home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Пришлось целый час выжидать, пока Сильвер оказалась одна в коридоре рядом с гимнастическим залом, там, где не было недремлющих глаз мониторов.

– Можем мы где-нибудь поговорить по секрету? – спросил он.

Сильвер встревоженно огляделась вокруг:

– Это так важно?

– Жизненно важно. Жизнь или смерть для всех квадди.

– Хорошо. Подождите одну-две минуты и следуйте за мной.

Он медленно и осторожно последовал за ней; ее струящиеся волосы и голубое джерси указывали, куда поворачивать на перекрестках. Внезапно она исчезла.

– Сильвер!

– Тише!

Панель стены тихо отодвинулась, высунулась нижняя рука Сильвер и втянула его в темное узкое пространство. Через мгновение герметическая дверь сдвинулась, и они проскользнули в комнату, шириной около трех метров.

– Что это? – спросил удивленный Лео.

– Это клуб. Ну, это мы так называем. Мы устроили его в маленьком тупичке. Снаружи совсем незаметно. Тони и Прамод сделали наружные стены, Сигджи провел трубы и другие провода. Герметическую дверь мы сделали из запчастей.

– А их не хватились?

– Квадди ведут компьютерный учет для поселка. Как раз такие части исчезли при инвентаризации, – сказала Сильвер, хитро улыбнувшись. – Мы большой группой работали над созданием клуба. Кончили месяца два тому назад. Я очень боялась, что расскажу о клубе во время допроса, но мистер Ван Атта такого даже не мог предположить и вопроса не задал. Теперь у нас остались только видеофильмы, спрятанные здесь, но Дарла еще не наладила видеосистему.

На стене укреплен полуразобранный головидео. В комнате уютное мягкое освещение, удобные ремни, стенной шкафчик, набитый маленькими пакетами с сухой закуской, солеными орешками, изюмом. Лео медленно облетел помещение, придирчиво проверяя работу. Все сделано на совесть.

– Это твоя идея?

– Вроде того, но одна я бы ничего не сделала. Вы понимаете, конечно, что это тайна, и я нарушила наши правила, приведя вас сюда, – прибавила Сильвер несколько резко. – Учтите это, Лео.

– Сильвер, – сказал Лео, – именно из-за твоего очень практичного склада ума ты сейчас можешь стать самой главной квадди в поселке. Мне нужны сейчас твоя смелость и другие качества, которые доктор Еи назвала бы антисоциальными. Я нашел работу, которая мне одному не под силу, – он перевел дыхание. – Как ты думаешь, квадди хотели бы иметь свой собственный астероидный пояс?

– Что?

Глаза Сильвер расширились от удивления.

– Брюс Ван Атта старается держать все в секрете, но Проект Кая закрывается, и последствия этого будут самые скверные.

Он подробно рассказал ей о новом открытии и о тайных планах управляющего. Потом Лео, все более воодушевляясь, изложил свой проект спасения квадди. Ему ничего не пришлось повторять дважды.

– Сколько времени у нас осталось?

– Немного. Самое большее – несколько недель. А у меня всего шесть дней до обязательного отпуска. Потом нужно спускаться вниз. Но я хочу придумать что-нибудь. Боюсь, что Ван Атта не пустит меня назад в поселок. Мы… вы, квадди, должны решать все сейчас. Я не могу сделать это за вас. Я буду только помогать. Если вы не спасете себя сами, вы погибли, это несомненно.

Немного подумав, она сказала:

– Когда Тони и Клэр решили бежать, и Тони говорил, что он найдет работу, я считала, что они избрали неправильный путь. Вы знаете, он даже не взял с собой рабочий костюм. Я не хочу отправляться в неизвестность. Может быть, мы вообще не можем путешествовать одни?

– Сможешь ли ты организовать других? – взволнованно спросил Лео. – Тайно. Должен тебе сказать, что эта революция очень быстро кончится, если кто-то запаникует и выдаст нас, стараясь быть хорошим, как учила доктор Еи. Нужна настоящая конспирация. Если все откроется, я рискую потерять работу, меня даже могут отдать под суд, но не во мне дело. Вы рискуете потерять гораздо больше.

