home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Ну что же, отрицательный результат — это, как известно, тоже результат. Я, уставшая, добралась до дома в одиннадцатом часу дня. Тети Милы не было дома, я сразу это поняла. Тут не пахло свежей выпечкой или готовящимся вареньем, здесь не работал на полную громкость телевизор. Наверное, с упоением читает детективы в читальном зале местной библиотеки, это ее любимое занятие после кулинарии.

Я же позволила себе маленькую радость: горячая ванна с солью и апельсиновым маслом. Своеобразная расслабляющая процедура после тяжелых трудовых будней. Лежа в ванне, я даже не пыталась рассуждать о деле, у меня накопилось такое количество несвязанной информации, что, как говорится, без пол-литра не разберешься. Сейчас мне хотелось думать о чем-то приятном, а не о том, что никак не хочет выстраиваться в тонкую прямую линию.

После ванны молотый кофе с коньяком и бутерброд с сыром для утоления голода. А потом снова работа. Для начала я позвонила Володе Порошину, все-таки после вчерашнего дня я оставила сотрудникам внутренних дел столько материала для разработки: двое нападавших на Сашку Егоркина, трое — со склада под Сакуровом. Мне не терпелось узнать, кто эти люди и чего они хотели.

— Так складские — это тоже твоя работа? — удивился Володя. — А как тебя туда занесло?

— Я там клиента прятала.

— На складе?

— А что? Крыша над головой есть, и то хорошо.

— Ну да, наверное, — усмехнулся Порошин. — Только должен тебя разочаровать, на складе мы взяли двоих, а не троих.

— Значит, один ушел, обидно. Но не это важно, меня интересует, кто они такие и кто их заказчик.

— Про складских пока ничего сказать не могу. С ними не было времени разобраться, оба в больнице. У одного огнестрел, у другого нос сломан и ребро. Ты что, танком по нему проехала?

— Да нет, нос я готова взять на себя, а вот ребро вряд ли моих рук дело. Может, ваши ребята постарались?

— Послушай, Евгения Охотникова, — Володя стал максимально серьезен. — Я понять не могу, что у тебя происходит с этой Скворечниковой? Кто ей угрожает и почему?

— Я сама в этом хочу разобраться.

— Может быть, тебе помощь нужна?

— Ты мне уже помогаешь, Володя.

— Этого недостаточно, если за твоей подзащитной пришли такие мордовороты, значит, тут пахнет жареным.

— Володенька, поверь, ты мне очень помогаешь, подключаться пока не надо, я справляюсь. Единственное, чего мне не хватает, это информации.

— Мы можем завести дело. — Он, не слушая меня, гнул свою линию.

— Не надо ничего заводить. Ты хочешь, чтобы у меня проблемы были? Я применила оружие.

— Ты защищалась.

— Сказать тебе по правде? Я не защищалась, я просто не хотела долго возиться. Давай на время закроем эту тему, когда мне понадобится твоя помощь, я сообщу.

— Я готов закрыть глаза, но если за два дня ты не на-играешься в детектива, я подключусь к этому делу без твоего ведома. Поняла?

— Поняла, поняла. Ну ладно, со складскими я могу подождать. — Мне не терпелось получить всю информацию о событиях вчерашнего дня. — А что с теми двумя, которые на Егоркина напали? Что они говорят?

— А ничего не говорят, — обрадовал меня Володя. — Но я с ними не первый раз сталкиваюсь, это люди Пурги.

— Уверен?

— Конечно, уверен, девица — та вообще приближенная Пурги, она ему и любовница, и телохранительница, и повар, и домохозяйка. Он называет ее Пчелкой, она действительно работает на парня, как пчелка.

— Ну, я, признаться, что-то в этом роде и ожидала. — Я имела в виду связь между моими вчерашними противниками и Пургой. — Слушай, Володя, расскажи про Пургу. Что за человек, где его найти?

— Ха. — Порошина что-то очень развеселило. Вскоре я поняла, что именно. — Он сейчас у нас, приехал Пчелку свою вызволять. Хочешь с ним поговорить, приезжай в отделение.

— Бегу.

Мне понадобилось минут пять, чтобы из домоседки в махровом халате и тапочках превратиться в симпатичную, ненакрашенную, но хорошо одетую девицу. Еще минут пять мне потребовалось, чтобы прогреть замерзший автомобиль, и вот я уже неслась по улицам города на встречу с Пургой.

Я подъехала к назначенному месту встречи, у отделения сразу же заметила шикарный автомобиль, джип черного цвета. Рядом бравые молодцы, двое высоких, накачанных до безобразия парней в тренировочных костюмах и один низкорослый, тумбообразный парнишка невысокого роста, он был всего на несколько сантиметров выше капота черного джипа.

Я сразу догадалась, чья это машина, но к ребятам подходить не стала, прежде мне надо было встретиться с Порошиным.

Володя узнал меня, хотя мы не виделись года два, все больше по телефону общались.

— Ты совсем не изменилась, — начал он, но я сразу перешла к делу:

— Где он?

— Ты про Пургу? Он на улице.

