home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

Себастьян улыбнулся. Он чувствовал, что имеет право улыбаться. Потом он поцеловал Франческу, чтобы заглушить ее крик; насколько ему подсказывала память, он еще никогда не заставлял женщину кричать.

Афродита посоветовала ему совершить смелый поступок, превратить это в дело чести, чтобы Франческа могла притвориться, будто не просто поддается желанию. Куртизанка точно знала, как ему нужно действовать для того, чтобы Франческа избавилась от одолевших ее комплексов и начала жить своими потребностями. Этой Франческе не нужны вежливые речи и почтительные ухаживания, она – дитя бури.

Себастьян представил ее в Уорторн-Мэноре, купающуюся в озере нагишом, а потом лежащую обнаженной в его постели. Он подумал, что бабушка одобрительно улыбнулась бы новой хозяйке поместья – женщине, которая живет, следуя велению сердца.

Снова ощутив желание, Себастьян принялся целовать щеки и шею Франчески.

– Ах, какая ты красивая! Позволь…

Кажется, она была более чем склонна позволить. Себастьян спустил ниже узкие рукава, обнажив ее плечи и розовые соски. Он не мог отказать себе в удовольствии прикоснуться языком к этим твердым горошинам.

Франческа выгнула шею и тихонько застонала, ероша ему волосы. Все еще чувствуя ее тело, он снова начал двигаться. В этот раз никакой спешки не было, он остановился, наблюдая, как она переходит от страсти к экстазу, к безграничной радости.

Когда все осталось позади, Франческа долго не открывала глаза.

– Дорогая, – прошептал Себастьян, поглаживая ее по щеке тыльной стороной ладони. – Нам надо возвращаться, иначе пойдут сплетни. – Он быстро привел в порядок ее платье, спрятав грудь и поправив рукава.

Розовый атлас шуршал и потрескивал, когда Себастьян мягко поднял Франческу и посадил рядом с собой на скамейку, откуда она наблюдала сонным взглядом, как он мочит носовой платок в фонтане.

Вскоре мокрая ткань коснулась ее кожи, и Себастьян неторопливо уничтожал следы занятий любовью. Закончив, он мягко поднял ее на ноги и поправил юбки, после чего Франческа снова обрела добропорядочный вид.

– Ну вот, теперь все хорошо, – удовлетворенно проговорил он. – Ты такая же красивая и респектабельная, что и прежде.

В глазах Франчески показались слезы.

– Я не знала, – прошептала она.

Себастьян наморщил лоб, пытаясь понять, что она имела в виду.

– Что ты не знала?

– Что отношения мужчины и женщины могут быть столь чудесны.

Времени на ответ у Себастьяна не было: кто-то приближался к ним быстрым шагом.

Видимо, испугавшись, Франческа дотронулась до прически и стала лихорадочно поправлять ее, а Себастьян выругался, встал и быстро привел свой костюм в порядок.

– Все могло быть куда хуже, – спокойно заметила Франческа. – Если бы кто-нибудь пришел сюда.

– Они могли прийти пятью минутами раньше. – Себастьян поморщился, торопливо приглаживая волосы.

– Не знаю, как ты можешь так шутить.

– Наверное, просто кто-то вышел подышать…

За калиткой показался силуэт Уильяма Тремейна.

– Франческа!

Франческе казалось, что перед ней разверзлась бездна, и Себастьян подумал, что если дядя Франчески подозревает что-то, виноватый вид племянницы еще больше убедит его в справедливости подозрений. Пора было брать дело в свои руки.

– Мистер Тремейн, – произнес он таким тоном, будто совершенно ничего не произошло, – мы с мисс Гринтри совершаем прогулку: она считает, что толпа слишком ее стесняет.

– Это правда? – холодно поинтересовался Тремейн.

– Вообще-то мы уже собрались возвращаться.

Как только Франческа повернула ключ, открывая калитку, дядя тут же схватил ее за руку. Должно быть, Франческе было больно, потому что она зашипела, но он не отпустил ее.

– Ты лжешь, я вижу это по твоему лицу. Если собираешься лгать, по крайней мере научись делать это как следует.

– Я…

– Ты дочь своей матери.

– Но, дядя!

Уильям встряхнул Франческу с такой силой, что несколько локонов выпали из ее прически и рассыпались по плечам.

Поначалу Себастьян был поражен настолько, что не мог двинуться с места, но вдруг перед глазами появились красные круги. Воспоминания о Барбаре вернулись, а с ними сожаление, злость и искреннее желание помочь другим. Он не может допустить, чтобы Франческа погибла, как погибла его сестра!

Бросившись к Уильяму, Себастьян схватил его за рубашку и отшвырнул.

– Не смейте прикасаться к ней.

Тремейн еле устоял на ногах. Медленно выпрямившись, он угрожающе взглянул на Себастьяна.

– Вы перешли черту, Торн, Уорторн, или как вас там. Держитесь подальше от моей племянницы. Я не хочу видеть вас ни рядом с ней, ни у моего дома.

– Дядя, вы не можете…

Уильям медленно повернулся.

– Я могу поступать как захочу. Я – глава семейства, и ты будешь подчиняться мне или я наполню твою жизнь болью и страданиями. Ты хорошо меня поняла?

Франческа молча смотрела на него.

– Ты поняла?

Она вздрогнула, и Себастьяну захотелось снова схватить этого человека и как следует встряхнуть или сбить его с ног. Однако он не мог себе этого позволить. Несмотря на сильное раздражение, Себастьян понимал, что такой поворот событий лишь осложнит положение Франчески. Ее репутация висела на волоске, и дядя мог разрушить ее полностью.

Он кивнул Франческе.

– Идите к нему. Пусть он проводит вас в бальный зал. Идите, Франческа, все будет хорошо.

Вид у Франчески был такой, словно она собиралась воспротивиться, но их взгляды встретились, и Себастьян постарался молча убедить ее. В конце концов, она подняла голову и медленно направилась к дому.

Тремейн двинулся было за ней, но потом повернулся к Себастьяну.

– Держитесь подальше, – процедил он сквозь зубы. – Если вы меня не послушаете, я уничтожу вас. Я в силах это сделать.

Оставшись у фонтана в одиночестве, Себастьян глубоко задумался. Когда-то его очень забавляло то, какой испытывает трепет Франческа перед дядей, но теперь… Тремейн был точной копией Леона. Неужели он использовал физические наказания? Вряд ли. Но от этого он не был менее опасен.


Глава 26 | Благовоспитанная леди | * * *