home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

– Лео! – Сильвер держалась одной рукой и тихо стучала остальными тремя в дверь его спальни.

– Лео, скорее! Проснись! На помощь!

Она прижалась щекой к холодному пластику, умоляюще повторяя свои призывы. Она не смела кричать громко, боясь привлечь внимание.

Наконец дверь отворилась. Лео появился босиком, в красной футболке и шортах. Спальный мешок у дальней стены висел, как оставленный кокон. Светлые волосы Лео смешно торчали во все стороны. Помятое со сна лицо, под глазами темные круги.

– Кто здесь? Какого черта… Сильвер? – он вопросительно уставился на нее.

– Идем, идем скорее! – Сильвер, задыхаясь, схватила его за руку. – Там Клэр! Она хотела выйти наружу через воздушный шлюз. Я заблокировала механизм. Она не может открыть внешнюю дверь, а я не могу открыть внутреннюю. Она там заперта. Наш бригадир скоро вернется, и тогда я не знаю, что они с нами сделают…

– Черт… – Он выскочил в коридор, но потом вернулся, чтоб захватить сумку с инструментами.

– Ладно, пошли быстрее.

Они поспешили через лабиринт поселка, улыбаясь вынужденными бледными улыбками встречающимся квадди и нижним. Наконец знакомая дверь Гидропоники закрылась за ними.

– Что случилось? Как это произошло? – спросил Лео, когда они пробирались между трубами в дальний конец модуля.

– Они не позволили мне повидать Клэр позавчера, когда вы привезли ее. А вчера мы работали в разных бригадах. Я думаю, это было сделано намеренно. Сегодня мне удалось поменяться сменами с Тэдди. – Голос Сильвер прерывался от волнения. – Клэр сказала, что ей не разрешают навещать Энди даже в свободное от работы время. Я ушла на склад за удобрениями, а когда вернулась, затвор шлюза как раз защелкивался.

«Если бы она не оставила Клэр одну, если бы она не устроила, чтоб шатл взял их, если бы она не выдала их, одурманенная лекарством, если бы только они родились нижними или… если бы они вообще не родились…»

Воздушным шлюзом в конце гидропоники пользовались очень редко. Предполагалось, что когда-нибудь он послужит герметической дверью в следующий модуль при расширении поселка. Сильвер прижалась лицом к стеклу окошечка в двери. К ее огромному облегчению, Клэр все еще была там.

Она металась взад и вперед между двумя дверями, лицо ее было залито слезами и кровью, пальцы окровавлены. Сильвер не могла сказать, то ли она кричала, то ли задыхалась, так как из-за толстой герметической двери не доносилось ни звука. У Сильвер болезненно сжалось сердце.

Лео тоже заглянул в окошко, побледнел и начал торопливо развинчивать запорный механизм.

– Ну, ты и здорово застопорила его.

– Мне же нужно было что-то сделать, и быстро. Я его закоротила и блокировала сигнал, иначе он пошел бы на центральную систему.

– А ты не так неплохо разбираешься в технике, как можно было подумать! – Лео проворно работал руками.

– Да что ж в нем разбираться, в механизме управления воздушными затворами? Мне же не пять лет!

Она посмотрела на Лео с удивлением и даже с негодованием.

– Конечно, нет. Извини, Сильвер. Сейчас опять нужно сделать так, чтобы не пошел сигнал на центральную, когда дверь откроется.

Он все еще возился, с беспокойством поглядывая на дверь, которая дрожала от толчков изнутри.

– Как ты думаешь, не нужна ли Клэр квалифицированная медицинская помощь?

– Может, и нужна, – ответила Сильвер, – но все, что она получит, – это доктор Еи!

– Да…

Лео захватил внутри механизма две маленькие проволочки и переставил их, потом, с сомнением взглянув еще раз на дверь, нажал на стальной язычок. Дверь с шипением открылась, и Клэр выпала из тамбура.