— На улице? Возле джипа? — В уме я прикидывала, кто из тех троих, кого я только что видела, мог быть влиятельным и далеко не бедным Пургой. Все трое произвели на меня впечатление тупых, обделенных интеллектом мальчиков для битья. — Я видела на улице троих мордоворотов, неужели среди них есть Пурга?

— Маленького пузатенького пацана видела? Вот это и есть наш знаменитый Пурга. — Володя хихикнул. — Завидный жених, между прочим, хотя ему всего двадцать два.

— Ужас. Мне даже страшно подумать, как выглядят незавидные женихи. — Я улыбнулась, а потом поинтересовалась: — Ну, и как зовут этого красавчика?

— Хочешь с ним поговорить?

— Разумеется, для этого я и приехала.

— Его зовут Григорий Вальтерович. И не вздумай называть его Гриша, он этого терпеть не может, даже разговаривать с тобой не станет.

— И кто только такие имена детям дает?

— Гриша? Нормальное имя, а тебе не нравится?

— Да я не про Гришу, а про Вальтера. Кстати, я его знаменитого папашу знаю как Валентин, при чем тут Вальтер?

— Его знаменитого папашу действительно зовут Вальтер, но он предпочитает другое имя, русское, — пояснил Порошин.

— Ладно, спасибо за консультацию. Пойду перекинусь парой слов с Григорием Вальтеровичем. — Я с трудом выговорила это сложное отчество.

Ребята возле джипа весело ржали, лузгали семечки и матерились. Когда я решительно направилась к их честной компании, два мордоворота в спортивных костюмах вышли мне навстречу, преграждая путь к своему лидеру.

— Какие-то проблемы? — спросил один из них, демонстрируя свои редкие зубные ряды.

— Мне надо поговорить с Григорием Вальтеровичем, — сообщила я и постаралась обойти препятствие.

— А вы уверены, что Григорий Вальтерович хочет с вами разговаривать?

— Я думаю, ему будет интересно познакомиться с человеком, который отправил в нокаут Пчелку. — В ответ я тоже улыбнулась.

— Не понял, — вмешался сам Пурга, раздвигая своих парней, как ворота. Он посмотрел на меня снизу вверх и зло спросил: — Это ты, что ли, та случайная прохожая?

— Это я, — не без гордости ответила я.

— И какого рожна ты полезла не в свое дело? — Пурга попытался запугать своим авторитетом и попер прямо на меня, выпятив грудь. Но когда его грудь наткнулась на мой пупок, немного сбавил обороты и сделал шаг назад.

— Я выполняла свою работу.

— Какую еще работу? — Его ноги сами собой направились ко мне. Но потом парень опомнился — один раз он уже пытался столкнуться со мной грудь в грудь, но выглядело это слишком комично. Поэтому Пурга из последних сил заставил себя тормознуть и ретироваться, пока все отделение милиции, возле которого мы стояли, не разразилось громким хохотом, наблюдая, как самоуверенная моська катит бочку на слона. Я, разумеется, далеко не слон, но рядом с Пургой ощущаю себя как минимум слоненком.

— Я охраняю Александра Егоркина, — соврала я для пользы дела.

— Ой, не смешите меня. — Пурга глупо хихикнул и взглянул на своих мордоворотов. Те, как по команде, заржали. — Значит, Санька в штаны наделал и телохранителем обзавелся? Ха-ха-ха. А денег, видать, у парня немного, так он бабу взял, чтоб подешевле было.

— Я стою дороже твоих ребят. — Я высокомерно посмотрела на качков. — Могу с обоими справиться за несколько минут. Хочешь убедиться? — Я перешла на «ты», позабыв о предупреждениях Порошина.

— Что ты сказала? — Один из них шагнул мне навстречу и попытался схватить за плечо. Но Пурга тормознул своего парня.

— Подожди, не забывай, где мы находимся. — Пурга кивнул в сторону отделения. — Перенесем ваш спарринг в другое место и на другое время. — Он посмотрел на меня оценивающим взглядом. — Твоя самоуверенность и решимость подсказывают мне, что я имею дело с Евгенией Охотниковой. Я прав?

— Прав.

— Мне рассказывали о тебе серьезные люди, на которых ты работала. И ты хочешь сказать, что этот никчемный и безденежный Егоркин нанял тебя в качестве охраны? У него лишние деньги завелись или он сразил тебя своей мужской статью и безудержной страстью в постели? — Пурга заржал, его ребята вновь поддержали остроумного босса.

— Нет, Александр ничем меня не сразил и денег не заплатил. Но мне он нужен живым и желательно невредимым.

— Могу я узнать, зачем?

Я не спешила с ответом, оглядываясь по сторонам в поисках уютного местечка для беседы. Стоять на улице в десятиградусный мороз, пряча лицо от ветра, и вести серьезные разговоры было не очень удобно. Сообразительный малый Пурга догадался о моих намерениях и скомандовал одному из парней:

— Зайди в «Бабочку», пусть приготовят нам столик.

Парень молча направился в находившееся поблизости с отделением милиции кафе с согревающим названием «Бабочка».

— Кофе будешь? — спросил у меня Гриша.

— Буду. И пирожное тоже буду, — не растерялась я.