– Да, есть такие, которым можно сказать только в последний момент, но их немного. А главных участников я всегда могу собрать тайно. У нас есть способы передавать друг другу секретные сообщения. Но, Лео, – ее голубые глаза посмотрели на него испытующе, – как мы избавимся от нижних?

– Ну, конечно, мы не сможем отправить их на Родэо шатлами. Об этом сразу станет известно, и мы окажемся в осаде. Я думаю, нужно их собрать под каким-нибудь предлогом в одном модуле, снабдить запасом кислорода и грузовым буксиром направить модуль по орбите к станции Пересадки. На этом мы выиграем время, а на станции о них позаботится «Галак-Тэк».

– А как же собрать всех в одном модуле?

– Тут, может быть, придется и заставить. Я уже думал, что для этого может понадобиться оружие. Мы найдем его. Например, лазерный сварочный пистолет – это готовое оружие, только немного переделать. А их штук двадцать в мастерских. Направить на них, скомандовать, и они пойдут.

– А если не пойдут?

– Тогда придется стрелять. Иначе всех вас отправят вниз, стерилизуют и будут держать в заключении до смерти. Как видишь, у нас нет выбора.

Сильвер покачала головой:

– Это очень плохо, Лео. Что, если кто-то в панике действительно выстрелит? Человека ведь ужасно обожжет!

– Да. Но так нужно.

– Если мне придется стрелять в маму Ниллу, то пусть меня лучше заберут вниз, и я там умру.

Мама Нилла была их любимой няней. Лео с ней редко встречался и лишь смутно помнил эту толстую пожилую женщину. Да и вообще, говоря о возможных жертвах, он – подсознательно – имел в виду только Брюса.

– Я не уверена, что смогу так поступить даже с мистером Ван Аттой, – медленно сказала Сильвер. – Вы когда-нибудь видели сильный ожог?

– Да.

– И я видела.

Оба замолчали, не зная, что сказать.

– Мы не сможем напасть на наших учителей, – заговорила наконец Сильвер. – Если мама Нилла скажет: «Перестань, Сигджи!» – ее послушаются тотчас же. Нет, это плохо придумано, Лео.

– Но мы должны убрать нижних из поселка. Иначе они его захватят, и наше положение станет безвыходным.

– Верно, избавиться от них мы должны, но не так. – Она замолчала, глядя на него с сомнением. – А вы могли бы убить маму Ниллу? Вы действительно думаете, что, скажем, Прамод мог бы убить вас?

– Наверное, нет… Но стреляют же солдаты в своих противников! Может быть, в состоянии очень сильного возбуждения?

– Ну, хорошо, – Сильвер пожала плечами. – А что нам делать потом, когда мы захватим поселок?

– Нужно подготовить его к перелету, укрепить, придать нужную форму. Думаю, мы сумеем обойтись теми средствами, что у нас есть, только придется тщательно экономить материалы. Кроме того, придется оборонять его, пока мы будем это делать. У нас есть аппараты лучевой сварки очень большой мощности. Если нас вынудят, то мы сможем отразить любые попытки взять нас на абордаж. Компания «Галак-Тэк», к счастью, не располагает боевыми кораблями, но регулярные армейские части могут разделаться с нами в один миг. Спасение в том, чтобы улететь прежде, чем компания раздобудет и пришлет сюда военный корабль. А чтобы убраться из области Родэо, нам нужен пилот-скачковик.

Он пытливо взглянул на Сильвер:

– Тут уж придется действовать тебе. Я знаю пилота, который скоро улетит с Родэо через станцию Пересадки. Если ты возьмешься за это дело, его, может быть, удастся похитить легче.

– Ти.

– Ти, – подтвердил он.

– Может быть, – сказала она, раздумывая.