– Дайте мне уйти, дайте мне уйти. Зачем вы не пустили меня, я не вынесу…

Она свернулась в комочек, пряча лицо. Сильвер бросилась к ней, обняла ее и прижала к себе.

– О, Клэр! Пожалуйста, не делай больше так. Подумай, что было бы с Тони, запертым в госпитале внизу, если бы ему сказали…

– К чему все это? – рыдала Клэр, уткнувшись в голубую рубашку Сильвер. – Они никогда не позволят мне увидеться с ним. Лучше бы мне умереть. Энди я тоже не увижу…

– Нет, – вмешался Лео. – Ты должна думать об Энди. Кто защитит его, если тебя не будет?

Клэр выпрямилась и воскликнула:

– Они не пускают меня к нему! Они вышвырнули меня из яслей…

– Кто? Кто вышвырнул тебя?

– Мистер Ван Атта…

– Я мог бы предвидеть это! Послушай, Клэр, правильный ответ Брюсу – не самоубийство, а убийство!

– В самом деле? – переспросила Сильвер. Ее глаза внимательно изучали Лео. Даже Клэр подняла голову и впервые взглянула ему прямо в лицо.

– Ну, не буквально. Но, во всяком случае, нельзя позволять этому негодяю издеваться над собой. Подумай, мы ведь все здесь не дураки, правда? Мы в состоянии придумать, как выйти из этого положения, если постараемся. Ты не одна, Клэр. Мы поможем. Я помогу.

– Но вы – человек снизу. Почему вы должны?..

– «Галак-Тэк» – это не Бог, Клэр. Ты не должна приносить ему в жертву своего первенца. «Галак-Тэк», как и любая компания, – это просто объединение людей для выполнения работы, слишком большой для одного. Но если компания не Бог, что значит один из ее администраторов? Брюс – это Брюс и только. Можно найти способ обойти его.

– Вы думаете обратиться выше по начальству? – спросила Сильвер, размышляя. – Может быть, к этой В-П Экс, которая прилетела сюда на прошлой неделе?

– Ну, пожалуй, – Лео помолчал, – лучше не к Апмад. Но я думаю об этом. Уже три дня я не думаю ни о чем другом, как только о том, как разрушить эту прогнившую систему. Ты должна подождать, чтоб у меня было время, Клэр. Сможешь ты потерпеть? Сможешь?

Он требовательно сжал ее руки. Клэр печально опустила голову:

– Мне так трудно…

– Но ты должна выдержать. Пока что я ничего не могу сделать здесь, на Родэо, в этом особом юридическом вакууме. Будь это нормальное планетарное государство, клянусь, я бы залез в долги по самые уши, но купил бы для каждого из вас билет отсюда. Впрочем, на обычной планете в этом не было бы нужды. Но здесь у «Галак-Тэк» монополия на скачковые корабли. Ты летишь на корабле компании или не летишь вовсе. Поэтому мы должны терпеть, пока не придумаем что-нибудь другое.

Уже очень скоро, в ближайшие месяцы, первые квадди отправятся с Родэо на первую настоящую работу. При этом они будут передвигаться и работать в пределах юрисдикции сильных планетарных правительств, настолько сильных, что они не побоятся и «Галак-Тэку» наделать неприятностей. Я совершенно уверен, что правильно выберу место судебного разбирательства, конечно, не планету Апмад, а, например, Землю – да, на Земле самый лучший суд. Я гражданин Земли и могу возбудить дело о том, чтоб вас официально признали юридическими личностями. Наверное, я потеряю работу, а судебный процесс «съест» все мои сбережения, но я сделаю это. Не совсем таким представлялось мне главное дело моей жизни, но в конце концов вы с победой вырветесь на свободу из «Галак-Тэк».

– Это так долго, – вздохнула Клэр.

