home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Вынужденные посленовогодние каникулы затянулись на долгие две недели. Наверное, в самый любимый и самый долгожданный праздник года никому не хочется портить себе настроение, заниматься делами, привлекать к работе меня. Но стоило нашим гражданам отметить последний праздник в веренице новогодних и проводить старый год, как предложения посыпались одно за другим. Только сегодня, в середине февраля, я смогла с облегчением вздохнуть и расслабиться в своей уютной, мягкой постельке. Я уже и забыла, как это приятно — понежиться в кровати, мое последнее дело лишило меня всех радостей жизни. Мало того что каждую минуту мне приходилось быть в напряжении, так еще бытовые условия оставляли желать лучшего.

Покончив с очередным делом, я заявилась домой в начале десятого утра и сразу, минуя кухню и ванную, прошла в свою комнату. Сон — лучшее лекарство, и к трем часам дня я неплохо поправила свое здоровье, по крайней мере, боли в пояснице не казались такими навязчивыми.

Я еще лежала в кровати, когда услышала телефонный звонок.

«Только бы это не по мою душу. — Я даже зажмурилась, медитируя. — Только бы не меня».

— А кто ее спрашивает? — услышала я голос тети Милы за дверью моей комнаты.

Сомнений быть не могло, этот телефонный звонок адресован мне. Я нехотя села на кровати и посмотрела на дверь, из-за которой тут же показалась улыбающаяся тетушка.

— Ты проснулась? А тут как раз Аркадий Владимирович тебе позвонил. — Она протянула трубку и вопросительно посмотрела на меня. — Это твой новый знакомый? Такой приятный голос. — Тетушка все еще питала надежды увидеть меня в свадебном платье, поэтому каждого мужчину, который звонил мне, рассматривала исключительно как потенциального жениха.

В ответ я иронично улыбнулась и взяла трубку.

— Аркадий Владимирович, что-то случилось? — Опуская слова приветствия, я сразу перешла к делу. А причиной тому было мое недавнее сотрудничество с господином Финковским. Он, молодой, но очень перспективный врач, не так давно обращался ко мне за помощью, и я любезно оказала ему эту помощь за нескромное вознаграждение. И вот теперь, две недели спустя, он снова набрал мой номер телефона. Наверняка не для того, чтобы пожелать доброго утра.

— Здравствуйте, Евгения Максимовна. — Мой собеседник был явно чем-то расстроен, голос звучал как-то странно, приглушенно.

— Вы ведь должны были в Англию улететь, Аркадий Владимирович. У вас что, снова проблемы? — не унималась я. Я была настоящим профессионалом, в моей работе телохранителем никогда не было промашек. Я заканчивала свою работу только тогда, когда на сто процентов была уверена, что моему клиенту ничто и никто не угрожает. Но звонок Аркадия Владимировича встревожил меня; неужели его проблемы не решены, неужели я недоделала свою работу? Не может быть. — Что случилось, Аркадий Владимирович? — Я настойчиво повторила свой вопрос.

— Да, я улечу. Я завтра улетаю, — медлил он. — Но дело не в этом, дело в том, что… Кристина Скворечникова погибла, — ответил он.

Кристина Скворечникова. Конечно же, я помню эту обаятельную и немного напуганную девушку. Нас свел Финковский, я как раз получила от него гонорар за выполненную работу, и он, наверное, в качестве бонуса познакомил меня с Кристиной и попросил помочь в ее деле.

В трубке телефона я слышала тяжелое дыхание Аркадия Владимировича, он ждал моей реакции, но, прежде чем я задала вопрос: «Как это случилось», в голове моей пронеслась та короткая встреча с сестрами Скворечниковыми, после которой я сказала свое твердое и безапелляционное «нет».

— Евгения Максимовна, ну я прошу вас, поговорите с этой девушкой, — уговаривал меня Финковский. — Она моя пациентка, очень хорошая, положительная. У нее какие-то проблемы, и ваша помощь ей просто необходима.

«Не видать мне запланированных выходных как своих ушей», — подумала я в тот момент, но все же согласилась поговорить с девушкой.

Кристина лежала в хирургическом отделении, которым и заведовал Аркадий Владимирович. У нее был перелом ноги.

