя задать вопросы, которых он ожидал от нее.

– Генри справится с ужином, но не управится с поставщиками. Мей надо поговорить с мясником по поводу той ветчины, которую он поставил на прошлой неделе. Да еще вот что: клубника, которую мы купили, испортилась прежде, чем добралась до нас.

– Любимая, забудь про клубнику. Отдыхай.

– Конечно. А как поживает новая девушка? Я не была уверена, нравится она мне или нет, но она очень остроумна. Гости всегда спрашивают ее.

Добсон вздохнул и покачал головой.

– К ней стоит очередь до следующей недели.

Афродита кивнула и закрыла глаза.

– Ну и хорошо.

Она почувствовала, как его рука коснулась ее волос, и откинула со лба пышные локоны, а потом ее фантазия отправилась в путешествие по длинному тоннелю. Она путешествовала в прошлое, годы проносились мимо. Вскоре она снова стала молодой женщиной в расцвете сил. У нее было две дочери, но материнство не уменьшало ее привлекательности для мужчин.


…Я встретила его в салоне, где собираются дамы полусвета и лондонские аристократы. Я постоянно искала перемен и нашла их.

Это высокий темноволосый мужчина привлекательной внешности, но для меня гораздо важнее то, что он добр. Я влюбилась в его доброту. Джемми больше нет, так что какая разница, с кем я живу? Я не хочу быть одна.

Он холост и, кажется, не собирается жениться. Джентльмен, любящий приключения, он словно мальчишка, который никогда не повзрослеет. Для него я – приключение. У него никогда не было известной куртизанки, мой мир для него в новинку, он самый внимательный любовник.

У нас ребенок. Он очень взволнован. Он будет нежным отцом, но теперь я вижу, что ему будет недостаточно меня и ребенка.

Для него мир слишком велик, а жизнь слишком коротка, чтобы успокоиться с нами.

Я знаю, он больше не получает удовлетворения, и понимаю его. В конце концов, я не могу отдаться ему целиком. Большая часть моего сердца всегда будет принадлежать Джемми…


– Милая?

Афродита моргнула, пытаясь сосредоточиться.

– Пришел мистер Торн. Думаю, тебе нужно с ним встретиться.

Когда Афродита снова открыла глаза, она увидела привлекательное лицо Себастьяна Торна с живыми черными глазами.

– Мадам, мне так жаль, что вам нездоровится.

Афродита улыбнулась:

– Я скоро поправлюсь. Давайте лучше поговорим о другом. Мистер Торн, мне известна ваша тайна.

На лице Себастьяна отразилось недоумение, но Афродита почувствовала, что за ним скрывается страх.

– Франческа, – лукаво проговорила она.

– Франческа?

Себастьян вздохнул с облегчением, и Афродита улыбнулась:

– Вы пылаете страстью к ней, она к вам. Жаль, что ваше социальное положение препятствует тому, чтобы вы сопровождали ее везде, где пожелаете. Мистер Торн, такой человек, как вы, не может идти рядом с Франческой иначе, как тайно. Будь вы джентльменом, вам было бы проще охранять ее. А вы ведь хотите, чтобы она не пострадала, не так ли?

Себастьяну не нравились ее слова. Ему не нравилось то, что она заметила в его лице.

– Мадам, Франческа не хочет, чтобы я ее сопровождал, и не имеет значения, джентльмен я или нет.

– Иногда то, что женщина говорит и что она чувствует – совершенно разные вещи, но вы этого никогда не узнаете, потому что вы не джентльмен. Жаль. Себастьян, я считаю, что вы подходите моей дочери, потому что вы предоставляете ей возможность быть собой.

– Вы все знаете, не так ли? – спокойно поинтересовался Себастьян, внимательно наблюдая за Афродитой. – Вы знаете, кто я такой?

Афродита закрыла глаза.

– Вы не можете смотреть правде в лицо. Но как Франческа может быть верна себе, если вы не верны?

– Мадам, у Франчески своя воля, я не могу на нее повлиять.

Афродита открыла глаза, блестящие от лихорадки.

