home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Лео окружили взволнованно кричавшие квадди.

– Что вы говорите? Значит, мы собрали не всех?

Его приподнятое настроение несколько омрачилось. Он так надеялся, что скоро закончатся все заботы с нижними, по крайней мере, как только они подожгут запал взрывного устройства, отрезающего модуль С.

– Четыре младших бригадира заперлись в кислородных масках в овощном холодильнике и не хотят выходить, – доложила Синда из Отдела питания.

– А три человека, бригада только что приставшего шатла, пытались вернуться на свой корабль, – сказал одетый в желтую рубашку квадди. – Мы заперли их между двумя герметическими дверями, но они развинчивают запоры, и нам их долго не удержать.

– Мистер Вайзек и два начальника из Отдела жизнеобеспечения, они, гм, связаны в Центральной, – сообщил еще один квадди в желтом и добавил озабоченно. – Мистер Вайзек, верно, сошел с ума.

– Три няни в яслях отказались уйти от своих малышей, – сказала старшая девочка квадди в розовом. – Они так и сидят с ними в гимнастическом зале. До сих пор им никто ничего толком не объяснил, и они очень беспокоятся.

– Там еще один, – тихо добавила одетая в красный комбинезон Бобби из группы сварщиков Лео. – Мы не знаем, что с ним делать…

– Для начала свяжите его, – устало сказал Лео.

– Это будет довольно трудно, – Бобби замялась.

– Если трудно, возьмитесь вдесятером. Или нужно двадцать? Только будьте как можно осторожнее. Он вооружен?

– Ну, не совсем так, – ответила Бобби, пристально рассматривая ногти нижних рук. Но Лео не успел удивиться ее странному смущению.

– Граф! – загудел властный голос. Герметический люк в конце раздевалки открылся, и доктор Минченко, стремительно пролетев через модуль, ударился в стену рядом с Лео и для большего впечатления стукнул кулаком по шкафу для комбинезонов. Однако остановиться в невесомости не так уж просто. Неиспользованная маска болталась в его руке из стороны в сторону. – Черт знает что! Ведь нет же никакой этой распроклятой разгерметизации. – Он энергично махнул рукой в подтверждение сказанного.

– Простите меня, Лео. Это я виновата, я не могла заставить доктора уйти, – вмешалась Кара, одетая в белую рубашку и шорты медслужбы.

– Я должен бежать в какое-то убежище, а все мои квадди задохнутся? За кого ты меня принимаешь, девочка?

– Ушли же все остальные.

– Трусы, подлецы, идиоты, – гневно разразился Минченко.

– Они поступили по аварийной инструкции, как положено при аварии, – сказал Лео. – Почему вы не подчинились?

– Потому, что вся эта затея дурно пахнет. Разгерметизация сразу всего поселка – это же невозможно. Нужна целая цепь аварий, чтоб такое случилось.

– И все же такие аварии случаются. Знаю по опыту. Они, собственно, моя специальность, – сказал Лео.

– Точно, точно, – пробурчал Минченко, закрывая глаза. – И этот паразит Ван Атта представил вас как своего любимого инженера! Откровенно говоря, я долго считал, что вы его… гм, – он немного смутился, – что вы его помощник. И эта авария так подозрительно похожа на дело рук Ван Атты – сейчас она ему очень удобна. Зная его, я сразу подумал об этом.

– Спасибо, – буркнул Лео.

– Я знал Ван Атту, а вас – нет, – Минченко подумал и добавил тише. – Я и до сих пор не знаю. Вы-то сами поняли, что вы делаете?

– А разве это не видно?

– Нет, наверное, до конца не поняли. О, конечно, вы можете продержаться в поселке, отрезанные от Родэо, несколько месяцев, может быть, даже лет, отбивая атаки. Ну, а потом? Здесь общественное мнение отсутствует, никто не придет вас спасать, никто за вас не заступится. Вы попались, Граф. Вы не предусмотрели никакой возможности получить помощь.

– А мы не просим помощи. Квадди сами будут спасать себя.

– Как? – В голосе Минченко звучала насмешка, хотя в глазах мелькнул живой интерес.