— Понимаете, — начала робко Кристина, — Аркадий Владимирович вам, наверное, говорил, я оказалась тут после аварии, меня сбила машина.

Я кивнула.

— Машина скрылась с места преступления, — продолжила Кристина. — Номер ее никто не запомнил, да это и не важно, — отмахнулась она. — Я не злопамятна. В тот момент меня не очень волновало, накажут ли злодея. В конце концов я не сильно пострадала, я вообще некоторое время была рада, что пострадала именно я. — Девушка улыбнулась, поджав губы.

«Какой странный гуманизм по отношению к окружающим, — подумала я в тот момент. — Лучше я, чем другие. Впервые сталкиваюсь с такой формой всепоглощающей любви к людям».

Правда, дальнейшее повествование Кристины расставило все точки над «i»:

— Со мной была Варвара, моя младшая сестра, но у нее реакция оказалась лучше, чем у меня, она успела отскочить в сторону и не пострадала.

Все понятно, нормальная реакция старшей сестры.

— А теперь вы передумали и решили найти злодея? — задала я вопрос, когда пауза затянулась.

— Нет, то есть да, — вздохнула Кристина. — В общем, я хочу найти тех, кто покушался на Варю.

— Не поняла. — Покушение — это уже интересно, это в корне меняет дело.

— Понимаете, вчера вечером Варя снова чуть не попала под машину, ее в последний момент отдернул какой-то прохожий. Представляете!

— Представляю. Но пока смутно понимаю, чего вы хотите от меня?

— Я узнала… Аркадий Владимирович мне сказал… — Кристина нервничала. — В общем, когда я узнала о случившемся, то очень расстроилась, а Аркадий Владимирович сказал мне, что у него есть хорошая знакомая, телохранитель, которая сможет мне помочь.

Как быстро Финковский записал меня в хорошие знакомые. Поработала с человеком всего неделю и «заслужила» такое почетное звание. В душе я усмехнулась.

— Чем?

— Защитой, — робко ответила Кристина.

— Так, Кристина. — Пока из бессвязного рассказа я поняла только одно — нужна моя помощь. Какая конкретно, определить было сложно. — Давайте по порядку. Вы с Варварой шли по улице. Вас сбила машина, а Варя не пострадала. Так? — Это мы уточнили. Едем дальше. — Вчера Варя снова чуть не попала под машину, и снова чудом уцелела. Так?

— Да!

— И какой вывод вы делаете? На нее покушаются?

— Да.

— То есть первая авария была не случайностью, а намеренным наездом именно на Варю, а не на вас?

— Да, — оживилась Кристина. — Теперь я в этом абсолютно уверена. Я думала, это было случайностью, даже себя корила за то, что так невнимательна на дороге. А теперь уверена, метили в Варю, а я стала случайной жертвой.

— Это вы решили после вчерашнего происшествия с Варварой?

— Да, именно так.

— А кто и почему может покушаться на вашу сестру?

— Я не знаю, но догадываюсь, хотя мне никто не верит. Все надо мной смеются. — Кристина обиженно поджала губы и уставилась в пол.

— Кто все? Вы в милицию обращались?

— Нет, я не про милицию. Все — это мой муж и сестра — сама Варя. Им кажется, что я преувеличиваю. Что оба раза Варя чуть не стала жертвой обычного дорожно-транспортного происшествия.

— А вы почему не верите в это?

— Да потому что это слишком подозрительно. Два раза подряд… Таких случайностей не бывает.

— А причину покушений вы знаете или только предполагаете, что дело тут нечисто?

— Причину знаю. — Кристина перешла на шепот и придвинулась как можно ближе ко мне. — Варя видела то, что не предназначалось для ее глаз.

— Что конкретно? — поинтересовалась я и тоже машинально нагнулась, чтоб можно было говорить тише.

— Преступление, — почти по слогам сказала Кристина, а когда я внимательно посмотрела на нее, утвердительно закивала, мол, «точно, точно, можете мне верить».

Глупость, конечно, но мне вдруг стало смешно. Кристина говорила о чем-то серьезном, но выглядела при этом забавно-напуганной. Казалось, для такой чистой и ранимой молодой женщины, как она, похищение сырка в молочной лавке — это уже преступление века. Но я свои эмоции показывать не стала, решила все-таки уточнить, о каком преступлении идет речь. Может, в самом деле что-то важное, а я тут о сырках думаю.

