home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Чтобы успокоиться, Лео чуть помедлил перед герметической дверью в лазарет поселка. Когда вызов Прамода позволил ему уйти с допроса Сильвер, он обрадовался, но потом ему стало мучительно стыдно. Неполадка, возникшая у сварщиков – падение уровня мощности электронного луча – была вскоре устранена; причиной ее оказалось загрязнение поверхности катода молекулами посторонних газов. Работа на некоторое время отвлекла Лео, но после окончания парадного шоу стыд снова охватил его.

«Ну что ты можешь сделать для нее в этот поздний час? – успокаивал он себя. – Заверить ее в своем сочувствии, а самому выйти сухим из воды? Хороша поддержка!» Тряхнув головой, он нажал на кнопку замка и, не отметившись, молча прошел мимо дежурного пульта. Сильвер поместили в отдельном боксе – клиновидном сегменте в самом конце модуля, чтобы не так сильно были слышны крики и плач. Он заглянул в окошечко двери. Сильвер была одна, она тихо плавала в спальном уголке. Лицо ее, зеленоватое в свете ночника, было влажным, глаза потеряли голубизну и сделались какими-то свинцово-тусклыми. В руке она комкала неиспользованный бумажный пакет.

Лео посмотрел вдоль коридора, чтобы убедиться, что за ним не наблюдают, судорожно проглотил застрявший в горле комок и проскользнул внутрь.

– Как ты, Сильвер? – спросил он беспомощно, кляня себя за никчемность произносимых слов.

Она непонимающе уставилась на него, потом взгляд ее просветлел:

– О, Лео! Я, кажется, немного заснула. Такие смешные сны… Я чувствую себя все еще плохо. – Действие лекарства проходило. Ее голос, монотонный как и во время допроса, был еще слаб, но постепенно становился более твердым и сознательным. Она вздрогнула от отвращения и добавила: – От этой штуки меня тошнит. А раньше я держалась, меня никогда не тошнило. Это меня доконало.

Лео знал, что в невесомости, в замкнутом мире квадди, рвота считается ужасным проступком.

Сильвер покачала головой. Серебристые волосы, раньше ореолом окружавшие ее головку, слиплись сосульками, губы побледнели.

– Я должна была… Я думала, что смогу… Красный Ниндзя никогда не выдал бы тайну врагам, а они давали ему наркотики и пытали!

– Кто, кто? – обескураженно переспросил Лео.

Сильвер всхлипнула и жалобно пробормотала:

– Они узнали о наших книжках. Теперь они их найдут… – В глазах Сильвер стояли слезы. Она взглянула на Лео, взмахнула ресницами, и две или три слезинки, сверкая, сорвались с них и поплыли по воздуху. – А теперь мистер Ван Атта считает, что Ти должен был знать, что Тони и Клэр спрятались на его шатле, что это был сговор и он прикажет уволить пилота. А если Тони и Клэр найдут там, внизу, я не знаю, что они сделают с ними. Таким сердитым я его еще никогда не видела.

Сведенные челюсти превратили улыбку Лео в гримасу, но он все же старался говорить спокойно.

– Но ведь ты даже под действием лекарства сказала им, что Ти ничего не знал.

– Он не поверил. Сказал, что я вру.

– Но это же полная бессмыслица… – начал Лео и остановился. – Нет. Ты права. Ему плевать на логику. Боже, что за осел.

Сильвер, пораженная, открыла рот:

– Вы говорите о… мистере Ван Атта?

– Да, о нем. Неужели ты была рядом с человеком почти одиннадцать месяцев и не разобралась в нем?

– Я думала, что это я… Что со мной что-то не в порядке. – Голос Сильвер был все еще слаб, но глаза ее оживали. Она преодолела свою слабость настолько, что могла внимательно слушать Лео.

Он вспомнил лекцию доктора Еи о «руководящем значении и твердости авторитета».

– Ладно, все это пустяки. С тобой было все в порядке, Сильвер.

– Вы его не боитесь?

Ее взгляд казался вполне осмысленным, а тон, которым она это сказала, показывал, что Сильвер неожиданно сделала замечательное открытие.

– Я? Боюсь? Брюса Ван Атта? – Лео фыркнул. – Нисколько.