– Но время – наш союзник. Малыши подрастают с каждый днем. К тому времени, как кончится судебный процесс, вы все будете готовы. Будете одной группой, союзом. Будете действовать вместе, найдете новые места работы. Даже «Галак-Тэк» может оказаться не таким уж плохим работодателем, если вы будете гражданами и кадровыми рабочими со всеми законными правами. Может быть, даже космический профсоюз примет вас, хотя нужно будет нажать… да, тут я не совсем уверен. Они могут счесть вас конкурентами, и тогда… Все равно, что-то можно будет сделать. Но будьте твердыми и настойчивыми! Обещаете?

Клэр медленно кивнула, и тогда Сильвер отвела ее к первой же аптечке на стене, чтобы промыть и перевязать царапины на пальцах и смыть кровь с лица.

Тем временем Лео привел в порядок механизм воздушного шлюза и подлетел к ним.

– Ну, все в порядке? Ей уже лучше?

Сильвер не могла скрыть сердитого взгляда.

– Так же хорошо, как любому из нас. Это несправедливо! – взорвалась она. – Это мой дом, но в нем столь же уютно, как в котле с перегретым паром. Все подавлены, все квадди. Из-за Тони и Клэр. Здесь никогда не было так плохо, даже после того случая, когда Джеми погиб при страшной аварии на буксире. Ведь сейчас… сейчас это было сделано преднамеренно. И если так поступили с Тони, лучшим из нас, то что говорить обо мне? Или о любом другом? Что еще может случиться?

– Я не знаю, – мрачно ответил Лео. – Но я твердо уверен, что все это только начало. Идиллия кончилась.

– Но что мы должны делать? Что мы можем сделать?

– Во-первых – не паниковать. И не терять надежду. Особенно не терять надежду.

Люк в конце модуля гидропоники открылся, и веселый голос старшего бригадира пропел:

– Девочки! Нам наконец привезли семена. Труба для посадки готова?

Лео двинулся к выходу, но повернулся назад еще раз, чтобы решительно и с ободрением пожать руку каждой квадди.

– Есть одна старая поговорка, и я верю ей: дорогу осилит идущий. Итак, будьте мужественными, я вернусь к вам.

Он проскользнул мимо бригадира, притворно зевая, будто просто зашел посмотреть, как идут здесь дела.

Когда подошел бригадир, у Сильвер, как обычно, от страха судорогой свело живот, и она посмотрела на Клэр. Но та фыркнула, быстро отвернулась и стала возиться у трубы, пряча лицо от бригадира. Сильвер облегченно вздохнула. Кажется, все в порядке.

Живот Сильвер постепенно перестал дрожать. Ее заполнило какое-то новое чувство, оттеснившее страх. «Как они смеют так поступать со мной, с ней, с нами? Они не имеют права, не имеют права, не имеют права…» Приступ гнева захлестнул ее, но это было лучше, чем липкий страх. Сильвер наклонила голову, чтобы скрыть от бригадира хмурую решительность и даже угрозу.


В столовой через раздаточное окошечко девочка квадди лет тринадцати подала Лео поднос с ленчем, на этот раз без обычной приветливой улыбки. Когда Лео улыбнулся и сказал «Спасибо», ее ответная улыбка была автоматической и мгновенно исчезла. Лео задумался над тем, насколько искаженным могло дойти до ее ушей известие о несчастье, случившемся с Клэр и Тони внизу на прошлой неделе. Но и совершенно правдивые факты были весьма печальны. Казалось, весь поселок погрузился в атмосферу глубокого уныния.

Глядя на постоянное тревожное состояние всех квадди, Лео чувствовал ужасную усталость. Он поспешил отлететь от нескольких своих учеников, которые завтракали недалеко от окошка, хотя они махали ему разными руками, и поплыл вдоль модуля, пока не увидел свободное место. Он закрепил свой поднос рядом с двуногим человеком и только тогда рассмотрел, что это был капитан шатла Дюрранс, но ретироваться было поздно.

