home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


V. СЕНЬОРА МАГДАЛЕНА

В селении Сан-Хуан-де-Гоаве всегда жило много народу, но народ это был бродячий, одни приходили, другие уходили, никто не заживался подолгу. Сан-Хуан был как бы столицей и главным штабом охотников, туда толпами стекались женщины легкого поведения, которых всегда влечет звон золота, а золото лилось тут рекой.

Легко понять, что в Сан-Хуане было немало красивых девушек, но ни одна из них не могла соперничать с Хулией, которая славилась не только своей красотой, но также скромностью и целомудрием, снискавшими ей всеобщее уважение.

Хулия, как все порядочные девушки, сторонилась шумного сонма погибших созданий и водила знакомство только с почтенными семействами селения. Недовольные такой замкнутостью, которая казалась им высокомерием, веселые девицы окрестили Хулию «Принцесса-недотрога».

Отец Хулии, французский моряк, умер от чумы вскоре после того, как переселился на Эспаньолу вместе с дочерью и женой, сеньорой Магдаленой, как называли ее в селении.

На деньги, оставшиеся ей от мужа, сеньора Магдалена купила домик в Сан-Хуане и посвятила себя воспитанию дочери и торговле кожами. В обоих этих занятиях ей сопутствовала удача. Хулия была настоящий ангел, а бедность никогда не заглядывала к ним в дом.

Сеньоре Магдалене было лет сорок, но выглядела она тридцатилетней, и в селении находилось немало охотников поухаживать за ней. Но до сих пор никто из них не мог похвалиться ее благосклонностью; правда, никто и не заговаривал с цветущей вдовушкой о женитьбе.

Одним из самых влиятельных жителей Сан-Хуана был, несомненно, Исаак, хозяин таверны «У черного быка». Друг христиан во всем, что могло принести ему выгоду, Исаак был центром сложных любовных интриг, хранителем всех тайн, связанных с замыслами пиратов, и, кроме того, ростовщиком. Понятно, что, обладая подобными достоинствами, он был всем известен и всем необходим.

Таверна Исаака была построена так ловко, что в ней хватало места и для свидания влюбленных, и для заговора пиратов, и для трапезы охотников, причем все чувствовали себя в полной безопасности и так мало мешали друг другу, словно одни находились в Испании, а другие – на Ямайке или Тортуге.

Невзирая на все вышесказанное, Исаак пользовался высоким доверием испанского губернатора, которому сумел внушить, что является его агентом и может сообщать ему о всех замыслах пиратов и охотников, к тому времени ставших пугалом для испанской короны.

На следующий день после свидания Хулии с ее возлюбленным в Пальмас-Эрманас таверна «У черного быка» была почти пуста, и Исаак без помехи разливал из бочонка вино, благоразумно подбавляя в каждую бутылку малую толику воды.

В дверь постучали. Поспешно спрятав воду, Исаак крикнул:

– Войдите!

На пороге появился Педро-живодер.

– Да благословит вас Господь, – увидев его, лицемерно воскликнул старик.

– Добрый день, маэсе Исаак, – сказал Медведь-толстосум, не снимая шляпы, – ты один?

– Один и готов служить вам.

– Отлично. Брось-ка все это, садись, побеседуем.

Исаак забил втулку, придвинул живодеру табурет, а сам уселся на бочонке.

– К вашим услугам, – сказал он.

– Прежде всего довожу до твоего сведения, что ночная затея не удалась.

– Не удалась? Почему? Девушка не пришла на свидание?

– Прийти-то она пришла. Но случилась одна вещь… В общем, тебе дела нет до того, что случилось, и я не собираюсь тебе рассказывать. Просто ничего не вышло. Что теперь делать?

– Что делать? Не так-то легко сказать. Особенно когда не знаешь, что же произошло ночью.

– А вот этого ты не узнаешь, любопытный мошенник.

– Нет, сеньор, ничуть я не любопытен. Но мне бы следовало знать, в чем дело, не то я могу дать вам неподходящий совет.

– Ладно, ладно, давай свой совет, а я сам тебе скажу, подходит он мне или не подходит.

– Воля ваша. Вы твердо решили сделать эту девушку своей?

– Да.

– И ради этого готовы пожертвовать чем угодно?

– Да, лишь бы только не пришлось драться на ножах с этими проклятыми охотниками.

– Понятно. Сейчас я вам предложу единственный возможный план. А вы сами скажете, не слишком ли это дорогая цена за девчонку.

– Посмотрим.

– Главная помеха на вашем пути к желаемой цели – этот проклятый охотник Железная Рука, которого любит Хулия, не так ли?

– Именно так.

– А если бы не было ни его, ни сеньоры Магдалены и вы оказались бы с Хулией один на один, все бы вышло по-вашему?

– Без всякого сомнения. Ты, я вижу, не дурак.

– Значит, надо найти удобный случай…

– Вот, вот, удобный случай.

– Тогда женитесь на сеньоре Магдалене.

– Пречистая дева Мария! – подскочив на месте, воскликнул Медведь-толстосум. – Да ты с ума сошел или вздумал смеяться надо мной!