Лео чувствовал себя достаточно гадко. Но ведь Ти и Сильвер встречались еще до его приезда! Он вовсе не сводничает. Поступать так требовала жестокая необходимость. И тут он понял, что на самом деле ему хотелось держать Сильвер как можно дальше от этого пилота. «И что? Сохранить ее для себя? Приятель, вспомни о своем возрасте. Ти, наверное, лет двадцать пять? Она, конечно, предпочтет его». Лео постарался вообразить, что он совсем старый. Здесь, среди квадди, это не составляло особого труда, – большинство из них, по-видимому, считало, что ему лет восемьдесят. Лео встряхнулся и заставил себя вернуться к делу.

– Третье, что нужно будет сделать, – Лео решился говорить напрямик и называть все своими именами, – это захватить супергрузовоз. Сразу, уже теперь. Если мы отложим захват до того момента, когда поселок пройдет уже все расстояние до п-в туннеля, «Галак-Тэк» успеет найти способ защитить свои корабли, – например, перебросит их все в область Ориента IV. Тогда нам ничего не останется, как сдаваться. Значит, нам нужно, – он обдумывал следующий логический шаг с некоторой боязнью, – заранее послать к туннелю команду для захвата. Я полететь не смогу – я должен перестраивать и защищать поселок. Туда отправятся только квадди. Не знаю, получится ли это.

– Нужно будет послать с ними Ти, – рассудительно предложила Сильвер. – Он знает о скачковых буксирах больше, чем любой из нас.

После этих слов Лео снова обрел оптимизм. Действительно, если он так будет бояться всех возможных будущих препятствий, то нужно заранее отказываться от всего предприятия. Долой черные мысли о помехах. Он поверит Ти. Он поверит в эльфов, фей и ангелов, если нужно.

– Тогда, гм, склонение Ти к незаконным действиям будет первой операцией в осуществлении нашего плана, – объявил Лео. – А как только он уйдет с командой за скачковым кораблем, у нас останется только одно дело – поселок, и нужно будет поторопиться. А значит, все планы движения поселка нужно рассчитать заранее. И кроме того… О, вот это да! – глаза Лео загорелись.

– Что такое?

– Мне только что в голову пришла блестящая идея – я придумал, чем можно подкупить нашего большого начальника…


Лео тщательно рассчитал время своего визита, выждав, пока Ван Атта просидит в своем кабинете не менее двух часов. Глава проекта наверняка уже начинает подумывать о кофе, чувствуя к этому времени определенную степень нервного расстройства, которое всегда появляется при работе над новой проблемой. Ведь сейчас он начал разрабатывать планы демонтажа поселка. Лео хорошо представлял себе всю сложность предстоящей задачи, так как часов восемь ломал себе голову над почти такой же, запершись в каюте и предварительно обезопасив свои компьютерные расчеты от любопытных. В этом ему помогла очень надежная военная программа засекречивания и охраны данных, сохранившаяся в памяти с тех времен, когда он еще работал над проектом крейсера «Аргус». Лео был уверен, что никто в поселке – ни Ван Атта, ни тем более Еи, – не найдут к ней ключ.

Ван Атта сидел перед дисплеем компьютера, на котором светились, сменяя друг друга, цветные чертежи поселка. Вокруг него валялся беспорядочный ворох распечатанных схем.

– Ну, что вам еще, Лео? – сказал он раздраженно. – Я занят. Кто может – тот делает, кто не может – учит.

«А кто не может учить – тот командует», – закончил про себя Лео. Он изобразил вежливую улыбку, стараясь ни в коем случае не выдать себя.

– Я подумал, Брюс, – сказал он вкрадчиво, – что мне нужны добровольцы на работы по демонтированию поселка.

– А почему это вы решили, что будете этим заниматься?

Ван Атта изумленно вскинул брови. Лео знал, что Ван Атта упрям, и начал каяться:

– Как мне ни горько признать, вы правы на все сто. Я подумал, что мне необходимо это назначение. Включая время перелета, я потратил здесь четыре месяца своей жизни, даже больше, и мне нечем похвастаться, кроме нескольких темных пятен на моей репутации.

– Сами виноваты.