Однако Дюрранс в ответ на его приветствие проворчал что-то вполне дружелюбное. Очевидно, в отличие от некоторых других, он не считал инженера ответственным за то, что случилось с его учеником Тони. Лео укрепил ноги в специальных ремнях, буркнул что-то в свою очередь и принялся за еду, посасывая горячий кофе из мягкой груши. Никакого кофе во всей Вселенной не хватило бы ему для решения такой проблемы!

Дюрранс, как оказалось, был не прочь вежливо поболтать.

– Вы скоро спуститесь вниз провести отпуск?

Примерно через неделю Лео решил отправиться в отпуск. Казалось, время, как и все здесь, было неподвластно ему.

– Да, скоро. А что там на Родэо?

– Скука.

Дюрранс сунул в рот ложку овощного пудинга.

– А… – сказал Лео, глядя в сторону. – Ти с вами?

– Нет. Он внизу, в весьма затруднительном положении. Его вызвали. – Кривая улыбка и поднятые брови Дюрранса имели двоякое значение. – Нет, вы посмотрите с моей точки зрения. Мне записали выговор из-за этого проклятого головастика. Если бы у него это был первый нагоняй, то он смог бы увернуться от увольнения, но сейчас, я думаю, нет шансов. Ваш Ван Атта готов содрать с него шкуру и прибить на люк вместо уплотнителя.

– Это не мой Ван Атта, – энергично возразил Лео. – Будь он моим, я бы сменял его на собаку.

– А собаку пристрелил, – закончил Дюрранс. – Хорошая мысль. Впрочем, если болтают правду, то ему все равно недолго осталось ходить индюком.

– Да? – Лео с надеждой навострил уши.

– Я разговаривал вчера с одним пилотом персонального корабля с Ориента IV, у него только что закончился гравитационный отпуск. Так вот, послушайте, он клялся, что тамошнее бетанское посольство продемонстрировало новоизобретенную искусственную гравитацию.

– Какую?

– Ее можно перекачивать из космических аномалий в любую точку пространства, насколько я понял. Будьте уверены, колония Бета использует свое преимущество на все сто, чтобы захватить рынок и возместить расходы на исследовательские работы. Очевидно, все это втайне разрабатывалось их военным ведомством уже несколько лет, перед тем как они сделали свой ход, черт бы их побрал. «Галак-Тэк» и все остальные будут отчаянно бороться, чтобы догнать их. Поэтому любые другие исследовательские работы… тю-тю, – он развел руками, – большой привет! – финансировать их в ближайшие несколько лет не будут наверняка.

– Боже мой. – Лео бросил взгляд на модуль кафетерия, все пространство которого было заполнено квадди. – Боже мой…

Дюрранс задумчиво поскреб подбородок:

– Если это правда, можете себе представить, что будет с индустрией транспорта? Этот пилот уверяет, что бетанцы доставили сюда эту проклятую штуку за два месяца. Из колонии Бета! Они форсировали ускорение до пятнадцати g, а экипаж был защищен от перегрузок с помощью нового изобретения. Значит, для увеличения ускорения не будет пределов, кроме стоимости горючего. Думаю, что новинка не сильно затронет грузовые перевозки, но в пассажирских произойдет революция. А темпы валютного обмена между планетарными системами, а притязания вояк! Они же не считаются с тратами на горючее! Будьте уверены, это так изменит межпланетную политику, что весь мир завертится по-новому.

Дюрранс выскреб остатки еды из кармашков на подносе.

– Проклятые колонии. Добрая старая земная «Галак-Тэк» опять останется в дураках. Знаете, меня иногда подбивают отправиться на дальний конец Прохода. Хотя у жены семья на Земле, и я не думаю, что мы будем всегда…

Лео висел в своих ремнях, как оглушенный, уже не слушая, что говорил Дюрранс. Совсем забыв о еде, он автоматически проглотил то, что было во рту.

– Но вы понимаете, чем это обернется для квадди?

– Не совсем, конечно. Дело идет к тому, что появится много хорошей работы в невесомости.