— Тогда пошли.

И мы поплелись в сторону кафе. Пурга старался идти чуть впереди, второй его охранник шел следом, я замыкала вереницу.

«Бабочка» встретила нас зажигательной песней в исполнении Верки Сердючки. Великовозрастный администратор кафе с сияющей улыбкой поприветствовал Григория Вальтеровича и проводил к столику. На меня по-прежнему никто не обращал внимания: ни мой спутник, предпочитающий держаться на три-четыре шага впереди меня, ни его бдительный охранник, ни противный администратор. Я, как собачка, плелась позади всех и думала, как бы отомстить этому мальчишке за такое невнимание к моей персоне.

Мы уселись на балкончике, отделенном от всего зала резными ставнями с разноцветными бабочками из папье-маше. Столик был накрыт на двоих, бдительные охранники в тренировочных костюмах сидели при входе на балкончик, за резными ставнями. Нам принесли кофе, вазу с фруктами и десяток эклеров на подносе.

— Так о чем вы хотели со мной поговорить? — поинтересовался Пурга.

— О Егоркине. Зачем он вам?

— Зачем он мне? Он убил моего друга, а потом попытался прикрыться моим же именем. И после этого ты спрашиваешь, зачем он мне? — Гришка не на шутку разошелся, от злости раскраснелся, как рак, раздул ноздри и еще пару минут изрыгал проклятья в адрес несчастного студента ПТУ Александра.

— Друг, которого он якобы убил, это Слон?

— Он не якобы убил, он убил. — Глаза Пурги горели от ярости.

— Григорий Вальтерович, я так понимаю, что информацию эту вы получили от какого-нибудь дворового мальчишки лет четырнадцати?

— Не твое дело, от кого я получаю информацию.

— Да, спорить не буду, это дело не мое. — Я была сама покладистость. — Но я хочу спросить о другом, вы нашли водителя злополучной фуры?

— Нет пока. Но мы этого гада из-под земли достанем, и поможет нам Егоркин.

— Сомневаюсь, что Александр сможет вам помочь. Он понятия не имеет, кто сидел за рулем машины.

— Да он сам нанял этого человека! — Пурга уже начал кричать. — Что значит, он понятия не имеет?

— Вы ведь говорили о безденежье и о никчемности Егоркина? Откуда у человека с его достатком и положением такие возможности: найти человека, угнать фуру? Он приписал себе чужие заслуги, чтобы поднять свой авторитет в глазах дворовых мальчишек, а именем вашим прикрылся только потому, что у многих возник логичный вопрос, откуда у студента ПТУ такие возможности. А ваше имя кое-что значит, достаточно сказать — Пурга — и все вопросы отпадают. Саша же не знал о вашей дружбе со Слоном.

— Ты просто выгораживаешь своего любовника. — Пургу не очень устраивал подобный расклад, если все окажется правдой, он будет выглядеть глупо в глазах своих товарищей.

— Егоркин слишком примитивное создание для любовных утех, я предпочитаю настоящих мужчин. — Я недвусмысленно посмотрела на Пургу. Он растерялся и отвел глаза в сторону.

Мальчишка, ему бы только бравадничать, а на деле обычный сопляк, который без авторитетного папочки гроша медного не стоит.

— Где ты его прячешь?

— Я его не прячу, он в больнице.

— Нет его там, сбежал. А если бы совесть его была чиста, он бы не прятался, а пришел и поговорил.

— Ты бы позвал его, он бы пришел и поговорил. А ты же по-человечески не можешь, все костоломов своих подсылаешь. — Я снова перешла на «ты».

— Я таких, как он, не приглашаю в гости, они ко мне либо сами приходят, либо на инвалидном кресле приезжают.

— Если пообещаешь выслушать его без рукоприкладства, я поговорю с парнем, он сам к тебе пожалует и все объяснит.

— Тебе, дрянь, я ничего обещать не намерен. Это мое дело, и решать его я буду по своим правилам, поняла? — Совсем парень разнервничался.

— Как хочешь. Но имей в виду, когда все поймут, что ты поверил дворовым слухам и затеял разборки с безобидными пацанами, тебя на смех поднимут, и Валентин Петрович, отец твой, по головке за такое не погладит, потому как недоброжелатели твоего отца без внимания сей факт не оставят, и будет у них лишний повод бросить камень в ваше родовое гнездо.

— Закрой рот, девка. — Гриша оскалился. — Ты папашу моего не трогай, он сам по себе, я — сам по себе.

Я ничего не ответила, дала парню время переварить полученную информацию и сделать правильные выводы. Пока он злился на меня, на себя и на Сашку Егоркина, я медленно попивала кофе и наслаждалась рассерженным видом юного авторитета Пурги, которого про себя назвала «атаманом песочниц».

— Где Егоркин? — Наконец-то он нашел в себе силы продолжить разговор.

— Пока не знаю, я посоветовала ему спрятаться подальше.

— Пусть позвонит мне, я хочу поговорить с ним.

— Один на один?

— Разумеется.

— Но на встречу я приду с ним, если ты не возражаешь.

— Можешь и свою толстую задницу притащить, — великодушно согласился он.