– Когда он прибыл сюда и занял место доктора Кая, я думала… думала, что он будет, как доктор Кай.

– Есть старое правило большого пальца, которое гласит, что люди стремятся возвыситься до уровня, где они уже некомпетентны. Я, как мне кажется, до этого уровня до сих пор не поднялся. Думаю, так же обстояло дело с доктором Каем. Но Ван Атта не такой.

«Разрушаю все основы теории доктора Еи», – подумал он.

– Тони и Клэр никогда бы не попытались бежать, если бы доктор Кай по-прежнему был с нами. Мне показалось, вы хотели сказать, что это случилось по вине мистера Ван Атты?

Лео невольно поежился, пораженный тайными подозрениями, в которых он до сих пор окончательно не признавался даже самому себе.

– Ваше… ваше рабское положение, – «несправедливо и совершенно нетерпимо», – подумал он и продолжил: – может привести ко всяким злоупотреблениям и обидам. И только беззаветная преданность и заботы доктора Кая охраняли вас от этого.

– Он был нам как отец, – грустно подтвердила Сильвер.

– Но неизбежно, рано или поздно, кто-то начал бы вас эксплуатировать. Если не Ван Атта, то кто-нибудь из его подчиненных. Кто-то… – Лео в свое время прочел много книг по истории, – намного хуже.

Сильвер задумалась: похоже она пыталась вообразить что-то худшее, чем Ван Атта, и не могла. Грустно покачав головой, она подняла лицо к Лео. Ее глаза были подобны утренним цветам, встречающим солнце. Встреча состоялась и расцвела улыбка.

– Что теперь будет с Тони и Клэр? Я пыталась не пустить их, но они уговорили меня. Им было так плохо, но теперь, наверно, еще хуже.

Лео попытался развеять ее опасения самым сердечным тоном, сознавая, что сам в это не верит.

– Ничего страшного не будет, Сильвер. Не бойся проклятий Брюса. В действительности он не много может сделать. Они слишком дорого стоят «Галак-Тэк». Ван Атта только будет кричать на них, и его, без сомнения, можно понять. Я сам готов накричать на них. Они не могут уйти далеко, охрана поймает их внизу, и им прочитают хорошую лекцию об их юных жизнях. А через несколько недель все забудется. Останется только урок, – Лео запнулся. «Какой же урок они вынесут из своего поражения?» – урок для всех.

– Вы рассуждаете так, будто ругань и крики на вас не действуют.

– Это приходит с годами. Когда-нибудь ты тоже почувствуешь это.

«Но является ли это силой – этот особый иммунитет? – Лео неожиданно потерял уверенность. – У него вообще не было силы, о которой стоило бы говорить, за исключением силы строителя реальных вещей. Знания как сила. Но кто же тогда имеет силу над ним?» Логическая цепь запуталась, и Лео поспешил бросить эти рассуждения. Они были так же непродуктивны, как и философские занятия в колледже.

– Сейчас я этого не чувствую, – сказала Сильвер.

– Видишь ли… вот что я скажу. Если тебе уже лучше, я… отправлюсь вниз – туда, куда упрячут этих детей. Может, я смогу что-нибудь сделать для них. Может, помочь…

– О, правда? Сможете? Как вы помогали мне?

Лео хотелось откусить себе язык.

– Ну да. Что-нибудь вроде этого.

– Вы не боитесь мистера Ван Атту. Вы можете пойти против него. – Она рассеянно показала на свои нижние руки. – А я не могу. Я никуда не гожусь. Спасибо вам, Лео.

На ее лице даже появился слабый румянец.

– Что ж, правильно. Я лучше пойду. Может, мне удастся захватить шатл, идущий вниз в Порт Три. Они будут здесь живыми и здоровыми к завтраку. Раз такое дело, не пожалеет же «Галак-Тэк» денег на лишний спецрейс шатла.

Сильвер даже улыбнулась, слушая его. Но когда он направился к двери, ее абсолютно трезвый голос остановил его:

– Лео, а что же нам делать, если… если здесь окажется кто-нибудь похуже Ван Атты?

«Переходи мост, раз уж ты подошел к нему», – хотел сказать Лео, но это была бы еще одна банальность, и он промолчал. Затем улыбнулся, кивнул головой и удалился.