— Конкретнее, пожалуйста, что Варя видела?

— Убийство.

Похоже, подробности мне просто клещами вытягивать придется. Но я не торопилась, терпения мне хватало, хоть отбавляй.

— Какое?

— Ну какое? Обычное. — Кристина, наверное, только сейчас задумалась, а о каком убийстве вообще идет речь.

— Мне нужно знать точно, когда произошло убийство, кого убили и что конкретно видела ваша сестра.

— Убили человека.

«Ну надо же, — подумала я, — а я-то решила, что мы о собаке говорим».

— Месяц назад убили, поздно ночью. Варя что-то видела, но что конкретно, не сказала. Она поздно вернулась домой, вся бледная, испуганная. Я спросила, что случилось, она сказала: человека убили. Я спросила: кого? Она ответила: ты его не знаешь. Я спросила: ты это видела? Она ответила: да. Расплакалась и убежала. Я потом ее сколько ни пытала, она мне никаких подробностей не рассказала. Ну, я решила не травмировать ее лишний раз и отстала.

— А может, стоило в милицию сообщить?

— Я ей так и сказала: иди в милицию. Но Варя не знала, что говорить в милиции. Она мало что видела и дать показания или опознать кого-то не смогла бы.

Я задумалась, можно ли это дело вообще считать делом. Кристина ничего толком не знает, сплошные догадки. И вообще все, что она мне рассказала, не тянет на правду. Точнее, я верю, Варя что-то видела, но было это месяц назад. Поздно преступники занялись ненужным свидетелем своего преступления, и как-то вяло и однообразно они совершают свои нападения.

— Вы возьметесь за это дело? — Кристина нарушила мои размышления.

— Даже не знаю. Прежде мне надо поговорить с вашей сестрой.

— Она скоро придет, — оживилась Кристина.

— Хорошо. Но должна вас предупредить, я довольно дорогой телохранитель. — О деньгах я не люблю говорить, предпочитаю, чтоб клиент сам поднимал эту тему.

— Конечно, я понимаю, мы заплатим сколько нужно. И на расходы будем давать ежедневно.

— Мы — это кто? — на всякий случай уточнила я.

— Мы — это наша семья.

— Но вы же говорили, что семья посмеялась над вашими подозрениями?

Кристина потупила взор, помолчала минуту, а потом не без гордости сказала:

— У меня свои деньги имеются, и немалые. Так что, если они и дальше будут упираться, я в состоянии самостоятельно оплачивать ваши услуги.

И тут в поле зрения появилась Варвара. Крепкого телосложения девчонка лет восемнадцати, с выкрашенными в неестественно яркий красный цвет волосами, в брови пирсинг, на шее позвякивают бусы из монет. Выглядела Варвара очень вульгарно, и, честно говоря, ее внешний вид никак не располагал к общению.

Кристина при виде сестры оживилась, подскочила с дивана и, прихрамывая, направилась к Варваре. Обняла ее так крепко, что бусы на груди Вари опять забрякали. Потом потрепала по красным волосам, погладила по спине и произвела тщательный визуальный осмотр девушки. Убедившись, что сестра в порядке, Кристина сказала:

— Варька, ты цела, как я рада!

— Да ладно тебе, Криска, — усмехнулась Варвара. — Что со мной могло случиться? Просто бездарь какой-то, не умеет машину водить, вот и заехал на тротуар, урод. Я вообще не знаю, зачем бабушка тебе это рассказала.

— Очень хорошо, что рассказала. Очень хорошо. — Кристина стала серьезнее. — Я тебе уже и охрану нашла. — После таких слов Варвару перекосило. Она не ожидала, наверное, что сестра так серьезно отнесется к этому происшествию.

— Ты что, обалдела? — не сдержала своих эмоций Варя. — От кого меня охранять, от проезжающих машин?

— Нет, от преступников. — Кристина даже не собиралась обсуждать с сестрой степень своего обалдевания и сразу переключилась на меня. — Вот, Варя, знакомься, это Евгения.