Назвать мою задницу толстой? Ну, за это он еще получит на орехи, малолетний засранец. Я едва сдержалась, чтоб не врезать грубияну промеж глаз.

Момент с Егоркиным был более-менее ясен. Но мне предстояло выяснить главный момент, зачем Пурга подсылал своих людей к Варваре.

— Ну а девушка Егоркина вам зачем? Хотели на Сашку надавить или просто поразвлечься?

— Какая еще девушка? — процедил Пурга. — Меня его телка не интересует, я такими примитивными методами не действую. — Обиделся как будто. — Мне Егоркин нужен, а баба его до фени.

Говорил он вроде как искренне, и это меня настораживало.

— А Сергеич из «Капели» твой человек? — Я припомнила, как один из нападавших признался, что к Варе их подослал Сергеич из развлекательного клуба.

— «Капель» вообще не моя территория, у меня там своих людей нет.

«Ну, это вряд ли, — подумала я, — давно известно, что городские группировки подсылают своих людей в стан врага. Но вполне возможно, что Сергеич не человек Пурги. Не стал бы засланный так хозяйничать на чужой территории. Да и сам Пурга так откровенно говорил о своих посягательствах на Сашу Егоркина, чтоб ему и про Варвару не пооткровенничать? Однако парень не хотел брать на себя покушение на девушку Егоркина. Выходит, я снова не там ищу?»

— Ну ладно. — Я засобиралась. Достала из сумки стольник и положила на стол. — Это за кофе.

— Убери, — процедил Пурга, и я спрятала деньги обратно в сумку.

— Обещаю, я поговорю с Александром, и он придет к тебе с повинной.

Я вернулась в отделение, предварительно позвонила Порошину и попросила встретить меня.

— Поговорила с Пургой? — спросил Володя, закуривая.

— Да. — Я выглядела раздосадованной. И это не случайно, я действительно была расстроена. Ниточка, за которую мне удалось так ловко ухватиться, неожиданно оборвалась. — Он не тот человек, который мне нужен.

— Так это хорошо, — подбадривал меня Порошин. — Иметь дела с такими подонками, как Пурга, не очень приятно.

— А чему радоваться, я думала, что нашла виновных, а на деле у меня появилось еще больше вопросов и неясностей. Кстати, — я посмотрела в глаза своего собеседника, — что там со складскими?

— Молчат пока.

— Сволочи, — я готова была выматериться, как старый башмачник, но сдержалась.

— Иди домой, отдохни. Как что-нибудь появится, я позвоню.

В ответ я только кивнула и пошла к своей машине.

Дома я наспех перекусила тем, что нашла. Когда с импровизированным обедом было покончено, я удобно расположилась за кухонным столом, разложила перед собой чистые листы бумаги и принялась рассуждать о сложившемся положении дел и намечать дальнейший план действий.

В верхней части белого листа красовались два кружочка, в один я вписала имя Варвары, во второй — имя Кристины. Кто реально мог угрожать Варваре? Пурга? Ему не понравилось, что его честным именем прикрывают убийство Слона. Но с Пургой я уже имела удовольствие пообщаться, на этом парне можно поставить жирный крест, он о существовании Вари даже не знает. Поэтому переключилась на Кристину. Здесь зацепок было немного больше, а точнее, сразу две. Во-первых, неизвестные любовники, в существование которых верит пока только Олеся. И вторая зацепка — это некто К.Л. Иванов, с которым Кристина должна была встретиться в день своей смерти. Не исключено, что обе зацепки взаимосвязаны и одна является следствием другой. Не оставляла я без внимания и кандидатуру мужа Кристины, Леонида. Хотя в этой ситуации речь опять-таки идет о любовниках, о ревности, о мести. Навести на любовников меня никто не может, все подсказки довольно хлипкие: один женат, другой автомобилями занимается, с такой скудной информацией можно целый год, а то и больше, искать подозреваемых. Остается Иванов, может быть, он выведет меня на правильный путь? Эх, и что у этого человека такая распространенная фамилия, почему не Крюк или Гус? Только работы мне прибавилось.

Я продолжала рассуждать, склонившись над разложенными листами бумаги. В самом низу листа под большим вопросительным знаком значился Сергеич из «Капели» и нападавшие на Варвару. Я понятия не имела, что делать с этими незнакомцами, кто они такие, откуда взялись и что им надо от девушки. Настораживает и тот факт, что заказчик строго потребовал от нападавших не причинять Варваре серьезных увечий и не насиловать ее. Загадка на загадке?

Я не дождалась звонка от Порошина, сама позвонила ему.

— Володя, ну что у вас? Складские по-прежнему молчат?

— Молчат, Женечка, молчат.

— А ты спроси у них про Сергеича из «Капели». Может, это имя заставит их разговориться?

— А откуда это имя?

— Один из них сказал, что их прислал охранник из «Капели».

— Так что же ты мне сразу об этом не сказала? — обиделся Порошин.

— Да я хотела сама к нему наведаться. — Хотела, но в связи с появлением некоего Иванова я остро нуждаюсь в свободном времени, потому как мне придется не одного Иванова найти. Так что Сергеича я решила перепоручить Порошину и его людям.