Товарный склад напомнил Клэр о кристаллической решетке соли или других минералов. Везде были прямые углы, по всем направлениям – огромные решетчатые полки до потолка, выстроившиеся бесконечными рядами, и узкие проходы между ними. Закрыт обзор и негде летать.

Здесь вообще не могло быть и речи о полетах. Она почувствовала себя молекулой воды, втянутой в щель кристаллической решетки, как в ловушку. В памяти всплывали изогнутые стены Поселка, уютные, как обнимающие руки.

Сейчас они теснились в одном из немногих пустых отделений огромного стеллажа, размером около двух метров в длину и ширину. Тони настоял на том, чтобы взобраться на третий ярус и быть выше уровня глаз, если случайно кто-нибудь из нижних будет идти по коридору на своих длинных ногах. Взобраться по лестницам, установленным через равные интервалы вдоль полок, оказалось легче, чем ползти по полу бесконечных крытых путей и коридоров, которые соединяли все рабочие помещения на Родэо. Большой проблемой было втащить наверх мешок с вещами. Так нужна веревка, чтоб взобраться наверх самому, а потом подтягивать мешок.

Клэр совсем пала духом, но не показывала этого. Энди все-таки нашел возможность передвигаться по полке толчками, преодолевая силу тяжести и мыча от усилий. Хотя ему удавалось одолеть только несколько сантиметров за раз, Клэр представила себе ужасную картину, как он срывается и падает через край полки. Она стала бояться края.

Зажужжал вилочный робот-погрузчик. Клэр похолодела, перебираясь вглубь укрытия, прижав Энди к себе и схватив Тони за руку. Жужжание стихло вдали, и они снова вздохнули свободно.

– Отдыхай, – прохрипел Тони, – отдыхай…

Он часто дышал, но, видимо, усилием воли пытался следовать собственному совету. Клэр озабоченно вглядывалась в дальний конец коридора, где робот-погрузчик вынимал с полок пластиковые коробки.

– Сможем ли мы поесть сейчас?

За последние три часа она несколько раз кормила Энди, чтобы тот не плакал, и была совершенно истощена. Живот ее втянулся, а горло пересохло.

– Конечно, – сказал Тони и достал из мешка две коробки с едой, – а потом нам лучше постараться пробраться назад в ангар.

– Может быть, мы отдохнем здесь хоть немного?

– Нет. Чем дольше мы здесь пробудем, тем больше у них шансов найти нас. Если мы не сможем в ближайшее время попасть на шатл, идущий на станцию Пересадки, они могут начать обыскивать все отходящие скачковые корабли, и тогда нам не удастся улететь.

Энди пискнул и забулькал. Разнеслись знакомые запахи.

– Дорогой, достань, пожалуйста, пеленку.

– Опять? Это уже в четвертый раз с тех пор, как мы улетели из поселка.

– Мне кажется, я взяла мало пеленок, – озабоченно сказала Клэр, когда Тони протянул ей гигроскопическую бумагу и пластик.

– Половина нашего багажа – пеленки. Нельзя ли ему немножко дольше потерпеть?

– Боюсь, что у него начинается понос. Если это продлится, то начнется раздражение кожи. Все покраснеет, даже может начать кровоточить, разовьется инфекция и тогда он будет вопить и плакать при каждой попытке дотронуться до него, чтобы подмыть. И очень громко! – подчеркнула она.

Пальцы нижней правой руки Тони барабанили по полке, он вздыхал, переживая неудачу. Клэр туго свернула использованную пеленку и собралась положить ее назад в мешок.

– Разве обязательно носить это с собой? Ведь все в мешке пропитается этим запахом. К тому же мешок и так тяжелый.

– Но я нигде не видела мусоропровода. Что же мне с ней делать?

На лице Тони отразилась внутренняя борьба. Наконец он решился:

– Просто положи ее на полку. Здесь она не вылетит в коридор и не попадет в вентиляцию.

Клэр даже задохнулась от такой ужасной революционной идеи. Тони поспешно, пока у него самого не сдали нервы, собрал четыре маленьких комка и засунул их в дальний угол. Он виновато улыбнулся. Клэр смотрела на него с тоской. Да, ситуация была экстраординарной, но что, если Тони начнет вести себя как преступник? Вернется ли он к своим прежним привычкам, когда они доберутся туда, куда хотят попасть?