– Поселок совершит прыжок в гиперпространство. И потом продолжит движение.

– Ого…

Даже Минченко на время замолчал.

Лео порылся в своем рабочем комбинезоне и достал нужный инструмент. Он направил дуло лазерного сварочного пистолета прямо в живот Минченко. Такое он не мог поручить никому.

– А вы, – сказал он жестко, – отправитесь на станцию Пересадки ко всем остальным. Пошли!

Минченко и глазом не моргнул, а лишь усмехнулся с очень довольным видом:

– Не делайте глупостей, Граф. Я знаю, они перехитрили этого дурака Кэрри, так что среди квадди сейчас не меньше пятнадцати беременных. Не считая незарегистрированных. Количество экспериментирующих в этой области явно увеличивается. Это видно по тому, что презервативов в незапертом ящике у меня в кабинете становится все меньше и меньше.

Кара виновато вздрогнула, и Минченко добавил, обращаясь к ней:

– Ты думаешь, зачем я показал их тебе, дорогая?

– Будь что будет, Граф, – он упрямо взглянул на Лео, – но если вы меня выкинете, что вы будете делать, когда одна из них начнет рожать в случае с предлежанием плаценты? Или с последующим выпадением матки? Или с любым другим осложнением, требующим более квалифицированной медицинской помощи, чем перевязка?

– Да… Но…

Лео был ошеломлен. Он не знал, что такое предлежание, но почему-то ему казалось, что это нечто более серьезное, чем заусенцы или насморк. Но точное объяснение термина не облегчит зловещего беспокойства, которое он вызывал. Может такое случиться, учитывая изменения в анатомии квадди? Выбора нет. Остаться здесь означает смерть для каждого квадди. Уйти – шанс, хотя и не гарантированный, остаться в живых.

– Вы нуждаетесь во мне, – настаивал Минченко.

– А вы… а вам… – язык Лео заплетался.

– Я вам нужен. Вы не можете выбросить меня. – Минченко с презрением глянул на лазерный пистолет.

– Хорошо, но я же, – Лео запнулся, – я не хочу похищать вас.

– А кто вас просит об этом?

– Вы, очевидно… – он прочистил горло. – Мне кажется, вы не все понимаете. Мы уходим с поселком и не вернемся никогда! Мы улетим как можно дальше за пределы обитаемого мира. У нас билет в один конец.

– Очень рад это слышать. Сначала я думал, что вы затеяли какую-то глупость.

Чувства Лео смешались, в них было и подозрение, и ревность, и что-то еще. И вдруг его захлестнуло нетерпеливое ожидание – какое было бы счастье разделить с кем-нибудь ответственность, не быть одиноким…

– Вы уверены?

– Это же мои квадди! – Минченко развел руки, сжал их. – Дэрила Кая и мои. Вы и наполовину не представляете, какую работу мы проделали. Хорошую работу – мы получили этих людей. Они прекрасно адаптированы к окружающей их среде. Здесь они во всем имеют преимущество перед нами. Тридцать пять лет работы! Разве я могу допустить, чтобы кто-то совершенно чужой повлек их через галактики к Бог знает какой судьбе? Кроме того, компания собирается отправить меня на пенсию в следующем году.

– Но вы потеряете вашу пенсию. Может быть, вашу свободу, возможно – вашу жизнь.

Минченко фыркнул:

– Мне немного осталось.

«Нельзя, – подумал Лео. – Этот ученый-биолог прожил большую жизнь. Более трех четвертей столетия копил знания. Если он погибнет, погаснет целый мир бесценного опыта. Или же…»

– А вы могли бы обучить своему искусству квадди?

Минченко провел рукой по своим седым волосам:

– Бесполезно доказывать, что это именно то, чего не можете сделать вы.

Лео оглянулся на беспокойно топчущихся квадди, слушающих, как двуногие снова решают их судьбу. Это же несправедливо…

Слова вырвались у него, прежде чем успел сообразить, что говорит:

– Ребята, что вы думаете об этом?