— Не вздумай никуда наведываться, сиди дома. Мы сейчас и к Сергеичу наведаемся, и с ребятами потолкуем по-другому.

Володя отключился, а я сразу набрала номер своей старой знакомой Ларисы, которая работала в адресном столе и не раз помогала мне в моей работе. Пару дней назад она помогла мне найти адрес Скворечниковых, и вот я снова звоню ей с очередной просьбой.

— Лариса, у меня к тебе дело, — начала я свой разговор по-деловому. — Нужно кое-кого найти.

— Женечка, ты, как всегда, в работе, нет чтоб позвонить просто так, поболтать по-девичьи, — усмехнулась Лариса. — Ладно, кого тебе надо найти?

— Иванова К.Л.

— Ты с ума сошла, — рассмеялась моя собеседница. — Может, тебе лучше Шапкиных найти, их в нашем городе гораздо меньше.

— Хотела бы я Шапкина или Кепкина поискать, но нужен Иванов.

— Ладно, перезвоню.

— Лариса, ты не только по Тарасову смотри, по району тоже, и в Карасеве, и в Минине.

— Не учи ученого.

Настал черед очередного телефонного звонка. На этот раз я позвонила Николаю, хотела справиться, как там дела в цирке, как Варвара.

— У нас все нормально, — бодро ответил Николай. — Мы Дашку кормим.

— Чем вы ее кормите?

— А чем, по-твоему, кормят диких кошек? — усмехнулся он. — Сырым мясом, разумеется.

«Жуть какая, — подумала я. — Неужели Варвара получает удовольствие от такого занятия?»

— Ей все нравится, и Дашка моя тоже нравится.

Ладно, я не стала дальше выяснять, что происходит в цирке, главное, что все у них в порядке, значит, можно спокойно заняться делом. Пока Лариса не позвонила, я включила телевизор и уставилась в экран. Как раз время тарасовских новостей. Девушка с приятным голосом рассказывала о ночном происшествии на складе под Сакуровом. Я с удовольствием послушала лестные отзывы о моей работе, обо мне говорили во множественном числе.

— Неизвестные нанесли несколько телесных повреждений двоим участникам потасовки и скрылись с места преступления. По сообщениям правоохранительных органов, на складе действовали профессионалы, не исключено, что события в Сакурове — это последствия разборок двух тарасовских преступных группировок. По крайней мере, в пострадавших милиционеры опознали бойцов одной из бригад.

Как там Порошин работает, если я не от него, а из новостей узнаю, что нападавших ребят уже опознали и даже причислили к какой-то влиятельной группировке? Я снова набрала номер Владимира. Пока ждала его ответа, удивлялась вместе с ведущей программы тому, что счастливый обладатель джек-пота в игре «Счастливая фишка» до сих пор не явился за выигрышем. Когда Порошин наконец-то ответил, по телевизору показали прогноз погоды, обещали снег.

— Володя, — я обрадовалась, что наконец-то услышала его голос. — Вон, снега дождаться проще, чем твоего ответа.

— Я же работаю, — оправдывался он.

— Я тоже не бездельничаю, — парировала я. — Объясни мне, Володя, почему ты не сказал, что вы опознали складских ребят и даже выяснили, к чьей группировке они принадлежат? А я об этом ни сном ни духом. Ты же обещал позвонить, когда что-то появится.

— Женя, разве ты не знаешь, какое неблагодарное это дело — получать информацию из телевизионных новостей. Принадлежность ребят к какой-то группировке — это преждевременные выводы журналистов. Не исключено, что они действовали самостоятельно, и никто над ними не стоит. И вообще я собирался позвонить тебе после того, как мы найдем Сергеича из «Капели» и потолкуем.

— Нашли?

— Нет, не нашли. Я тебе больше скажу, в «Капели» нет ни одного охранника с отчеством Сергеич.

— Так, может, это не отчество, а фамилия или просто кликуха?

— Вот это мы как раз и проверяем сейчас. Я обещаю, как появится толковая информация, сразу позвоню тебе. А сейчас мне правда работать надо.

— Извини, что побеспокоила. Но мне нужна не только толковая информация, мне и бестолковая подойдет, так что звони сразу, как узнаешь хоть что-то.

— Ладно, — и он отключился.

Через час объявилась Лариса.

— Хорошо, что, помимо фамилии, у тебя были инициалы господина Иванова, это значительно сузило круг поиска. Продиктовать по телефону всю информацию просто не смогу, скину тебе на почтовый ящик.

— Спасибо, Ларисочка. — Я побежала в свою комнату и включила компьютер. — И много их набралось?

— Нет, сущий пустяк. Всего пятьдесят три.

— У нас в городе живет пятьдесят три Ивановых с инициалами К.Л.?! — Жалко, меня сейчас никто не видел, глаза мои так эффектно округлились, я видела это в зеркале, висящем над столом. Я понятия не имела, что они у меня такие большие.

— Нет, в городе только одиннадцать, остальные по области, — обрадовала меня Лариса.

— Уже легче, — я облегченно вздохнула. — Ну ладно, отправляй мне этих Ивановых.