Если они туда доберутся… Клэр представила, как их преследователи находят грязные пеленки и устремляются по следу. Как в истории с лепестками цветка, которые уронила героиня одной из книг Сильвер…

– Если у Энди все в порядке, – сказал Тони, посмотрев на сына, – давай-ка лучше пойдем назад к ангару. Эти нижние, наверное, уже ушли оттуда.

– Почему мы должны идти к шатлу сейчас? Как мы узнаем, может, он летит назад в поселок, или возьмет груз, чтобы разгрузиться в вакууме? Если они откроют грузовой отсек в космосе, а мы будем там…

– Я не знаю. – Тони сжал губы и покачал головой. – Но Лео говорит, секрет решения большой проблемы в том, что ее нужно разделить на мелкие части и решать их одну за другой по порядку. Давай сначала проберемся назад в ангар и посмотрим, есть ли там вообще какой-нибудь шатл. Я не могу так просто здесь сидеть.

Клэр кивнула. «Не одного Энди мучают естественные потребности», – подумала она грустно.

– Тони, как ты думаешь, попадется нам туалет где-нибудь на обратном пути? Мне нужно.

– Мне тоже. А когда мы шли сюда, ты не заметила?

– Нет.

Тогда она ни о чем не думала. Это было путешествие, как в ночном кошмаре. Ползком по полу убегали они от быстроногих нижних, и она прижимала к себе Энди в страхе, что он закричит. Клэр не могла восстановить в памяти путь, по которому они двигались, когда пришлось уйти из первого убежища из-за рабочих, начавших грузить оборудование в шатл.

– Там должно что-нибудь быть, ведь там работают люди, – убежденно сказал Тони.

– Но не здесь, – грустно сказала Клэр, глядя на сплошные полки напротив, – здесь только роботы.

– Ну, тогда назад, к ангару. Послушай, – его голос зазвучал совсем робко, – ты случайно не знаешь, на что похожи туалеты в условиях гравитации? Как они устроены? Ведь воздушный отсос, наверное, не преодолевает силы тяжести.

В одном из контрабандных исторических видеофильмов Сильвер была сцена с уборной, но Клэр подозревала, что там показывали устаревшую технологию.

– Кажется, они как-то применяют там воду.

Тони сморщил нос, стряхнул с себя сомнения.

– Разберемся. Плохо только…

Он как-то задумчиво глянул на маленький комок пеленок в углу.

– Нет! – возмущенно вскрикнула Клэр. – Или давай хотя бы сначала постараемся найти туалет.

Послышалось отдаленное ритмичное постукивание; оно стало приближаться. Тони, собравшийся было вскарабкаться на лестницу, вернулся в укрытие. Он приложил палец к губам, на лице его было отчаяние. Они сжались в углу. Тут захныкал Энди. Клэр поскорее сунула грудь ему в рот, но ребенок был сыт и отворачивал голову. Тогда она опустила подол рубашки и постаралась отвлечь ребенка, перебирая его пальчики. Он давно уже испачкался, как и она. Ничего удивительного – планеты сделаны из грязи. Только издалека они выглядят чистыми. Всего за две сотни километров…

Постукивание стало громче, прошло под их ячейкой, затихло.

– Это охрана компании, – прошептал Тони на ухо Клэр.

Она кивнула, затаив дыхание. Постукивание исходило от ударов башмаков, которые носили нижние, по цементному полу. Прошло несколько минут и звук опять повторился. Энди тихонько гулил. Тони осторожно высунул голову наружу, осмотрелся:

– Все в порядке. Сюда идет еще один погрузчик. Помоги мне опустить мешок, как только он пройдет мимо. Последний метр мешок будет падать, а шум погрузчика заглушит удар.

Вдвоем они подвинули мешок к краю ячейки и стали ждать. Дребезжащий робот-погрузчик приближался по коридору, на его вилке лежал огромный пластмассовый решетчатый ящик, почти таких же размеров, как и пространство между полками.

Вилочный погрузчик остановился под ними, погудел сам себе, повернул вилку с грузом, и она с визгом начала подниматься. В этот момент Клэр сообразила, что они спрятались в единственной пустой ячейке в этом ряду.

– Это сюда! Нас раздавит!

– Выходи! Выходи на лестницу! – завопил Тони.