Квадди отвечали наперебой. В голосах слышались горячее одобрение, радость, облегчение. Авторитет доктора Минченко будет значить очень много в их путешествии в неведомое.

Неожиданно Лео вспомнил о том, как мир стал сразу чужим и неприветливым в тот день, когда умер отец. «Потому что мы здесь взрослые, автоматически не означает, что можем спасти и сохранить вас…» Впрочем, такое открытие каждый квадди сделает в свое время сам. Он глубоко вздохнул:

– Хорошо…

Как может человек почувствовать себя сразу на сто килограммов легче, если он вообще ничего не весит? Предлежание плаценты, боже!

Но Минченко вовсе не стал тут же немедленно благодарить его.

– Есть еще одно дело.

Он изобразил смиренную улыбку, которая так нелепо выглядела на его энергичном лице. «Чего же еще ему надо?» – с подозрением подумал Лео.

– Какое?

– Мадам Минченко.

– Кто?

– Моя жена. Я хочу быть с ней.

– Я не знал… что вы женаты? Где она?

– Внизу. На Родэо.

– Вот черт…

Лео захотелось изо всех сил дернуть себя за волосы; он с трудом сдержался.

– Тони тоже внизу, – напомнил стоявший рядом Прамод.

– Я знаю, знаю. И я обещал Клэр… Только как это сделать…

Минченко ожидал с видом отнюдь не просителя, но его глаза были полны немой мольбы, что растрогало Лео.

– Мы постараемся. Мы постараемся. Это все, что я могу обещать.

Минченко с достоинством кивнул.

– А как отнесется ко всему этому мадам Минченко?

– Она ненавидит Родэо уже двадцать пять лет. Она с удовольствием покинет эту планету.

Минченко не прибавил вслух «я надеюсь», но Лео явно это услышал.

– Хорошо, мы сразу же возьмемся за эту проблему и сделаем все, что нужно…

Лео с грустью подумал, сможет ли он когда-нибудь окончательно и бесповоротно избавиться от всех навалившихся забот, потом вздохнул и увел всю свою команду из раздевалки.


Клэр летела по коридорам, и все встречали ее радостными улыбками и рукопожатиями. Она терпеливо останавливалась, улыбалась в ответ, а сердце ее пело от предвкушения встречи с Энди. В дверях гимнастического зала толпились квадди, и ей пришлось сдерживаться, чтобы не начать проталкиваться напролом. Подружка по общей спальне, одетая в розовую рубашку и шорты ясельной нянечки, заметила Клэр и, с улыбкой протянув ей руку, втащила внутрь.

– Я ждала тебя. Самые маленькие там, дальше.

И они понеслись напрямик.

Мама Нилла была почти невидима в целой куче возбужденных, болтающих, плачущих пятилеток. Клэр пожалела, что их нельзя предупредить о великих переменах, уготованных им. «Малыши не имеют право голоса».

Энди, привязанный к маме Нилле, безутешно плакал. Она пыталась успокоить его, предлагая ему тюбик с искусственным питанием, который держала в одной руке, а другой в это же время прикладывала запачканный кровью марлевый тампон ко лбу плачущего пятилетнего малыша. Еще два или три жались к ее ногам, ища утешения, а словами она наставляла шестого, старающегося помочь седьмому – тот разорвал слишком сильно пакет с протеиновыми чипсами, которые теперь стайкой плавали в воздухе. Но несмотря на все эти перипетии, ее обычный медлительный говор только чуть-чуть ускорился. Наконец она увидела подлетающих подруг.

– О Боже, Клэр!

– Энди!

Он быстро повернул к ней головку и сразу же оттолкнулся и поплыл, смешно загребая воздух всеми четырьмя ручками. Поводок задержал его, и Энди возмущенно заревел. Мальчишка со ссадиной на лбу, будто из солидарности, тоже заплакал громче. Не выдержала и Клэр.