– Мистер Торн, я подскажу вам, как подчинить ее вашей воле. Моя дочь очень похожа на своего отца: она совершенно не добродетельна, и не важно, что она сама об этом думает. Франческа жаждет приключений, она живет приключениями. Для нее чем больше риска, тем лучше. – Афродита улыбнулась. – Вы можете ей в этом помочь, помочь быть верной себе.

Себастьян вздохнул:

– Как?

– Очень просто. Вы можете сделать ее счастливой.

Себастьян улыбнулся, и тут Афродита поманила его к кровати.

– Мистер Торн, скажите, вы когда-нибудь занимались любовью на балу?


Себастьян тихо прикрыл за собой дверь. Афродита спала. Он был взволнован. Вор, убийца, темная аллея – там он на своем месте. Под его охраной Афродита. Она знала, кто он такой. Она знала все о Франческе.

Раздумывая над только что услышанными словами, он прикидывал, хватит ли у него смелости принять совет. Он был мистером Торном, никто не хотел признаваться в том, что нанял его, человека из тени. Как он сможет попасть на лондонский бая?

– Ах вот вы где!..

Себастьян удивленно оглянулся.

– Я думал, ты должна изображать образованную куртизанку, – весело проговорил он, радуясь тому, что отвлекся от трудных раздумий. – А ты выглядишь скорее как недовольная торговка.

– Ну и пусть.

В мгновение ока она взмахнула ресницами и превратилась из торговки в соблазнительницу.

– Мне здесь нравится. Много еды, мягкие постели. Сюда приходят только франты. Как-то один из джентльменов ударил девушку, и теперь его не пускают.

– Ты хочешь уйти от Диппера?

Она усмехнулась:

– Нет. Диппер особенный.

– Так, Полли, рассказывай. Что ты выяснила для меня? – Себастьян скрестил руки и приготовился слушать. Однако когда девушка договорила, ему было уже не до веселья. – Нужно найти Добсона, и ты расскажешь ему все, что рассказала мне.

– Он был в салоне. Поскольку мадам болеет, он изо всех сил старается делать все как следует. Джемми Добсон – хороший человек, он искренне любит ее.

Вид у Добсона был изнуренный и встревоженный: его мир словно перевернулся с ног на голову. Поначалу он не захотел покидать салон, но Себастьян убедил его что ему предстоит услышать нечто очень важное.

Они направились в кабинет Афродиты, где еще пахло розами и духами.

– Ну, в чем дело? – Добсон выглядел так, будто не спал несколько дней. – У меня мало времени, говорите поскорее.

– Сначала я хочу, чтобы вы кое с кем встретились. – Себастьян подошел к двери и пригласил Полли войти.

Добсон прищурился:

– Что такое? Луиза? Разве твое место не в салоне?

– Ее зовут Полли, и она работает на меня. Прошу за это прощения, но когда я сказал Афродите, что в клубе может быть шпион, она мне не поверила. Полли следила, слушала, собирала информацию, и теперь я хочу, чтобы вы ее выслушали.

По-видимому, Добсон не испытывал особого желания слушать, однако все же кивнул, и Полли принялась рассказывать.

По мере того как она говорила, лицо Добсона становилось все бледнее и напряженнее.

– Яд, – проговорил он и сглотнул.

– Вот именно, яд!

– Но какой?

– Это мы спросим у отравителя.

Добсон мрачно кивнул, потом взглянул на Себастьяна, и глаза его наполнились слезами.

– Надеюсь только, что мы не опоздаем. Если она умрет… меня тоже можно будет считать мертвым.

– Афродита – сильная женщина.

– Да, но она потеряла много сил из-за миссис Слейтер и того мерзавца, который украл ее детей. Возможно, он тоже участвовал в отравлении…

– Я это выясню. Вы хотите, чтобы я сходил за Франческой?

– Да. В присутствии дочери Афродите будет спокойнее. За Франческу она переживает больше всего. Но что мы будем делать с этим негодяем?

– Пока ничего. Дайте мне время подумать, потом мы захлопнем ловушку.


Глава 19 | Благовоспитанная леди | Глава 20