— Уже отправила.

Я получила длинный список Ивановых, проживающих в городе и по области. Рядом с фамилией значились полное имя-отчество и дата рождения. Имена не пестрили разнообразием, в основном это были Константины или Кириллы, правда, попался один Кондрат и один Корней. С отчествами та же ерунда: либо Леонидовичи, либо Львовичи. Напротив каждого Иванова значился адрес прописки и номер телефона. Анализ списка я начала, разумеется, с тарасовских мужчин, надеясь на то, что Кристина спешила на встречу к местному Иванову, а не к загородному. Кирилла Львовича Иванова, которому, судя по дате рождения, недавно исполнилось два года, я сразу вычеркнула из списка. Хотя в голове промелькнула шальная мысль — а почему у Кристины и Леонида не было детей, может, они хотели усыновить ребенка? Еще эта странная пометка, «не забыть паспорт». Вдруг и вправду Кристина в тот день усыновлять ребенка спешила? Я немедленно отогнала эту мысль, у меня и так версий хватало, пока любовников не исключу, ни на что другое отвлекаться не стану.

Я продолжила анализировать списки. Иванов Константин Львович, восьмидесяти пяти лет, тоже вызвал у меня некоторые сомнения. На роль любовника он явно не годился, но ведь я не уверена, что Кристина шла именно к любовнику, может, она шла к Константину Львовичу квартиру снимать, для того и паспорт был нужен. В общем, этого престарелого Иванова я решила не вычеркивать пока, а перенести в конец списка, на закуску, так сказать.

Я долго размышляла над тем, с какого Иванова следует начать, и тут мне в голову пришла отличная идея. Я сбегала в комнату тети Милы, и в стопке журналов, буклетов и газет отыскала карту города. Я вернулась в свою комнату и разложила карту на столе.

Значит, так, размышляла я, если предположить, что Кристина шла на встречу с Ивановым, когда ее настигла случайная пуля, то следует предположить, что этот самый Иванов живет как раз недалеко от места гибели Кристины. Ведь она не на такси ехала и не на общественном транспорте. Значит, Кристина была у цели и вполне могла добраться до нужного адреса пешком.

Скворечникова погибла на улице Миллерова. Я посмотрела на карту и отметила ближайшие улицы, которые соседствуют с улицей Миллерова и куда Кристина могла направляться. Их набралось пять. Потом я сравнила названия нужных мне улиц со списком Ивановых. Только одна, Красная улица, значилась в списке. На Красной улице, дом пятнадцать, жил некто Иванов Корней Леонидович сорока пяти лет. Он стал Ивановым номер один, свои поиски я решила начать именно с этого человека. Навязчивые мысли продолжали донимать меня, а вдруг нужный Иванов прописан в одном месте, а живет в другом? Тогда мне точно придется всех Ивановых проверять, а этого я больше всего боялась. Рутинная работа не по мне, если в течение двух дней не найду того, с кем собиралась встретиться Кристина, передам информацию Порошину. У него народу много, пусть сами занимаются поисками.

Для начала я набрала указанный в списке номер телефона. Ответила женщина. На мой вопрос, могу ли я поговорить с Корнеем Леонидовичем, довольно грубо ответила:

— Через час можешь. А пока нет его.

Я выждала немного и поехала на встречу к Иванову. Проехала по улице Миллерова, мимо того места, где погибла Кристина, объехала ночной клуб «Алмаз», за ним начиналась Красная улица. У дома номер пятнадцать я припарковалась. Поднялась на пятый этаж и с любопытством посмотрела на дверь, за которой жил Иванов Корней Леонидович. Я уже забыла, что есть такая вещь, как коммуналка, слева от двери красовались яркие надписи, к какому жильцу сколько звонков. К Иванову надо было позвонить три раза. Я посмотрела на часы, после разговора с неприветливой соседкой Корнея Леонидовича прошел уже час пятнадцать. По идее, он должен быть дома. Я трижды надавила на кнопку звонка. За дверью послышался лай собаки, детские крики. Вскоре дверь мне открыл невысокого роста мужчина.

— Корней Леонидович? — спросила я.

— Ну я Корней Леонидович. А что надо?

Я достала из сумки удостоверение сотрудника милиции:

— Мне надо задать вам несколько вопросов.

Мы прошли в комнату. Комната метров пятнадцать до потолка была завалена старыми книгами, журналами, коробками, как будто хобби этого человека — сбор макулатуры. Мужчина предложил мне сесть. Из всех пригодных для сидения предметов мебели я выбрала журнальный столик у окна. Остальные сидячие места показались мне слишком хлипкими и ненадежными.

— Неделю назад на улице Миллерова произошла перестрелка, в результате которой погибла женщина.

— Ну да, слышал я об этом.

— По нашей информации, эта женщина шла к вам.

— Ко мне?! — удивился Иванов. И я, честно говоря, стала сомневаться, что пришла к нужному человеку. Но, прежде чем уходить, решила все-таки в этом убедиться.

— Да, к вам.

— А зачем?

— Это я у вас хотела спросить.

— А как ее звали хоть?