– Клэр, милая, прости, – сказала мама Нилла, сжимая Энди. – Я не могу отдать его тебе. За это мистер Ван Атта меня выгонит, не обращая внимания на мой двадцатилетний стаж. Бог знает, кого они сюда возьмут, кому я могла бы доверить…

Энди прервал ее, снова рванувшись к Клэр. Он ударил по тюбику с едой, и выскочившие капли питательной смеси полетели во все стороны, дополняя картину всеобщего хаоса.

Клэр протянула руки.

– Не могу, правда, не могу. Ах, черт! Да что ж это такое? Ну на, возьми его, Клэр!

Первый раз в своей жизни Клэр услышала, как мама Нилла ругается. Это было просто невероятно!

Энди, всхлипывая, прижался к Клэр, его ручки начали привычно искать грудь. Бедное дитя! Это было бесполезно. Ей же было довольно того, что она держала сына на руках. Уткнувшись носом в его редкие волосики, она наслаждалась его чистым детским запахом, изящно вылепленными ушками, прозрачной кожицей, длинными ресницами – каждой частичкой его дрожащего тельца. Счастливая, она вытерла ему нос краем своей голубой рубашки.

– Это Клэр, она настоящая мама, – серьезно просвещал другого один из пятилеток.

Клэр улыбнулась детям, уставившимся на нее, и они рассмеялись. Еще один семилетний малыш из соседней группы висел рядом, с интересом рассматривая Энди.

Ссадина на лбу маленького квадди перестала кровоточить, и мама Нилла повернулась к Клэр.

– Ты случайно не знаешь, где мистер Ван Атта? – спросила она с беспокойством.

– Уехал, – сказала Клэр весело. – Уехал навсегда. Мы побеждаем!

Но мама Нилла так ничего и не поняла и сказала:

– Клэр, они тебе не позволят…

– У нас есть защита. – Она весело кивнула на другой конец зала, где только что появился Лео в своем красном комбинезоне. С ним был доктор Минченко. «Что же он делает здесь? Разве не все нижние оставили поселок?» – Клэр заволновалась и только сейчас удивилась, что мама Нилла была тоже здесь.

– А почему ты не пошла в убежище?

– Глупости. Зачем это мне? Доктор Минченко! Сюда! – Она помахала ему рукой. Пока мужчины пробирались вдоль зала, держась за ремни, мама Нилла прижимала к себе травмированного мальчика.

– Тут у меня малыш, которому нужен био-клей. Что там происходит? Можно уже перевести их в ясли? Это не опасно?

– Нет, не опасно, – ответил Лео, – но вы пойдете не с ними, а со мной, миссис Вилланова.

– Никому я не отдам моих малышей, пока не придет моя сменная. И куда все подевались? Даже заведующая исчезла.

– Вы получили указания от доктора Еи? – спросил Лео нахмурившись.

– Ничего я не получала.

– Они приберегли лучших до самого последнего времени, по определенным причинам, – сердито сказал Минченко и обратился к маме Нилле: – Лиз, «Галак-Тэк» покончила с проектом Кая, даже не посоветовавшись со мной. Я писал протесты, а Граф оказался хитрее. Тут такие события развернулись! Ван Атта и всех остальных сплавили отсюда. Теперь поселок – самостоятельная колония, и нам нужно удирать от «Галак-Тэк». Граф надеется увести нас очень далеко. Я хочу верить, что он это сделает.

– Так это вы устроили всю эту суматоху? – Мама Нилла посмотрела на Лео, посмотрела вокруг, явно ошарашенная. Еще две ясельные мамы подлетели и слушали в замешательстве. – Я думала, Клэр просто так болтает. Значит, «Галак-Тэк» не отдает вам поселок, раз нужно удирать?

– Нет, миссис Вилланова, – стал терпеливо объяснять Лео, – мы его крадем. И я не хочу втягивать вас в такое противозаконное дело. Поэтому, прошу вас, идемте со мной в спасательный модуль, который мы приготовили.

Мама Нилла огляделась. Несколько самых младших групп уже улетали под присмотром квадди.

– А кто же будет с ними, с моими маленькими?

– Только квадди.

– Но они сами еще дети, и не смогут управиться с малышами.

– Боюсь, что им придется научиться, – сказал Лео.