– Это ликвидирует все их профессиональные преимущества над обычными рабочими, вот что. Есть определенные медицинские ограничения для работы в космосе, которые повышают ценность допущенных. Отмените их, и рабочих будет избыток. А может эта штука обеспечивать искусственную гравитацию на космических станциях?

– Если они применили ее на корабле, то смогут сделать и на станции. Но ведь пилот говорит, что это не перпетуум-мобиле, они собирают энергию по крохам и накапливают ее. Так что это тоже стоит денег.

– Не так уж и много, я думаю. Разумеется, они продолжают исследования и найдут более эффективный способ.

«Эти новые возможности не пойдут на пользу квадди. Проклятое время! Через десять лет они бы встретили новинку во всеоружии. А сейчас? Не станет ли это их смертным приговором?»

Лео отстегнул ремни на ногах и согнулся, чтобы бросить себя к дверям.

– Вы оставляете свой поднос здесь? – спросил Дюрранс. – Можно съесть ваш десерт?

Лео машинально махнул рукой в знак согласия и резко оттолкнулся от стенки.


Влетев в кабинет Брюса Ван Атты, Лео по мрачному виду хозяина сразу понял, что Дюрранс говорил правду. Все же у Лео оставалась слабая надежда, что все не так серьезно, и он спросил:

– Вы слышали эти сплетни об искусственной гравитации?

Ван Атта свирепо глянул:

– Откуда, черт побери, вы узнали?

– Не ваше дело. Это правда?

– Нет, это мое дело. Я хочу удержать эти сведения в тайне как можно дольше.

Значит, это правда. У Лео сжалось сердце.

– Зачем? А вы давно узнали об этом?

Ван Атта щелкнул пальцем по стопке пластиковых документов в магнитном зажиме на столе.

– Три дня назад.

– Значит, это официальные сведения?

– Вполне официальные. – Ван Атта даже скривился от отвращения. – Я получил их из представительства на Ориенте IV. Очевидно, Апмад узнала новости по пути домой и приняла одно из своих знаменитых военно-полевых решений.

Он снова пощелкал по пластиковым страницам и нахмурился:

– И его уже нельзя обойти. Вы знаете, что последует за этим завтра? Станция Клайн уже расторгла контракт с «Галак-Тэк» на строительство. А ведь именно туда мы собирались послать квадди в первую очередь. Платят неустойку не пикнув. Всеми силами лезут в друзья к колонии Бета. Видать, разнюхали все уже несколько недель или даже месяцев назад. Теперь ведут переговоры с бетанской компанией, которая, я уверен, уже давно подкрадывается, чтобы подрезать нас. Проект Кая спекся. Ничего не остается делать, как свернуть его и убираться отсюда ко всем чертям. И чем скорее, тем лучше. Проклятие! Теперь я связан с прогоревшим делом и, когда выскочу, от меня будет нести гарью на десять парсеков вокруг.

– Свернуть? Как свернуть? Что вы под этим подразумеваете?

– Сценарий, который очень понравился этой старой суке Апмад. Могу поспорить, она мурлыкала, когда выдавала эти распоряжения – квадди доводили ее до нервной дрожи, как вы знаете. Они должны быть стерилизованы и отправлены вниз. Всем беременным – сделать аборты. А у нас их пятнадцать! Какой провал! Год моих стараний летит к черту.

– Боже мой, Брюс, вы же не станете выполнять эти приказы?

– Не стану? Слушайте, Лео, объясните мне, чего вы-то хотите?

Лицо инженера побелело от сдерживаемой ярости. Ван Атта посмотрел на него, пожевал губами и презрительно фыркнул.

– Апмад могла приказать уничтожить их сразу. Они легко отделались, могло быть хуже.

– Ну, а если… если она прикажет их убить, вы будете выполнять? – Лео продолжал настаивать, пытаясь сохранять спокойствие.

– Она не прикажет. Бросьте, Лео. Я же не изверг. Конечно, мне жаль маленьких сосунков. Я изо всех сил старался сделать их полезными. Но сейчас я бессилен. Все, что я могу сделать – это свернуть проект с минимальными потерями быстро, чисто и безболезненно, насколько это вообще возможно.