— Кристина Скворечникова.

— Кристина Скворечникова, Кристина Скворечникова. — Корней Леонидович задумался. — Фамилия приметная, если бы я знал кого с такой фамилией, наверняка запомнил. А так нет, не знаю я Скворечниковых.

— Ну хорошо, допустим, фамилии ее вы не знали, но имя Кристина вам о чем-нибудь говорит?

— Кристина, Кристина, — он почесал затылок, а я засобиралась на выход. И так ясно, что с этим человеком говорить не о чем. Он не тот.

— О, Кристинка! — Корней Леонидович радостно вскинул руки. Я остановилась. — Из молочного, что ли?

— Нет, из сберкассы.

— А, это хорошо, что не из молочного. Кристина — она баба видная, обидно было бы, если б ее тогда подстрелили на улице. Кстати, надо к ней зайти, давно мы не виделись.

— Обязательно зайдите. — И я вышла от гражданина К.Л. Иванова.

В моем списке Ивановых появился еще один вычеркнутый кандидат.

На улице было совсем темно, заниматься дальнейшими поисками не имело смысла. Я убрала список в сумку и направилась к машине. По дороге в цирк заехала в супермаркет и купила кое-что на ужин. Второй день подряд питаться сухарями и сушками я просто не смогла бы. Машину свою я оставила возле дома, преступники наверняка знают, на чем я езжу, и оставлять свою иномарку у цирка слишком опасно. Это то же самое что знак поставить: «Мы прячемся здесь» — и стрелочку нарисовать в сторону черного хода.

До места нашего укрытия я добиралась на такси, попросила водителя остановиться за квартал до моего временного жилища, дальше пошла пешком.

Я воспользовалась дубликатом ключей от черного хода, которые сделала еще год назад, вошла внутрь и с опаской прислушалась к происходящему в здании цирка. Последние два дня меня встречали не очень радушно, поэтому я была начеку. Но тишину нарушали только радостные крики зрителей, — вечернее представление как раз подходило к концу, — и рычание хищников, которые уже выступили и теперь наслаждались заслуженным ужином. Я тихо ступала по узкому коридору, прошла мимо клетки с Дашкой и нырнула в каморку, где проживал Николай. В каморке никого не было, я сразу насторожилась.

— Она просто прелесть, — услышала я приглушенный голос Вари за дверью.

— Я же тебе говорил, Дашка просто чудо, — отвечал счастливый Николай. Когда кто-нибудь отпускал комплименты в адрес его любимицы Дарьи, он просто таял от умиления, как будто это им, а не пантерой восторгались.

— Где вы ходите? — накинулась я на парочку.

— Мы смотрели представление из-за кулис, — сообщила восторженная Варя. — Я впервые побывала за кулисами цирка, это просто волшебство какое-то.

— Вот поэтому я тут и работаю. Достаточно оказаться за кулисами один раз, и ты станешь рабом цирка навечно. — Николай не унимался.

— Давайте ужинать. — Я выставила пакет с покупками из супермаркета.

— Давайте, — обрадовались они хором и уселись за тумбочку.

Ужин прошел в дружеской атмосфере. Варвара и Коля наперебой рассказывали о прошедшем дне, я сначала слушала их невнимательно, с некоторой иронией, а потом сама подключилась к разговору и с удовольствием забыла о проблемах минувших дней.

Когда Николай нацепил на себя длинный фартук, во-оружился метлой и ушел на уборку территории после представления, я убрала остатки еды обратно в пакет и обратилась к Варваре:

— Нам надо очень серьезно поговорить.

— Хорошо. — Варя легко согласилась и в одно мгновение из ветреной девчонки превратилась в сосредоточенную серьезную девушку.

— За последние два дня произошло слишком много событий. Я давно хотела поговорить с тобой, но эти каждодневные нападения не давали такой возможности. Теперь, Варвара, у меня накопилось несколько вопросов к тебе. Я понимаю, что некоторые покажутся неприятными, но я вынуждена задать их, чтобы определить дальнейший план действий в целях твоей же безопасности.

— Спрашивайте, Евгения Максимовна. — Варвара уже начала нервничать из-за моей долгой прелюдии.

— Обещай, что скажешь правду. Даже если ты не уверена, но что-то подозреваешь, говори. Поверь, я не хочу оклеветать память твоей сестры, но мне надо знать точно. — Я чуть помедлила. — У Кристины были любовники?

— Любовники?! У Кристины? — Варя была не просто удивлена такому вопросу, она была очень и очень удивлена.

— Я не из любопытства спрашиваю, мне бы и в голову не пришло подозревать Кристину. Но до меня дошли такие слухи, и я не могу их не проверить.

— Евгения Максимовна, вы не должны извиняться. Я прекрасно понимаю, что вы желаете мне только добра. — Я и не знала, что Варвара умеет так обстоятельно выражать свои мысли. — Но хочу вас заверить, у Кристины не было любовников. И говорю так не потому, что хочу сохранить имя сестры незапятнанным. У Кристины не было и быть не могло никаких других мужчин. Она просто физически не могла бы с ними встречаться. Моя сестра все свободное время проводила рядом с Леонидом. Даже в те дни, когда Кристина заканчивала работу раньше обычного или сидела на больничном, она сразу мчалась на работу к Лене, помогала ему в магазине. Единственная возможность для Кристины видеться с любовниками — это обеденный перерыв. Но вы сами понимаете, это несерьезно. — Варя говорила очень убедительно. У меня даже сомнений в правдоподобности ее утверждений не возникало.