– Нет, нет! Вы не понимаете, как трудно работать с малышами!

– Конечно, не понимает, – подтвердил доктор Минченко и задумчиво потер пальцами подбородок.

– У нас нет выбора, – сказал Лео сквозь зубы. – Ну-ка, ребята, отпустите миссис Вилланову, – обратился он к квадди, вцепившимся в нее, – она уходит.

– Нет, – сказал один, обвившись вокруг ее левого колена. – Она обещала почитать нам сказку после завтрака.

Малыш с ранкой на лбу снова заплакал. Еще один дергал ее за левый рукав и громко шептал:

– Мама Нилла, мне нужно в туалет!

Лео пригладил руками волосы:

– Мне некогда уговаривать вас, леди. Я сейчас ухожу, и вы все должны пойти со мной, – сказал он нетерпеливо.

Глаза мамы Ниллы сверкнули. Она протянула к нему левую руку, за которую уцепилась малышка-квадди. Ее голубые глазки испуганно поглядывали на Лео из-под сильной руки мамы Ниллы.

– Тогда вы сами поведете сейчас эту девочку в ванную!

Малышка и Лео уставились друг на друга с одинаковым ужасом.

– Конечно, нет, – заволновался инженер; он огляделся вокруг. – Это может сделать кто-нибудь из квадди, Клэр?..

Именно этот момент выбрал Энди, чтобы после хищного расследования, как маленькая барракуда, бурно возмутиться из-за отсутствия долгожданного молока в материнской груди. Клэр тщетно пыталась успокоить его, поглаживая по спинке; ей самой впору было заплакать.

Тут миролюбиво вмешался доктор Минченко:

– Не знаю, Лиз, сможешь ли ты остаться с нами. Ведь дороги назад не будет.

– С нами? – Мама Нилла пытливо глянула на него. – Вы сказали – с нами? Так вы остаетесь здесь?

– Остаюсь.

– Тогда все в порядке.

– Но вы не сможете, – начал Лео.

– Граф, – спросил доктор Минченко, – а после вашего маленького представления с разгерметизацией, могут ли леди быть уверены, что здесь всегда будет чем дышать, если они останутся со своими подопечными квадди?

– Это не повторится, – сказал Лео.

– Я даже не подумала об этом! – Одна няня, как видно, только теперь испугалась.

– А я подумала, – возразила другая и сердито глянула на Лео.

– А я знала, что в гимнастический зал должен подаваться воздух, – как обычно, спокойно и нараспев проговорила мама Нилла. – На учениях всегда наше отделение приходило сюда.

– Я не могу остаться с вами. Мой муж работает внизу! – расстроилась другая няня.

– Никто и не держит вас! – Лео повысил голос; он опять разволновался.

Другая, не обращая на него внимания, добавила:

– Мне очень, очень жаль, Лиз, но я тоже не могу. Это уж слишком!

– Да, точно.

Лео потянулся было к карману, но тут же убрал руку и начал подгонять их широким жестом.

– Все правильно, девочки. Я вас понимаю, – успокаивала их мама Нилла. – Я останусь здесь и буду держать позиции. Меня, старушку, никто не ждет внизу.

Она засмеялась несколько принужденно.

– Тогда ты займешься отделением, – серьезно сказал Минченко. – Ты справишься. Если будет трудно, приходи ко мне.

Она степенно кивнула. Казалось, бесчисленные сложные задачи, вставшие перед ней, уже поглотили ее.

Доктор Минченко занялся малышом со ссадиной на лбу, а Лео заторопил женщин:

– Пойдемте, пойдемте. Мне еще нужно освободить холодильник для овощей.

– Тут такие дела, а ему срочно холодильник понадобился! Сумасшествие какое-то… – заворчала потихоньку мама Нилла.

– Мама Нилла, ой, мне очень надо!

Девчушка затеребила ее комбинезон всеми четырьмя ручками, и мама Нилла срочно отплыла, как большой буксир с маленькими грузиками вокруг.