Ван Атта потер подбородок и нахмурился.

– Да, я с прискорбием признаю и весьма сожалею, что неправильно оценил обстановку. Я готов вернуться на путь истинный.

– Поздновато, – усмехнулся Ван Атта.

– Но я могу хорошо сделать эту работу.

Лео подумал, что в невесомости никто не смог бы лучше вилять хвостом. Не переборщить бы!

– Вы понимаете, мне нужны хорошие отзывы, сильный противовес выговору. У меня есть несколько идей, которые могли бы значительно повысить коэффициент спасения имущества и сократить потери. Это освободило бы вас для главного – общего руководства.

Явно соблазненный Ван Атта представил, как его кабинет возвращается в состояние прежнего порядка, чистоты и безмятежности. Его глаза превратились в щелочки, он внимательно изучал Лео.

– Очень хорошо. Займитесь этим. Вот вам все мои заметки. Можете все планы и отчеты сразу же передавать в мой офис, я направлю их начальству. Это уже моя работа.

– Будет исполнено.

Лео, собирая разбросанные чертежи и записи, подумал: «Да, направляй через тебя, и ты везде заменишь мое имя на свое». В самодовольных глазах Ван Атты легко читалась одна весьма примитивная мысль: «Если Лео хорошо сделает эту работу, благодарность мне обеспечена». «Ох, Брюс, ты сполна получишь все благодарности за хорошую ликвидацию Проекта Кая!»

– Пожалуйста, имейте в виду, – смиренно попросил Лео, – что мне нужны будут все квадди, включая и экипажи буксиров, которые удастся освободить от дежурств. Пока они там не нужны, я научу их работать так, как они никогда не работали. Раньше они имели дело только с оборудованием и топливом на буксирах, у них несколько одностороннее развитие, а мне необходима бригада квадди для универсальных работ. Договорились?

– То есть вы добровольно беретесь не только за проектирование, но и за выполнение работ? – затаенная радость промелькнула на лице Ван Атты и молниеносно сменилась сомнением. – А как вы обеспечите сохранение тайны до последней минуты?

– Вначале я могу представить все предварительные занятия как учебные упражнения. Выиграть неделю или две. А потом им ведь все равно скажут.

– Надо тянуть до последней минуты. Я буду считать вас ответственным за сохранение тайны. Необходимо, чтобы эти шимпанзе были под контролем. Усекли?

– Усек. Могу я получить необходимые полномочия? Да, кстати, мне нужно отсрочить гравитационный отпуск.

– Главной конторе это не понравится.

– Пусть это останется между нами, Брюс.

– Ладно… – Ван Атта махнул рукой, с удовлетворением уходя от спешки и опять погружаясь в привычный спокойный образ жизни. – Хорошо. Вы все получите.

Полная свобода действий – карт бланш! Лео подавил чувство радостного удовлетворения и раболепно улыбнулся:

– Я надеюсь, вы при случае не забудете об этом, Брюс?

Ван Атта двусмысленно усмехнулся:

– Я гарантирую вам, Лео, что припомню все.

Лео направился к выходу, бормоча благодарности.


Сильвер просунула голову в дверь спальни ясельной няни.

– Мама Нилла?

– Ш-ш-ш-ш!

Мама Нилла приложила палец к губам и показала на Энди, спавшего в настенном мешке, из которого выглядывало только личико. Она прошептала:

– Ради Бога, не разбуди ребенка. Он так возбужден. Думаю, ему не подходит еда. Хоть бы доктор Минченко прилетел скорее. Я лучше выйду в коридор.

Герметическая дверь тихо зашипела, закрываясь. Перед отходом ко сну мама Нилла сменила розовый комбинезон на цветастую пижаму. Сильвер очень захотелось прижаться к маме Нилле, как когда-то в детстве, чтобы она пожалела и утешила. «Я уже совсем взрослая, нельзя пускать нюни», – подумала она строго, и только спросила:

– Как Энди?