— Знаешь, Варя, я рада, что ты рассеяла мои сомнения. Я твою сестру не представляла рядом с другим мужчиной, и мне приятно, что ты смогла убедить меня в этом.

— Не сомневайтесь, Евгения Максимовна. Кристина была чистая и открытая, запомните это. — Варвара впервые за время нашего знакомства показалась мне такой трогательной и ранимой, как ребенок. Она уткнулась мне в плечо и заплакала. Я нежно поглаживала девушку по волосам и молчала. Слова для утешения я найти не могла, и нужны ли они в такой ситуации?

Продолжить разговор мы смогли минут через десять, Варя успокоилась, выпила воды и приготовилась отвечать на другие вопросы.

— Спрашивайте, я в порядке, — заверила она меня.

— Варвара, в тот день, когда Кристина погибла, ты была с ней?

— Да.

— А куда вы направлялись?

— Я точно не знаю, но она сказала, что меня ждет большой сюрприз.

— Сегодня Леонид передал мне ежедневник твоей сестры, в нем значилось, что в день своей гибели Кристина должна была встретиться с Ивановым К.Л. Ты знаешь, кто это?

— Иванов К.Л.? Понятия не имею.

— Подумай, Варя. Иванов — очень распространенная фамилия, наверняка среди твоих знакомых или среди знакомых Кристины были люди с такой фамилией.

Варвара думала недолго.

— Со мной в классе учился Иванов, но его звали Андрей.

— А отчество у него какое?

— Не знаю, в школе как-то не принято по имени-отчеству друг к другу обращаться.

— Ну, предположим, инициалы отца твоего одноклассника были К.Л. Кристина могла встречаться с этим человеком? Они прежде были знакомы, пересекались где-нибудь?

— Если только на родительских собраниях. Кристина часто ходила в школу, разговаривала с моими учителями. Но знакома ли она с отцом Андрея Иванова, я не знаю.

— Ладно, попробуй вспомнить еще кого-нибудь.

— Наш участковый врач тоже Иванов, но имя его Олег.

— Хорошо. — Я достала из сумки список всех Ивановых с инициалами К. Л. — Посмотри вот этот список, может быть, кто-то покажется тебе знакомым. — Я протянула несколько листков бумаги Варваре.

— Вы знаете, Евгения Максимовна, — сказала Варя минут через пять, — вполне возможно, что я знаю этого человека, — она указала на Иванова с редким именем Кондратий.

— Но ты не уверена?

— Кондратий Львович наш сосед по даче. Я не знаю его фамилии, но имя и дата рождения совпадают. Мы как раз перед Новым годом справляли его шестидесятилетие.

— Ну что же, Варя, надеюсь, это именно тот Иванов, о котором писала в своем ежедневнике Кристина. Спасибо тебе за помощь. — Не скрою, я немного воспряла духом, когда Варя опознала одного из кандидатов. Теперь у меня появился гражданин Иванов номер два. — Завтра же поеду к нему и все выясню.

— Это все, что вы хотели узнать? — робко поинтересовалась Варвара. Девушке хотелось побыть в одиночестве. Мои расспросы заставили ее вернуться в реальность и вновь осознать, что сестры больше нет.

— Я займу еще немного твоего времени.

— Хорошо.

— Вчера я встречалась с твоим Сашкой.

— Правда! — Она засияла от счастья. — Как он? Я так соскучилась.

— Он тоже скучает по тебе, просил передать привет.

— Спасибо. Ой, Санька. Можно мне ему позвонить?

— Не сейчас, Варя. Я тебе не сказала, но вчера на него напали.

— Как? Он ранен, что с ним?

— У него сотрясение мозга. Но из больницы он сбежал, значит, все не так плохо. — Своеобразный способ успокоить человека.

— Кто напал? — Варя стиснула зубы от злости, готовая в любой момент броситься в бой на защиту любимого. — Это из-за Слона?

— Да, из-за него.

— Кто напал? — повторила девушка свой вопрос.

— Люди Пурги. Но я уже встречалась с Пургой. — Это заявление очень удивило Варю. — Он подтвердил, что его люди напали на Александра. А вот тех, кто напал на тебя, не знает. И вообще о твоем существовании понятия не имеет.

— Тогда кто и почему напал на меня? — Варвара обмякла.

— Это я и пытаюсь выяснить.

— Евгения Максимовна, вы такая смелая, не побоялись с самим Пургой встретиться, я бы так не смогла.

— Смогла бы, Варя, смогла, если б понадобилось. Подумай лучше, может, ты еще где наследить успела? Кто заинтересован в том, чтобы запугать тебя?

— Я не знаю.

— Подумай, Варвара. У тебя есть время до утра.


Глава 5 | Криминальные сливки | Глава 7