Вместо этого, она бросилась назад, чтобы схватить Энди, которого оставила у дальней стены, подальше от пугающего ее края, когда помогала Тони двигать мешок. Клеть заслонила отверстие, в камере стало темно. Тони едва успел протиснуться к лестнице, когда клеть начала опускаться.

– Клэр! – закричал Тони. – Клэр! Нет! Безмозглый робот, да остановись же ты!

Он стучал по боку огромной пластмассовой клети и кричал, но робот не реагировал, продолжая заталкивать груз на полку вместе с их мешком. По бокам и вверху над клетью зазор оставался всего в несколько сантиметров. Клэр отступала, крик застрял у нее в горле. Назад, назад. Спина прилипла к холодному металлу стенки. Она распласталась по ней, как только могла, стоя на нижних руках, держа Энди в верхних. Он душераздирающе кричал, заразившись ее страхом.

– Клэр! Энди! – Тони в ужасе вопил с лестницы. Из глаз его текли слезы.

Клеть уже надавила на мешок рядом с Клэр, в нем что-то слегка затрещало. В последний момент Клэр прижала Энди нижней рукой к стенке, а верхними уперлась в клеть. Может быть, ее раздавленное тело удержит клеть и спасет Энди?

Механизм робота заскрипел, и вдруг клеть стала двигаться назад. Клэр поняла, что ее спас мешок. Она молча попросила прощения у него за все проклятия, которыми они с Тони осыпали его.

Сбитый с толку робот-погрузчик, стуча передачами, вытаскивал клеть, но она перекосилась из-за сопротивления мешка, зацепилась за боковую стенку и все больше и больше поворачивалась в сторону, соскальзывая с вилки погрузчика.

Клэр смотрела, открыв рот, и видела, как клеть наклонилась и упала на бетон. Удар был оглушительным, по складу прокатилось эхо. Клэр никогда не слыхала такого грохота. Падая, клеть опрокинула вилочный погрузчик на бок и теперь его колеса беспомощно крутились в воздухе.

Ящик разбился и его содержимое рассыпалось. Сотни круглых металлических покрышек для колес раскатились во все стороны по проходу, подпрыгивая и звеня, как цимбалы. Немного покружившись, они постепенно успокоились, но в ушах Клэр еще долго стоял звон.

– Клэр! – Тони ворвался назад в ячейку и обнял ее и Энди всеми руками, будто хотел больше никогда не отпускать их. – О, Клэр… – Его голос прервался и он спрятал лицо в ее мягких коротких волосах.

Клэр посмотрела поверх его плеча на разгром, который они учинили. Перевернутый погрузчик непрерывно сигналил, как будто кричало раненое животное.

– Тони, нам лучше убраться отсюда, – сказала она тихо.

– Я думал, ты идешь следом за мной на лестницу. Сразу за мной.

– Но мне же нужно было взять Энди.

– Да. Ты спасла его, тогда как я спасал себя. О, Клэр! Я ведь не хотел оставить вас там…

– Я знаю, Тони.

– Но я прыгнул…

– Было бы просто глупо не прыгнуть. Давай поговорим об этом потом. Я думаю, нам нужно поскорее уйти отсюда.

– Да, конечно. А мешок?

Клэр не хотелось возиться с багажом, хотя… Как далеко они могут добраться без него? Они притащили мешок и положили на самом краю полки.

– Держи его здесь, а я повисну на лестнице, и мы сможем спустить его, – начал Тони, но Клэр безжалостно столкнула мешок через край прямо на разбросанные покрышки.

– Не беспокойся, там уже нечему разбиваться. Пошли.

Тони кивнул и начал первым спускаться по лестнице, поддерживая одной верхней рукой Энди, которого Клэр держала в нижних руках, скользя по ступенькам всем телом. Они достигли пола и медленно, как крабы, двинулись вперед. Клэр снова почувствовала вблизи отвратительный запах пыльного холодного бетона.

Они проковыляли только несколько метров, когда Клэр услышала стук башмаков. Кто-то быстро шел, часто останавливаясь и меняя направление. После нескольких поворотов шаги направились прямо к ним.