Ван Атта становился все более уверенным и сердито надвигался на Лео.

– Для всех. Это значит, что мне не нужна паника и разные дикие слухи. Я хочу, чтобы до самой последней минуты все работало как обычно. Вы и другие инструкторы должны вести занятия так, как будто квадди действительно отправятся работать по контракту до тех пор, пока не будут готовы помещения внизу и мы не начнем вывозить их. Может быть, сначала нужно будет сделать еще кое-что: некоторые части поселка пригодятся в дальнейшем, поэтому я предполагаю перевести их на орбиту станции Пересадки. Мы уменьшим расходы, используя на этой работе квадди.

– Чтобы потом посадить их в тюрьму внизу…

– Перестаньте драматизировать. Их разместят в обыкновенных общежитиях буровиков, брошенных всего полгода назад, когда месторождение было выработано. Я их сам нашел, подыскивая место для квадди. Отремонтировать и подновить их обойдется куда дешевле, чем строить новые.

Ван Атта, довольный собой, даже немного повеселел.

– А что будет через четырнадцать лет, когда Родэо вернется под власть Ориента IV?

Раздраженный Ван Атта обеими руками взъерошил свою шевелюру:

– Откуда, черт возьми, мне знать? Пусть этой проблемой займется Ориент IV, а я сделал все, что мог. Что еще под силу одному человеку?

Лицо Лео медленно, неумолимо каменело.

– Я не уверен, что это все, что может сделать один человек…

«Я никогда не доходил до предела своих возможностей. Мне только казалось, что это так. На самом деле это был не предел. Я всегда действовал осмотрительно. Теперь же предстоит столкнуться с очень сложной задачей, и достаточно ли для решения обычных способностей одного человека?» Лео старался вспомнить, когда еще он был так необходим другим людям, когда еще ему так доверяли. Никогда. Это действительно уникальная ситуация.

Ван Атта посмотрел на него хмуро и подозрительно:

– Какой-то вы странный, Лео.

Он выпрямился, как бы выбирая подходящую начальственную позу.

– А теперь, поскольку вы не восприняли главного, я повторю вам громко и ясно. Вам не следует рассказывать об искусственной гравитации никому, особенно квадди. Держите в секрете их будущую отправку вниз. Я поручу Еи придумать, как заставить их проглотить это без протестов – пришло время отрабатывать сверхвысокую зарплату. Никаких слухов, никакой паники, никаких бунтов, будь они прокляты. А если квадди начнут волноваться, то я сразу пойму, чью шкуру нужно прибить на стенку. Усвоили?

– Усвоил.

Лео очень странно улыбнулся и удалился, не прибавив больше ни слова и ни разу не обернувшись.


Доктора Еи нелегко было застать на месте; она постоянно находилась среди квадди, наблюдала за их поведением, все замечала, давала советы. Но в этот раз Лео нашел ее в кабинете, где пластиковые листки и бумажки громоздились кипами на всех свободных поверхностях, а настольный пульт компьютера горел огнями, как рождественская елка. «Праздновала ли она когда-нибудь Рождество в поселке Кая?» – подумал Лео и почему-то решил, что нет.

– Вы слышали…

По ее угрюмому лицу он понял ответ прежде, чем закончил фразу.

– Да, я слышала, – сказала она устало. – Брюс вывалил всю работу по организации снабжения, передвижения и распределения персонала поселка на мой стол. Сказал, что он инженер, и его дело составлять планы демонтажа сооружений и консервации оборудования, как только я освобожу здесь все от «тел», точнее, «проклятых тел».

Лео беспомощно взглянул на нее:

– И вы будете выполнять это задание?

Она пожала плечами:

– А как я могу не выполнить? Что же мне – возмутиться и уйти? От этого ничего не изменится. Если я уйду, все может кончиться значительно хуже.

– Не знаю, куда уж хуже, – с трудом вымолвил Лео.