Энди все еще судорожно всхлипывал. Неспособная накормить сына своим молоком, Клэр протянула ему тюбик искусственной смеси, но Энди опять отбросил его. Когда Клэр бросилась, чтобы поймать тюбик, малыш испуганно ухватился за нее и так закричал, что даже некоторые детишки закрыли уши руками.

Доктор Минченко подлетел к ним и ласково погладил Энди:

– Разве так нужно встречать маму, паренек?

– У меня больше нет молока, – объяснила Клэр.

– Пойдемте-ка со мной в лазарет, – сказал доктор с улыбкой. – Пожалуй, я помогу тебе справиться с этим несчастьем. Но, может, ты хочешь отнять его от груди? Правда, я не рекомендовал бы сейчас.

– О доктор, пожалуйста! – взмолилась Клэр с надеждой в глазах.

– Дня через два все наладится. Немножко потерпи. Это называется отставанием обратной биосвязи, вот так-то. К сожалению, я не мог осмотреть вас обоих после возвращения из отпуска…

Клэр с благодарностями полетела вслед за ним. Даже Энди сразу перестал плакать.


«Прамод не шутил, когда говорил о зажимах», – подумал Лео, со вздохом глядя на груду оплавленного металла. Толстыми пальцами в перчатках космического скафандра он медленно и неуклюже работал на клавиатуре плававшего рядом с ним компьютера. Перед ним была канализационная труба. Это не самая красивая часть хозяйства, но малейшая ошибка здесь может привести к несчастью не меньшему, чем ошибка в любом другом месте. Он взглянул на Бобби и Прамода, которые были рядом с ним в таких же серебристых скафандрах. Еще пять бригад работали в разных местах на поверхности поселка, и поблизости наготове стоял буксир. Позади вращалась залитая солнцем Родэо. Да, пожалуй, они самые дорогие сантехники в этой галактике! Масса различных специально промаркированных труб и трубочек соединяла между собой все модули. Это была жизненно важная система. Она была закрыта сверху кожухами для защиты от повреждения космической пылью и других опасностей.

Сейчас нужно было перестроить поселок, расположить модули длинными однородными связками, хорошо сбалансированными, чтобы они могли выдержать хотя бы те сравнительно небольшие нагрузки при необходимых поворотах и ускорении, которые рассчитал Лео. «Все равно, что управлять группой гиппопотамов в упряжке», – без оптимизма подумалось ему.

При перестановке модулей неизбежно приходилось перестраивать и все соединения, а этих соединений была тьма-тьмущая.

Углом глаза Лео уловил какое-то движение. Прамод тоже повернул голову.

– Вон они полетели, – заметил он. В его голосе смешались триумф и сожаление.

Жилой отсек с последними нижними на борту уходил от них в безмолвную пустоту. Еще некоторое время виднелись проблески сигнального огня, потом и они скрылись за изгибом Родэо. Среди квадди теперь остались только он, доктор Минченко, мама Нилла и один молодой бригадир. Когда его извлекали из трубопровода, где он забаррикадировался во время объявленной аварии, он размахивал гаечным ключом и казался слегка помешанным. Он объявил о своей неистовой любви к девушке из группы сварщиков и отказался уходить наотрез. Лео решил, что, может быть, он образумится к тому времени, как они попадут на Ориент IV, и там его можно высадить. Теперь же его можно было хоть застрелить – ни на какие уговоры он не поддавался. Лео отправил его работать.

Время. Секунды, казалось, ползали как мухи по его телу под скафандром. Последняя группа отставших сотрудников скоро соединится с ошалевшими людьми первой партии. Конечно, вскоре после этого «Галак-Тэк» попытается их захватить. Инженер хорошо знал тысячи уязвимых точек поселка. У них только один путь к свободе – убраться как можно быстрее.

«Спокойствие, как у флегматика, – напомнил себе Лео, – вот ключ, чтобы выбраться отсюда живыми. Помни об этом». Он снова вернулся к работе, которую нужно делать сейчас.

– Все правильно, Бобби, Прамод, так и сделаем. Нужно ставить аварийные клапаны с обоих концов. Мы объездим даже это чудовище…


Глава 11 | В свободном падении | Глава 13