– В общем, хорошо, – ответила мама Нилла. – Я думаю, скоро утрясу эти неприятности с едой. Только вот что… Не знаю… Ребенок стал раздраженным, беспокойным. Но ты ничего не говори Клэр. Бедняжке и так несладко. Такие неприятности… Скажи, что у него все в порядке. А я, знаешь, кручусь здесь сверхурочно, как сумасшедшая. Я потребовала помощницу и написала запрос моей начальнице, но она отказала. Не то время, говорит, сейчас. Ха! Она вечно повторяет мистера Ван Атта. Я бы могла… гм. Может, они поймут потом, что от плохого ухода за детишками больше потеряют, чем какие-то гроши для оплаты няньке. Это Клэр может знать.

– Да, конечно. Ей все интересно, что делается здесь, где ее Энди. Может, ей немного легче станет.

Мама Нилла вздохнула:

– Я очень переживаю за наших детей – почему они вздумали сбежать? Куда это годится? Я бы задала Тони хорошенько. А этот дурак, охранник! Я б его… ох. – Она покачала головой.

– Ты не слышала что-нибудь о Тони, что-нибудь утешительное для Клэр?

– Да, да! – Мама Нилла оглянулась по сторонам, убедилась, что они одни, и снова заговорила. – Доктор Минченко позвонил мне вечером по личному каналу и сказал, что Тони поправляется. Опасности заражения уже нет, но он еще слабый очень. Доктор Минченко хочет привезти его с собой в поселок, когда будет возвращаться из отпуска. Он думает, что здесь Тони поправится скорее. Ты обязательно расскажи об этом Клэр, ей будет приятно.

Сильвер потихоньку на пальцах нижних рук, чтоб не видела мама Нилла, отсчитала дни отпуска доктора и облегченно вздохнула. Разрешилась еще одна важная проблема, о чем она с удовольствием доложит Лео. Тони успеет вернуться до начала их восстания. Его благополучное возвращение может стать сигналом.

– Спасибо тебе, мама Нилла. Это хорошая новость.


«101 – Революция отверженных». Так будет называться курс его лекций, мрачно решил Лео. Или еще точнее: «050 – Исцеляющая революция».

Квадди собрались кольцом вокруг него в лекционном модуле. Кроме постоянных учеников сюда официально направили две свободные от вахт команды буксиров, а еще пришли все незанятые старшие квадди, которых смогла тайно предупредить Сильвер. Собралось всего человек шестьдесят или семьдесят. Было душно. Лео автоматически начал высчитывать возможный расход кислорода и возможности его регенерации в перестроенном поселке… В зале чувствовалось напряжение. «Бог знает какие причудливые слухи бродят по поселку, – подумал Лео. – Настало время сказать правду».

Сильвер у герметических дверей помахала рукой – все в порядке! Она подняла все четыре больших пальца и, когда последний квадди проскользнул внутрь, осталась караулить за дверью.

Лео вспомнил свой недавний разговор с ней. «Вы нужны нам, Лео, даже если бы вы не были инженером. Мы слишком привыкли подчиняться двуногим», – сказала она. Значит, практичная девочка считает, что им нужен предводитель, вождь. Ему было приятно, что выбрали его. Рядом с Сильвер он чувствовал себя старым. Его мысль все время упиралась в эту возрастную преграду, но в душе все чаще и чаще звучали ритмы прошедшей юности. «Хочу вести тебя за собой, малышка, хочу быть для тебя просто Лео. Позови меня в любое время, днем или ночью. Дай мне помочь тебе».

Он смотрел на закрытые двери. Как чувствует себя человек, дирижирующий парадом, ведущий его за собой? А может, это парад толкает его перед собой? Нервный озноб пробежал по коже, он перевел дух и мысленно вернулся к тексту лекции.

Лео находился в центре группы. Подумалось: «У ступицы колеса, где наибольшие напряжения… Надо начинать». После перешептываний, толчков ученики затихли, переключив все внимание на него. Он слышал их дыхание.