— Максимовна, — добавила я. Не хватало еще, чтоб эта крашеная кукла меня Женечкой называла.

— Да, это Евгения Максимовна, — поправилась Кристина. — С сегодняшнего дня она станет твоей тенью.

— Ну, это вы поспешили, — теперь и я не сдержалась. Мне очень хотелось повторить слова Варвары «Ты обалдела?», но я промолчала. Все-таки с потенциальными клиентами так не разговаривают.

Варя всем своим видом демонстрировала недовольство, она лениво подошла к дивану, где сидела я, и так же лениво процедила:

— Здрасьте.

Кристина подтолкнула свою сестричку и усадила на диван. Сама села рядом. В итоге Варя оказалась между нами.

— Расскажи Евгении Максимовне все, что ты видела в тот вечер. — Тон Кристины был довольно требовательный. Я даже не сразу узнала в ней свою недавнюю собеседницу, такую ранимую, такую тихую.

— Какого вечера?

— Когда ты видела убийство.

— Ты обалдела?! — Варя практически выкрикнула свой вопрос и посмотрела на Кристину круглыми от изумления глазами. — При чем тут это?

— Я уверена, то, что с тобой случилось, это последствия того вечера. Кто-то узнал, что ты все знаешь.

— Криска, ты меня доконаешь, честное слово. — Варя разочарованно покачала головой. — Я уже говорила, ничего я толком не видела, никому об этом не рассказывала и ничего со мной не случилось и не случится.

— Я тебе не верю, ты не хочешь, чтобы я волновалась, поэтому скрываешь от меня правду.

— Если бы я знала, что меня будут искать, я бы сразу спряталась, в тот же день, а не бродила бы по городу целый месяц.

— Я настаиваю. — Кристина понимала, что Варю уговорить непросто, девушка была решительно настроена против присутствия телохранителя в ее жизни.

— Да не надо мне этого.

— Ну ради меня, пожалуйста! — Старшая сестра прибегла к другому действенному оружию — не получается требовать, будем на жалость давить.

— Она что, — Варя смерила меня оценивающим взглядом, — везде будет со мной таскаться?

— Я не знаю, у Евгении Максимовны свои методы. Она лучше знает, как тебя охранять.

Пререкания двух сестер мне слушать не хотелось, поэтому я вынесла свой предварительный вердикт:

— Вы тут пока поговорите, а я пойду к Аркадию Владимировичу зайду.

Я с радостью покинула семейку Скворечниковых и направилась к Финковскому, мне хотелось от него узнать кое-какие подробности о Кристине. В первую очередь, не было ли у нее сотрясения после аварии.

— Ты должна согласиться, — настаивал он. — Кристина замечательная девушка, и Варя тоже.

— Я не против помочь, только они, твои замечательные девочки, плохо представляют, что значит быть телохранителем. Я не могу попусту таскаться за Варей. Мне надо знать, от кого и от чего я должна ее уберечь.

— Так спроси у нее. — Аркадий Владимирович предложил простейший выход из ситуации.

— Я уже сделала это.

— И что?

— Ответа пока не получила. И если не получу, то вряд ли смогу заняться этим делом.

— Я поговорю с Кристиной, — многозначительно сказал он.

Такое настойчивое требование помочь пациентке наводило меня на подозрительные мысли. Уж не обхаживает ли доктор Финковский свою подопечную? Неужели решил пуститься во все тяжкие, позабыв о жене и детишках?

— Вот и поговорите. А если она надумает, дайте ей номер моего телефона, пусть позвонит.

— Конечно.

Когда покидала кабинет заведующего отделением, я обратила внимание, что Кристина сидит в окружении многочисленных то ли родственников, то ли друзей. По ее напряженному взгляду я поняла, что речь идет обо мне.

Варя, заприметив меня, постаралась незаметно отделиться от общей толпы и, проходя мимо, прошептала:

— Пойдемте к лифту, надо поговорить.

Возле лифта Варвара категорически отказалась от моей помощи.

— Мне не нужна охрана. Если вы хотите заработать, поищите другого клиента, я в ваших услугах не нуждаюсь.

— В моих услугах нуждается ваша сестра.