– Ах, не знаете? Ну да, конечно, вы не знаете. Вы даже не представляли, на сколь острой грани беззащитности балансируют здесь квадди. А я знаю. Один неправильный шаг и… Ох, к черту все это. Я знала, что с Апмад нужно действовать осторожно. Я думаю, что эта искусственная гравитация убивает «Проект Кая» окончательно и бесповоротно, и мы должны радоваться, что она не приказала истребить квадди сразу. Кстати, а вы знаете, что она прервала четыре или пять беременностей у женщин на своей планете из-за предполагаемых генетических дефектов. Такие там законы. Она и сама не рожала из-за этого. Потом она разошлась с мужем, нашла работу в компании «Галак-Тэк» и дослужилась до вице-президента. Она всегда осуждала самовольные генетические вмешательства и гордится этим. Она вполне могла приказать…

Глаза ее закрылись, она помассировала лоб пальцами.

– Да, она могла приказать, но кто сказал, что вы должны выполнять такие приказы? Вы же говорите, что заботитесь о квадди. Мы обязаны что-то сделать!

– Что? – Еи в отчаянии сжала руки. – Что?! Одного или двух… даже если бы я могла усыновить одного или двух, забрать с собой, как-то выкрасть их, что ли, что тогда? Им придется жить со мной на планете, как калекам, уродам, мутантам. А рано или поздно они станут взрослыми, и что тогда? А как же с другими? Их же тысяча, Лео!

– А если бы Апмад действительно приказала уничтожить их, какое бы название вы подыскали бы для своего бездействия?

– Уходите, – простонала она. – Вы ничего не понимаете, ничего… Ведь ситуация очень сложная. Что может сделать один человек? Раньше я устраивала свою жизнь, как хотела, пока эта работа не поглотила меня целиком. Я отдала этой работе шесть лет жизни, а вы здесь несколько месяцев. Я отдала все, что могла. Когда я выберусь из этой дыры, то не захочу ничего больше слышать о квадди. Они не мои дети. Мне некогда было заводить детей.

Она сердито вытерла глаза, посопела носом. Плачет она или злится, Лео не знал. Ему это безразлично.

– Они вообще теперь ничьи дети, – проворчал он. – В этом вся проблема. Они… генетические сироты, или что-то в этом роде.

– Если вы не можете предложить что-нибудь дельное, пожалуйста, уйдите. Мне нужно работать.


Визит к Еи не принес облегчения. Лео медленно двигался по коридорам, стараясь успокоиться. На что он надеялся? Что мог получить? Освобождение от ответственности? Разве мог он, как Брюс, взвалить свои сомнения на нее и сказать: «Займитесь этим…»

И все же, все же… Должно же существовать какое-то решение. Смутная тревога нарастала, искала выхода. Проблема ускользала, расплывалась и упорно не желала принимать определенные очертания. Раньше ему приходилось решать технические задачи, которые на первый взгляд казались неразрешимыми. Но всегда интуитивно, на уровне подсознания, он нащупывал пути, и в конце концов решал задачу. Иногда это даже удавалось сделать довольно элегантно. Теперь же он попал в какой-то заколдованный круг: ни решить проблему, ни оставить ее нерешенной он не мог и безнадежно топтался на месте. Колеса вертелись, но движения вперед не было.

– Это здесь, – шептал он. – Я чувствую… Я только не могу увидеть…

Необходимо выбраться из области космоса Родэо, это сейчас важнее всего. Всем квадди. Здесь у них нет будущего. Тут узаконено их проклятое рабское положение. Что же делать? Завладеть силой скачковым кораблем? Но он может взять не более трех сотен пассажиров. Я беру в руки оружие… Да уж, представляю себе, вопрос только в том – какое? Мой карманный нож годится разве что для отвинчивания болтов. Итак, приставив отвертку к виску пилота, я приказываю: вези нас на Ориент IV! А там меня быстренько засадят в тюрьму лет на двадцать. А квадди? Что будет с ними? Во всяком случае, невозможно завладеть тремя кораблями сразу.