– Спокойствие, сеньор. Ни то, ни другое. Сеньора Магдалена не так уж стара или безобразна, чтобы вы пренебрегли ею, не будь вы влюблены в дочку.

– Пожалуй.

– Вы женитесь на сеньоре Магдалене, уедете с острова, отправитесь в Мексику или Панаму с обеими женщинами, а дорогой матушка может умереть или свалиться в воду, и вы останетесь один с девчонкой, далеко от всех охотников мира, да к тому же еще получите двойную выгоду – позабавитесь и с матерью и с дочкой. Признаться, мне самому очень нравится сеньора Магдалена, может быть, потому у меня и родился этот план.

Живодер задумался. Дело показалось ему достойным внимания.

Наконец он поднял голову.

– Ну что ж, все это не плохо, совсем не плохо. Будущая супруга мне не противна, а с этого проклятого острова так или иначе пора убираться; с этими дьяволами только и знаешь, что дрожишь за свою жизнь. Денег у меня хватит… но… как вы думаете, согласится ли сеньора Магдалена?

– Вот это уж зависит от того, как вы приметесь за дело.

– А как бы это сделать половчее? Начну, пожалуй, нежно поглядывать на нее, вздыхать с томным видом…

– Ну, этак-то вы просто останетесь в дураках. Женщину ее возраста этим не возьмешь, если речь идет о браке. Она высмеет вас, как мальчишку.

– Тогда как же?

– Берите ее на абордаж, без боковых заходов, без ухаживаний! Придите к ней домой, попросите разрешения поговорить с ней наедине и прямо так и выкладывайте, что для вас обоих ничего не может быть лучше, чем пожениться и уехать с этого острова. Предложите ей руку, и я уверен, что она немедля согласится.

– А если она скажет, что не любит меня?..

– Даже если она скажет, что обожает вас, не обольщайтесь. Тут не может быть других соображений, кроме выгоды. А в ее возрасте и при ее обстоятельствах брак с таким человеком, как вы, ей выгоден, уж можете мне поверить.

– А если ничего не выйдет?

– О, тогда и подумаем, что делать дальше. А пока смелей, и на абордаж!

– Правильно, завтра же пойду.

– А почему бы не сейчас?

– Сейчас?

– Почему же нет? Чем скорее, тем лучше. Сомнение – самая страшная из мук ада.

– Правильно. Сейчас и пойду.

И, решительно встав с места, живодер вышел из таверны.

Сеньора Магдалена с иглой в руках сидела в саду у дверей дома. Рядом с ней Хулия тоже занималась шитьем. Должно быть, они вели беседу о каких-то серьезных и важных делах, ибо не раз то одна, то другая, глубоко задумавшись, роняла работу на колени.

– Больше всего тревожит меня, – говорила сеньора Магдалена, – мысль о том, что в нежданный день Господь призовет меня к себе и ты, такая юная, останешься одна, без помощи и защиты.

– Не говорите так, матушка, – возражала Хулия. – Вы полны сил и еще молоды. Не скоро придет этот страшный день.

– Не думай, что смерть настигает только стариков. Могу умереть и я. Может быть, живи мы в другой стране, я так не боялась бы за тебя. Но здесь, среди этих людей… О, если бы мы могли уехать отсюда, я умерла бы спокойно, даже зная, что оставляю тебя круглой сиротой.

– Не убивайтесь так, матушка…

– Если бы ты, по крайней мере, вышла замуж, устроила свою жизнь…

Девушка зарделась.

– Но за кого можно выйти замуж на этом острове? – продолжала сеньора Магдалена. – Если и есть здесь какие-нибудь молодые французы, то они тоже охотники, а разве можно отдать девушку за кого-нибудь из этих ужасных людей?

Тут Хулия так побледнела, что мать, без сомнения, заметила бы это, если бы ее внимание не отвлек неожиданно появившийся в саду человек.

То был Педро-живодер. Он подошел поближе и вежливо, хотя и не без некоторого смущения, поклонился.

– Простите, – обратился он к сеньоре Магдалене, – что я осмелился без приглашения прийти к вам в дом, но мне необходимо поговорить с вами о важном деле.

– Говорите, сеньор, – ответила сеньора Магдалена.

– Я хотел бы поговорить с вами наедине.

Мать подала знак Хулии, и девушка немедля удалилась.

– Можете говорить, – сказала сеньора Магдалена.

– Так вот, сеньора, – начал Педро, запинаясь и ерзая на табурете, – дело в том… что… что… по правде говоря, я не знаю, с чего и начать.

– Говорите же, – улыбаясь, подбодрила его сеньора Магдалена.

– Так вот, сеньора, человек я честный и работящий.

– Без сомнения.

– Я довольно богат.

– Верю.

– Я не молод, но и не стар.

– Это всякому видно.

– И я хотел бы, то есть… мне подошло бы… вернее, мне надобно… в общем, я хочу жениться.

– Очень разумное желание.

