home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Жилой комплекс Уотергейт

– Извините меня. Я только что сняла квартиру дальше по коридору, и мне ещё не успели подключить телефон. Вы позволите воспользоваться вашим?

Хендерсон не раздумывал. Рост – пять футов три дюйма, рыжеватые волосы, серые глаза, ладная фигурка, ослепительная улыбка, модно одета.

– Конечно. Добро пожаловать в Уотергейт. Заходите.

– Спасибо. Я – Хейзел Лумис. Друзья зовут меня Сисси. – Она протянула ему руку.

– Питер Хендерсон. Телефон на кухне. Я провожу вас. – Все развивалось весьма многообещающе. У Питера только что закончился длительный роман с одной из секретарш сенатора. Расставание оказалось тяжёлым для обоих.

– Я вас не беспокою? У вас никого нет?

– Нет, в квартире только я и телевизор. Вы недавно в округе Колумбия? Ночная жизнь здесь совсем не такая, как о ней думают. По крайней мере когда вам завтра снова нужно идти на службу. Где вы работаете – вы ведь, наверно, не замужем?

– Совершенно верно. Я работаю программисткой в специальной правительственной службе. Боюсь, не могу рассказать об этом подробнее.

Все складывается как нельзя лучше, подумал Хендерсон.

– Вот телефон, – открыл он дверь в кухню.

Лумис быстро огляделась вокруг, словно оценивая отделку интерьера, сунула руку в сумочку, достала монету в десять центов и протянула её Хендерсону. Тот засмеялся.

– Первый звонок бесплатный, и прошу всегда пользоваться моим телефоном в случае надобности.

– Я даже не сомневалась, что жить здесь приятнее, чем в Лореле, – заметила девушка, нажимая кнопки на телефоне. – Алло, Кэти? Это Сисси. Я только переехала, и у меня даже телефон ещё не подключён… А, звоню от соседа по коридору, он любезно разрешил позвонить… О'кей, увидимся завтра за ланчем. До свидания, Кэти.

– Кто занимался оформлением вашей квартиры? – Лумис посмотрела по сторонам.

– Я сам. В Гарварде посещал курсы по искусству и знаю несколько хороших магазинов в Джорджтауне. Если знаешь, где искать, всегда можно найти отличные товары и недорого.

– Мне так хочется, чтобы моя квартира походила на вашу! Вы не позволите посмотреть остальные комнаты?

– Разумеется. Начнём со спальни? – Хендерсон засмеялся, чтобы показать, что у него нет никаких дурных намерений – которые на самом деле, конечно, были, хотя в таких делах он проявлял терпение.

Осмотр, продолжавшийся несколько минут, убедил Лумис, что в квартире действительно больше никого нет. Через минуту в дверь постучали. Хендерсон что-то добродушно проворчал, направляясь к двери.

– Пит Хендерсон? – В коридоре стоял мужчина в деловом костюме. Сам Хендерсон был в джинсах и спортивной рубашке.

– Да? – Питер отступил в глубь квартиры, понимая, что попал в ловушку. Однако то, что последовало дальше, изумило его.

– Вы арестованы, мистер Хендерсон, – сказала Сисси Лумис, показывая своё удостоверение агента ФБР. – По обвинению в шпионаже. Вы имеете право хранить молчание и связаться со своим адвокатом. Если вы добровольно откажетесь от права хранить молчание, все сказанное вами будет записано и может быть использовано против вас в суде. Если у вас нет адвоката или вы не можете позволить себе нанять его, вам назначат адвоката, который будет представлять вас. Вам понятны ваши права, мистер Хендерсон? – Это было первое дело Сисси Лумис, связанное со шпионажем. В течение пяти лет её специальностью была борьба с грабителями банков – часто ей приходилось работать в качестве кассира, пряча в ящике с деньгами «магнум» 357-го калибра. – Вы готовы отказаться от своих прав?

– Нет. – Голос Хендерсона звучал хрипло.

– Ошибаетесь, придётся, – заметил инспектор. – Непременно придётся. – Он повернулся к трём агентам ФБР, сопровождавшим его. – Тщательно обыщите эту квартиру. Аккуратно и не поднимая шума. Мы не хотим никого будить. Вы пройдёте с нами, мистер Хендерсон. Сначала переоденьтесь. Советую идти добровольно, иначе придётся применить силу. Если пообещаете вести себя тихо, вам не наденут наручники. Но если попытаетесь бежать – поверьте мне, это может плохо кончиться.

Инспектор служил в ФБР уже двадцать лет и ещё ни разу не прибегал к оружию, тогда как на счёту у Лумис уже были два убитых преступника. Он относился к старой школе агентов ФБР и не мог не подумать о том, как отнёсся бы к случившемуся мистер Гувер, не говоря уже о новом директоре ФБР, еврее по национальности.


Линейный корабль «Нью-Джерси» | Охота за «Красным Октябрём» | Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»