— Ей надо, ее и охраняйте. А мне ваше присутствие ни к чему. — Варя немного помялась и продолжила: — Не было никакого преступления, понятно. Не было его, и все тут. А Криске я соврала тогда, выдумала все. Так что, сами понимаете, никто мне мстить не может. Это у нее, — Варя кивнула в сторону сестры, — шок после аварии. Везде мерещатся бандиты.

— Ну, — я решила закончить разговор, — в таком случае не буду вам мешать. А сестре своей лучше объясните, что преступления не было. Зачем лишний раз заставлять человека переживать за вас?

— Разберусь как-нибудь и без ваших советов, — процедила Варвара.

— Всего хорошего, — я отвернулась и нажала кнопку вызова лифта. Ладонь зачесалась, так мне хотелось врезать этой крашеной пигалице по шее, но я пожалела ее сестру, Кристину.

Вечером Кристина мне так и не позвонила. Но даже если б позвонила, я все равно отказалась бы от этого дела. Не потому, что не хочу работать с несимпатичной мне Варварой. Бывали времена, когда я охраняла более неприятных и даже отвратительных типов. Просто я как профессионал не видела для себя ничего интересного в этом деле. А правильнее сказать, я не видела самого дела. Кристина и в самом деле не оправилась еще от шока после аварии и нафантазировала себе какие-то кошмары. А с необоснованными фантазиями я не работаю. Так что дело Варвары закончилось, так и не успев начаться.

Кристина перезвонила мне через два дня. Сначала она долго извинялась за то, что вообще обратилась ко мне и так нагрузила, потом за сестру извинилась и наконец-то огласила причину своего звонка:

— Я знаю, она говорила вам, что никакого преступления не было. Но это вранье, Варя просто хочет раз и навсегда закрыть эту тему, чтобы нас не волновать. Но я уверена, она что-то знает. Я видела ее в тот вечер, меня не обманешь. Я видела, как она напугана и расстроена. Интуиция мне подсказывает, что Варя в опасности, и я вынуждена вас просить о тайной охране.

— О какой?! — на всякий случай уточнила я, хотя и так поняла, на что Кристина намекает.

— Я хочу попросить вас, чтоб вы тайно следили за Варварой. Так, чтоб она даже не знала о вашем присутствии. Она такая взбалмошная, если узнает, что я наперекор ее желанию наняла вас, может натворить дел и только навредить себе. Вы сможете незаметно следить за ней?

— Организовать слежку я умею, если вы это имеете в виду. Но я хочу напомнить — я телохранитель. Я нахожусь рядом со своим клиентом, а не далеко в кустах. Я постоянно в контакте со своим клиентом, а не с теми, кто его представляет. Думаю, вам с такой просьбой лучше обратиться в детективное агентство. Я обычной слежкой не занимаюсь, это не мой профиль.

— Но я прошу вас! Заплачу в двойном размере, обещаю.

— А вы сами представляете, как долго мне придется следить за вашей сестрой? Ведь ни вы, ни я понятия не имеем, от кого ее защищаем. Не могу же я до старости ходить по пятам за вашей Варварой. Мне надо знать: кто, что и почему! И только тогда я могу оказать реальную помощь. Вслепую работать не умею, извините.

— Очень жаль, — тихо сказала Кристина. Настаивать дальше она не решилась, я была слишком категорична. — Тогда извините еще раз за беспокойство. Всего хорошего.

— И вам удачи. — Я закончила разговор и вытащила сим-карту из телефона. Не хотелось бы мне еще раз разговаривать с Кристиной, если она надумает перезвонить. Отказывать такой положительной и открытой девушке просто неудобно, но в моей работе подобные «неудобства» в расчет не берутся.

Итак, дело Варвары закончилось, не успев начаться.


— Как это случилось? — Я наконец-то озвучила свой вопрос.

Не может быть, не может быть! Как я могла так просчитаться. Все-таки существовала реальная опасность, а я так и не смогла разглядеть ее в потоке полученной информации.

— Не знаю, как именно, но она погибла три дня назад, — ответил Финковский, ему тоже было не по себе.

Теперь для меня это странное и запутанное дело стало делом чести. Умом я не могла понять, в чем виновата, но сердцем чувствовала, скажи я тогда «да», и Кристина была бы сейчас жива.