Все, что случилось потом, произошло, как ей казалось, в одно мгновение. В проеме коридора появился человек в серой униформе. Он крикнул что-то неразборчивое, пригнулся, широко расставив ноги, и быстро поднял на уровень лица какой-то предмет, сжимая его обеими руками. Его лицо было такое же белое от страха, как и лицо Клэр. Впереди нее Тони, уронив мешок, поднялся во весь рост на нижних руках и, раскинув верхние, крикнул:

– Нет!

Нижний дернулся и отпрыгнул назад. Лицо его перекосилось, рот раскрылся, глаза выпучились. Из предмета в его руке вырвались яркие вспышки, одновременно раздался резкий треск, эхо которого разлетелось по всему огромному складу. Затем руки нижнего дернулись, странный предмет полетел в сторону. Лицо его позеленело.

Тони закричал, падая на пол и обнимая себя всеми руками.

– Тони! Тони!

Клэр подползла к нему, Энди вцепился в нее изо всех сил. Его крик, смешиваясь с криком Тони, звенел в ушах.

– Тони, что с тобой?

Она не видела крови на его красной рубашке, пока алое пятно не расползлось по бетону. Бицепс его левой нижней руки был разорван в клочья и пульсировал.

– Тони!

Охранник подбежал к ним, судорожно дергая висящую на боку рацию. Наконец он отцепил ее и заорал в микрофон:

– Нельсон! Нельсон! Вызови медицинскую команду! Быстро! Здесь эти… Я только что застрелил одного! – Его голос срывался. – Это просто какие-то калеки!


Лео вздрогнул, завидев блики желтого света, отражающиеся от стен склада. Это медицинская бригада; да, вот их электрокар с мигающим световым сигналом стоит в широком центральном проходе. Отрывистые слова чиновника, встретившего их шатл, еще звучали у него в голове: «Найдены в складе… несчастный случай… ранен». Он ускорил шаги.

– Медленнее, Лео, – раздраженно стонал позади Ван Атта, – у меня голова кружится. Разве можно выдержать такие прыжки туда-сюда между невесомостью и притяжением! Вам-то хоть бы что, привыкли…

– Вы же слышали, что один из них ранен.

– А что вы можете сделать такое, чего не могут медики? Мне еще нужно разобраться с этими идиотами из охраны, которые…

– Встретимся там, – бросил Лео через плечо и побежал.

Склад выглядел, как поле боя: опрокинутый погрузчик, какие-то разбросанные обломки. Лео споткнулся о металлическую покрышку и отшвырнул ее ногой. Двое медиков и охранник склонились над носилками на полу, над ними, как флаг на шесте, была поднята коробка с капельницей.

Красная рубашка Тони! Это был он, распростертый на носилках. Клэр скрючилась на полу дальше по проходу, прижимая к себе Энди. Слезы катились по ее белому как маска лицу. Тони очнулся от боли, закричал.

– Ты что, не можешь дать ему что-нибудь? – спросил охранник.

– Я не знаю, что там им давали при их метаболизме, – оправдывался медик. – У него шок. А я уверен только в грелках и синергине, что же касается остального…

– Свяжитесь по срочной с доктором Уорреном Минченко, – сказал Лео, опускаясь на колени рядом с ними. – Он главврач в поселке Кая и сейчас находится здесь в месячном отпуске. Попросите его встретить вас в больнице. Он займется этим случаем.

Охранник с готовностью отцепил свою рацию и начал рыться в кодах.

– Слава Богу, – сказал фельдшер. – Наконец-то хоть один дельный совет. А вы, часом, не знаете, что ему можно дать из обезболивающего?

Лео быстро перебрал в уме все свои медицинские познания:

– Подойдет синта-морф, но уточните дозу – эти ребята весят меньше, чем кажется. Я думаю, Тони весит около сорока двух килограммов.

Говоря это, он осматривал пострадавшего квадди. Он думал увидеть следы падения – ушибы, переломы, может, даже повреждение позвоночника или черепа…

– Что же здесь произошло?

– Огнестрельная рана, – ответил медик, – в область живота, и… нет, не бедро, левая нижняя конечность. Кость не задета, но рана в живот серьезная.

– Огнестрельная рана?

Лео обернулся к охраннику, который съежился под его взглядом.

– Вы что? Я думал, у вас парализаторы, а вы… Зачем?