– Еще бы не разумное. Но дело в том… что женщина… то есть дама, которую я избрал… которая, прямо говоря, мне подходит, это – вы… Вот я все и сказал…

Сеньора Магдалена ждала, что он попросит у нее руки Хулии, и уже готова была ответить презрительным смехом, но, узнав, что речь идет о ней самой, она онемела.

Медведь-толстосум вертел в руках шляпу, явно чувствуя себя не в своей тарелке.

– И вы говорите это вполне серьезно? – спросила наконец сеньора Магдалена.

– Да, сеньора. Я хорошо все обдумал и полагаю, что этот брак выгоден нам обоим.

– Выгоден обоим? Почему же?

– Судите сами, сеньора. Ни вы, ни я уже не молоды, и нам не нужны все эти детские ухаживания. Не правда ли?

– Совершенно верно.

– А между тем и я не могу больше жить один и вам нужен мужчина, который заботился и пекся бы о вас и вашей дочери… Что ж… в конце концов… я кое-чего стою. Есть у меня капиталец, человек я работящий, а вы, женщина хозяйственная, опытная… да и личико у вас свежее и румяное, словно у пятнадцатилетней девочки…

Сеньора Магдалена залилась краской, но, несомненно, была польщена.

– Говорю вам, – продолжал живодер, – нам обоим выгодно пожениться и покинуть этот остров. В самый негаданный час здесь такое начнется… Ведь один бог знает, чего можно ждать от этих людей… А нам и без того здесь не сладко… Что же вы скажете на это?

– Вы сами понимаете, – проговорила сеньора Магдалена, – что на такой вопрос сразу не ответишь. Мне необходимо подумать. Откровенно говоря, я никогда не помышляла о вторичном замужестве. Кроме того, вы, испанцы, как мужья не внушаете мне большого доверия.

– Ах, сеньора, вы предубеждены. Примите мое предложение, и вам не придется раскаиваться. Очень скоро вы убедитесь, что как муж я стою не меньше лучшего из французов.

– Хорошо, я подумаю. Вы узнаете о моем решении…

– Сегодня вечером?

– Нет, не так быстро. Через три дня.

– О сеньора! Это слишком долго. Изберем золотую середину между вашей осторожностью и пожирающим меня нетерпением. Завтра я узнаю ваше решение, и, смею надеяться, оно будет благоприятным.

– Этого я сама еще не знаю. Но чтобы показать свою сговорчивость, я согласна, приходите завтра.

– Утром?

– Нет, вечером.

– Будь по-вашему. До завтра.

– До завтра.

Живодер вышел на улицу в отличном настроении.

«Признаться, вдовушка тоже недурна, – думал он. – Пожалуй, не вскружи мне голову эта девчонка, я был бы весьма доволен. Все мы, мужчины, таковы!»

После его ухода сеньора Магдалена глубоко задумалась и до самого вечера не произнесла ни слова. Хулия с беспокойством наблюдала за ней и ломала себе голову, пытаясь догадаться, чем мог этот человек так взволновать ее мать.

Уже стемнело, когда сеньора Магдалена позвала дочь к себе и плотно закрыла дверь. Девушка дрожала от страха: а вдруг мать узнала о ее любви к Антонио?

– Дочь моя, – начала сеньора. – Мне нужно сообщить тебе важную новость.

– Какую, матушка?

– Ты сама понимаешь, доченька, что живем мы тут одни, без защиты, без поддержки, одним словом, без мужчины в семье…

– Да, матушка.

– Что со всех сторон нам грозит опасность, особенно тебе, такой молодой и красивой…

Хулии показалось, что она догадывается, в чем дело.

– Значит, надо нам смириться перед судьбой, надо, чтобы к нам в семью вошел мужчина как наш законный защитник и увез нас с этого острова.

– Матушка! – воскликнула Хулия, уверенная, что ее хотят выдать замуж.

– Дочь моя, Хулия, так надо. Я понимаю твои чувства, но это необходимо.

– Но, сеньора!.. – начала Хулия и разразилась слезами.

– Не мучай меня, доченька, мне и самой это нелегко. Но так лучше для нас обеих, и я твердо решила выйти замуж.

– Ах! – воскликнула девушка, чувствуя, как камень свалился с ее сердца.

– Что ты об этом думаешь?

– Сеньора, вы сами себе госпожа. Если вы довольны своим выбором, то буду довольна и я.

– Я все обдумала и вижу, что в этом единственная надежда уехать отсюда.

– А кто же, сеньора, человек, заслуживший ваше доверие?

– Ах, дочь моя, я ничего от тебя не скрою. Он приходил к нам сегодня днем.

– Педро!

– Он самый. Он человек порядочный, хотя и грубоватый… Тебе он не нравится?

– Если он будет любить вас и вы будете счастливы, матушка, я полюблю его, как родного отца.

– Да благословит тебя бог!

Сеньора Магдалена поцеловала Хулию в лоб и, успокоенная, вышла из комнаты.

В эту ночь сеньора Магдалена, вновь почувствовав себя невестой, видела счастливые сны.


IV. ОХОТНИКИ | Пираты Мексиканского залива | VI. ВЕРБОВКА