Прежде всего я решила выяснить обстоятельства гибели Кристины Скворечниковой. От Аркадия Владимировича добиться каких-то подробностей не удалось, он сам толком ничего не знал. Поэтому я вспомнила о своих связях и набрала номер телефона старинного друга моего отца, Валерия Игнатьевича. Он начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями в УВД и частенько помогал мне в делах. Через него я хотела получить информацию о Скворечниковой. Как она погибла. И что известно о машине, сбившей ее несколько недель назад. Задавать подобные вопросы родственникам Кристины я не хотела, им сейчас тяжело говорить на подобные темы, поэтому своими навязчивыми вопросами я могла вызвать у них только негативную реакцию и вряд ли бы чего добилась.

Валерий Игнатьевич, услышав мой голос в трубке телефона, сразу сменил деловой тон на дружелюбный.

— Женечка, здравствуй. Как поживаешь?

— Да все нормально, — коротко ответила я. Мне не терпелось перейти к интересующему меня вопросу.

— Я так понимаю, опять во что-то ввязалась, помощь моя нужна?

— Ну, нужна информация. — Я чувствовала себя как на паперти — стою с протянутой рукой и милостыню прошу.

— Выкладывай. — Валерия Игнатьевича, как ни странно, мои просьбы не обременяли уже продолжительное время. Он привык, что я ему звоню исключительно по делу, и никогда не отказывал в помощи, хотя всегда сопровождал свою помощь короткими упреками и нравоучениями: — И когда же ты угомонишься, бабой станешь, семью заведешь?

— Я еще так молода, успею и бабой стать, — усмехнулась я и перешла к делу: — Меня интересует Кристина Скворечникова, она погибла три дня назад. А дней за десять до гибели обратилась ко мне с предложением работы. Хотела, чтоб я за сестрой ее присмотрела.

— Сестре что-то угрожает?

— По догадкам Скворечниковой, да. Но сама сестра никакой для себя угрозы не видела.

— Хорошо, я постараюсь узнать, что там случилось с твоей Скворечниковой. Это все?

— Нет, еще кое-что. Примерно месяц назад Кристину сбила машина, водитель скрылся с места преступления. Я хочу знать, заведено ли дело по этому происшествию, и если да, то что известно об автомобиле и его водителе.

— Ох, Женька, не сидится тебе на месте, — на всякий случай попричитал Валерий Игнатьевич, а потом сказал: — Никуда не уходи, перезвоню, когда что-либо узнаю.

— Спасибо вам огромное. — В свою короткую благодарственную речь я вложила максимум теплоты и признательности.

До звонка Валерия Игнатьевича я решила разыскать адрес Скворечниковой. Через свою хорошую знакомую из паспортного стола быстро нашла ее координаты и выяснила, что Кристина жила не одна, а вместе с мужем Леонидом Гавриловым, сестрой Варварой и бабушкой Софьей Михайловной.

Валерий Игнатьевич позвонил через час и сообщил мне странные подробности:

— Твоя Кристина Скворечникова стала случайной жертвой преступления.

— В каком смысле?

«Случайная жертва» и Кристина Скворечникова в моем сознании никак не хотели слиться в одно целое.

— Вы уверены? — на всякий случай уточнила я.

— Конечно, уверен, — усмехнулся Валерий Игнатьевич, — тут сомнений быть не может. Группа злоумышленников пыталась взломать банкомат на улице Миллерова, а когда они заприметили патрульную машину, открыли огонь. Скворечникова как раз была поблизости, шальная пуля угодила ей прямо в голову.

— Бред какой-то. — В это трудно было поверить. — А что злоумышленники, их взяли? — уточнила я, а про себя подумала: если взяли, значит, действительно странное стечение обстоятельств повлекло за собой смерть Кристины. Но если Валерий Игнатьевич скажет мне, что преступники скрылись с места преступления, значит, это изощренный способ заказа, а не несчастный случай.

— К сожалению, преступники скрылись с места преступления. — Этими словами Валерий Игнатьевич окончательно убедил меня, что за дело сестер Скворечниковых надо браться.


Марина Серова Криминальные сливки | Криминальные сливки | Глава 2