Лео встряхнул головой.

– Счастливый случай… – бормотал он, – счастливый случай.

На Ориенте IV квадди не понадобятся. Сейчас они никому не нужны. А какое их ожидает будущее, если даже они освободятся из «Галак-Тэк»? Без роду и племени, отверженные, которых любой может оскорблять, а вдобавок привязанные к сооружениям в космосе. Ловушка технологии, как говорят в таких случаях.

Лео представил себе Сильвер – он не сомневался, какого рода использование ее ждет: с ее-то личиком и фигуркой. Вне привычной среды для нее нет места.

Но мир велик. Должно же быть в нем место для квадди, их собственное место, вдали от ловушек так называемой человеческой цивилизации. До сих пор результаты утопических социальных экспериментов не обнадеживали. Но, может быть, квадди повезет?

Между двумя вздохами мелькнуло что-то вполне определенное. Не цепь логических рассуждений, а какое-то ослепительное видение, цельное, естественное и вдохновляющее. С этого момента он посвятит жизнь осуществлению этой вдохновенной идеи.

Нужна звездная система со звездой класса М, С или К, спокойной, постоянной, излучающей достаточное количество энергии. На орбите вокруг нее – планета типа Юпитера – газовый гигант с кольцом из замерзшего метана и льда, из которого можно получать воду, кислород, водород. И самое главное – пояс астероидов.

Поблизости не должно быть ни подобных Земле планет – чтобы не возникла конкуренция с человечеством, ни путей стратегического значения, ни п-в туннелей, по которым могут пройти потенциальные конкистадоры. Известны сотни таких звездных систем. Мимо них люди проходили в поисках планет, подобных Земле.

Квадди смогут распространяться по поясу астероидов от своей начальной базы, расселяясь и образуя общество, созданное ими же для самих себя! Рыть помещения в скалах для защиты от радиации, создавать необходимую для жизни атмосферу, работать, работать и работать! Вокруг полно полезных ископаемых, больше, чем они могут использовать. Гидропонные фермы для Сильвер. Построить новый мир! Космический мир, где станция Морита будет выглядеть крохотной игрушкой!

– О! – Глаза Лео засверкали. – Это же потрясающая техническая проблема!

Он повис в воздухе, завороженный фантастическими видениями. К счастью, в коридоре никого не было, так как глядя на него можно было подумать, что он либо спятил, либо наглотался наркотиков.

Решение носилось в воздухе, пока он сам не изменился. Теперь, одержимый идеей, буквально на грани безумия, он ринулся навстречу мечте, отдаваясь ей целиком и без рассуждений. И нет пределов человеческим возможностям, если он так неистово стремится к цели.

Не останавливаться, не оглядываться – отступать некуда. Назад дороги нет. Если человек так хорошо, как он, адаптировался в космосе, то возвращение назад и не сулит ничего хорошего.

– Я квадди? – прошептал удивленно Лео. – Он взглянул на свои руки, сжал и распрямил пальцы. – Просто квадди с ногами. Я не вернусь назад!

А что касается начальной базы, то он сейчас как раз в ней-то и находится. Ее просто требуется перевести в другое место. Его скачущие мысли неслись так стремительно, что для детального анализа не было времени. Нет надобности захватывать космический корабль, он уже в нем. Нужно только найти энергию для его перемещения. А энергия есть рядом – только руку протяни. Она даже расходуется в этот момент на какую-то ерунду – для выталкивания нефти и пластмасс с орбиты Родэо. Массу этих продуктов в сравнении с массой поселка Кая Лео не знал, но верил, что цифры будут в его пользу, каковы бы они ни были.

Грузовые буксиры вполне смогут увести поселок с орбиты. Огромный супергрузовоз тоже с ним управится. Все можно сделать, нужно только начать. Кто пробует – знает.

Только взяться…


Глава 6 | В свободном падении | Глава 8