– Как некоторые из вас уже знают, – начал Лео, и слова его тяжело падали в тишину зала, – на дальних планетах разработана новая технология получения искусственной гравитации. Вероятно, она основана на уравнениях Неклина. На этой же математической теории основана технология преодоления тех пространственно-временных аномалий космоса, которые обычно называются гиперсветовым туннелем. Я еще не знаю подробностей, но похоже, что технология разработана достаточно основательно. Теоретические основы, строго говоря, не так уж новы. А за всю мою инженерную жизнь я убедился, что рано или поздно любая теория находит практическое применение: очевидно, так думали и те, кто создавал вас четверорукими.

Прослеживается весьма интересная симметрия событий. Прорыв в генетической биоинженерии, способствовавший вашему появлению на свет, основан на усовершенствовании технологии маточного репликатора. Это открытие было сделано в колонии Бета. Теперь, примерно на одно поколение позже, появилась новая технология в совсем другой области науки. Она пришла оттуда же. Из-за нее вы становитесь технологически устаревшими раньше, чем достигли биологического расцвета. Во всяком случае, такова точка зрения «Галак-Тэк».

Лео замолчал, ожидая их реакции. Зал затаил дыхание. Тревога нарастала.

– Так вот, когда машина устаревает, ее выбрасывают на слом, когда устаревают профессиональные знания, полученные человеком, его посылают переучиваться. А вы устарели до мозга костей. Но это или жестокая ошибка, или… – он остановился, чтобы сильнее подчеркнуть свою мысль, – или неповторимая возможность для вас стать свободными людьми.

– Не надо записывать это, – сказал Лео, когда увидел, как квадди наклонились над своими досками, и электронные карандаши начали высвечивать ключевые слова, бегущие по миниатюрным экранам. – Это не учебные занятия, это – реальная жизнь.

Он остановился, чтобы прийти в себя. Произнесенные слова: «Не надо записывать… реальная жизнь», молниями вспыхнули в его сознании.

Прамод подплыл ближе и взволнованно посмотрел в его глаза:

– Лео, пошли слухи, что компания собирается спустить нас всех вниз и расстрелять. Как Тони.

– Не думаю. Сейчас это наименее вероятно. Скорей всего вас перевезут в какое-то подобие тюрьмы. И к вам применят своеобразный геноцид, за который никто не будет наказан. Геноцид без виноватых. Один администратор будет передавать вас другому, тот следующему, и так далее. Вы станете всего лишь частью инвентаря, на содержание которого нужно расходовать какие-то средства. Расходы будут расти, как это всегда бывает. Чтобы их сократить, компания будет постепенно уменьшать количество персонала, обеспечивающего вашу жизнь, и наконец предоставит вам самим заботиться о себе. Системы жизнеобеспечения с годами износятся. Аварии будут случаться все чаще и чаще, а снабжение и поставки необходимых материалов станут нерегулярными.

И тогда, как-нибудь ночью, без особого приказа нажать на спусковой крючок, случится непоправимая авария. Вы будете посылать сигналы о помощи, но никто даже не будет знать, кто вы такие. Никто не будет знать, что нужно делать. Уже давно не будет тех, кто поместил вас туда. Не найдется героя-спасителя. Всякая инициатива будет сразу же удушена ядом и черными намеками администрации. Следователь пересчитает тела и с облегчением обнаружит, что это всего лишь износившийся инвентарь. История Проекта Кая будет закрыта навсегда. Финиш. Это займет лет двадцать, может быть, даже десять или пять. И о вас потом просто не вспомнят.

Прамод сжал руками горло, как будто его уже душила ядовитая родэанская атмосфера. Он пробормотал:

– Пусть лучше меня застрелят сразу.

– Но, – Лео повысил голос, – вы можете взять свою жизнь в собственные руки. Наберитесь отваги и следуйте со мной. Большой риск, но дело стоит того. Я расскажу вам сейчас… – Он был всецело охвачен отчаянной жаждой великих свершений. Действительно, в таких условиях только фанатик мог рассчитывать на победу. – Я расскажу вам о Земле Обетованной…


Глава 7 | В свободном падении | Глава 9