– Когда ваш начальник позвонил из поселка и принялся вопить о сбежавших чудовищах, я подумал… я не знал, что подумать…

Охранник сердито уставился на свои башмаки.

– Ты что, не видишь, в кого стреляешь?

– Черт возьми, я чуть не выстрелил в девушку с ребенком, – охранника передернуло. – Я ранил этого парня случайно, отводя пистолет в сторону.

– Что за шум? – задыхаясь спросил подошедший Ван Атта. Он увидел капитана. – Я же сказал, чтоб все было тихо, Баннерджи. А вы что здесь натворили – бросили бомбу?

– Он ранил Тони, – сказал Лео сквозь зубы.

– Идиот. Я велел поймать их, а не убивать. Как мне теперь скрыть все это? И какого черта ты носишь пистолет?

– Вы сказали… Я подумал… – начал охранник.

– Клянусь, я сделаю так, что тебя уволят за это. Ты что, считал, что участвуешь в полицейской свалке? Не знаю, кто соображает лучше, ты или тот дурак, который нанял тебя!

Лицо охранника из красного сделалось белым.

– Ах ты, сукин сын, это ведь из-за тебя…

Он нагнулся за пистолетом, но тут же молча опомнился, подобрал свое запрещенное оружие и спрятал его в кобуру. Разгневанный Ван Атта даже не заметил, каких трудов стоило капитану побороть желание подстрелить главу проекта…

«Кто-то должен сохранить спокойствие», – грустно подумал Лео и сказал:

– Джентльмены, я бы попросил вас приберечь взаимные обвинения до официального расследования, когда вы оба поостынете и начнете, гм… лучше соображать. Сейчас нужно позаботиться об этих перепуганных и раненых ребятах.

Два санитара подняли носилки на колеса, и покатили Тони по проходу к ожидавшей их машине. Одна из рук Клэр потянулась за ними и безнадежно упала.

Этот жест привлек внимание Ван Атты. Полный еле сдерживаемой ярости, он обнаружил наконец жертву, на которой мог отыграться безнаказанно, и повернулся к Клэр.

– Ты!

Она вздрогнула и вся сжалась.

– Ты хоть подумала, чего будет стоить ваша выходка Проекту Кая? Безответственность – вот как это называется! Это ты подговорила Тони?

Клэр отрицательно покачала головой, испуганно глядя на Ван Атту.

– Конечно, это ты придумала. Вы всегда так – парень только зазевается, и баба уже у него на шее.

– О, нет…

– И какое время выбрали! Как это вы узнали о приезде вице-президента? Вы вообразили, что я буду молчать из-за нее? Хитро, да не очень…

Лео почувствовал, как на висках забились жилки:

– Оставьте, Брюс. Довольно с нее того, что она перенесла за этот день.

– Из-за этой маленькой сучки чуть не убили вашего лучшего ученика, а вы еще заступаетесь за нее. Будьте серьезнее, Лео.

– Она измучена и напугана до полусмерти.

– Тем лучше, черт возьми. Когда я отправлю ее назад в поселок…

Ван Атта прошел мимо Лео, схватил Клэр за руку и грубо дернул вверх. Она вскрикнула и чуть не выронила Энди. Ван Атта тянул ее.

– Ты хотела погулять внизу, черт тебя побери, ну так прогуляйся назад в шатл!

Позже Лео не мог вспомнить, как он подбежал к администратору, помнил только его удивленное лицо и открытый рот. В глазах потемнело от ярости.

– Не смей ее трогать, скотина!

Удар в челюсть, подкрепивший это приказание, оказался удивительно эффективным, если учесть, что Лео впервые в жизни ударил человека. Ван Атта растянулся на бетоне.

Лео рванулся вперед. Голова его кружилась, но он был готов перестроить анатомию Ван Атты так, как не снилось даже доктору Каю.

– Оставьте его! – Охранник тронул Лео за плечо.

– Не вмешивайтесь. Я мечтал об этой минуте уже несколько недель, – огрызнулся Лео, хватая Ван Атту за воротник.

– Оставьте, сэр, сейчас не время.

– Прелестный способ разрешения производственных конфликтов, – послышался чей-то холодный голос. – Должна взять это на заметку.

Вице-президент Апмад в окружении экспертов и помощников стояла позади Лео.


Глава 4 | В свободном падении | Глава 6