home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XIII. КАНУН СВАДЬБЫ

Паулита как безумная выбежала на улицу. Чувство ревности ей было еще незнакомо; она мирилась с тем, что дон Энрике ее не любит, но подозрение, что он влюблен в другую, причинило ей невыносимую боль.

Кроме того, она знала, что Хулия без памяти любит молодого пирата, в котором она женским чутьем угадала дона Энрике; и мысль о том, что он дорог еще одной женщине, ножом полоснула ее по сердцу.

Сперва она бросилась к дому Хулии: надобно убедиться, решила она, в самом ли деле пират и дон Энрике одно лицо. Но, поднимаясь по лестнице, она передумала.

Ведь стоит Хулии узнать, что ее возлюбленный в Мехико, как свадьба с доном Хусто немедленно расстроится, а там уж молодой девушке будет нетрудно соединиться со своим пиратом. Если же свадьба состоится, влюбленному дону Энрике останется лишь уехать в далекие края, и тогда – кто знает…

Брак Хулии с доном Хусто послужит залогом счастья Паулиты. Нет, она не станет рассказывать девушке о доне Энрике, решила Паулита и повернула назад. В глубине патио она увидела своего мужа, который о чем-то увлеченно беседовал с Хуаном де Борикой. О чем это они могли толковать?

Не задерживаясь долго на случайной мысли, – до того ли ей было? – молодая женщина поспешила домой. А Москит весь день где-то пропадал.

Дон Диего собрал уже достаточно сведений, чтобы предстать перед вице-королем; побуждения злого клеветника, дона Хусто, были для него совершенно ясны.

Не сказав дону Энрике ни слова, он отправился вечером к вице-королю.

– Полагаю, вам уже удалось разузнать немало интересного, – сказал маркиз де Мансера.

– Да, я уже могу нарисовать перед вашей светлостью полную картину.

– Вот как?

– Господь пришел мне на помощь в моих добрых намерениях; сейчас ваша светлость узнает все и сможет принять необходимые меры.

– Говорите.

– Прежде всего, сеньор, анонимное письмо написано той особой, которой была известна тайна дона Энрике; между тем он спас ей жизнь.

– Какая низкая женщина!

– Именно так я ей и сказал в лицо.

– Она призналась?

– Почти. Во всяком случае, отрицать не решилась.

– С этой стороны дело достаточно выяснено. Ну, а как с доном Хусто?

– Дон Хусто дал мне понять следующее: у графа де Торре-Леаль в первом браке родился сын, законный наследник его титула и состояния. Овдовев, граф вступил во второй брак с сестрой дона Хусто, и от этого союза у него родился сын, который мог стать его наследником лишь в случае смерти дона Энрике. Вот почему дон Хусто решил избавиться от законного наследника майората. Для полной свободы действий он исхлопотал себе назначение управителем имущества и опекуном племянника, к которому должно было перейти наследство.

– Чудовищный замысел!

– Итак, его план состоял в том, чтобы клеветой добиться изгнания дона Энрике и устроить засаду на его пути. Приказ об изгнании был дан, убийца нанят, но, по счастью, дон Энрике был не убит, а спасен. Бедному юноше пришлось бежать в дальние края, стать охотником и, наконец, примкнуть к пиратам.

– Печальная история. Дьявольский план!

– Которому я против своей воли способствовал, сеньор. Признаюсь вашей светлости, я искал случая вызвать дона Энрике на дуэль и заранее привлек судей на свою сторону, чтобы в случае моего торжества не подвергнуться преследованиям.

– А я, поверив злым наветам, также помог черным замыслам его недруга.

– Какое счастье, что во власти вашей светлости загладить нашу невольную вину.

– И это будет сделано.

– Сеньор, завтра свадьба дона Хусто, и завтра же истекает последний срок, назначенный покойным графом для введения в наследство дона Энрике.

– Но дон Энрике жив, и срок теряет свою силу. Однако было бы необыкновенно удачно, если бы именно в этот день он потребовал принадлежащее ему по праву имя графов де Торре-Леаль.

– Это было бы просто изумительно.

– Так мы и сделаем. Где дон Энрике?

– В моем доме, сеньор.

– Приходите с ним сегодня в полночь. Я подпишу помилование, и с этого момента дон Энрике получит право требовать наследство и титул.

– Ваша светлость дарует счастье дону Энрике.

– Итак, жду вас.

Дон Диего сияющий вышел из дворца. Но он задумал сделать дону Энрике сюрприз, чтобы полнее насладиться его радостью: вот почему он ничего не рассказал ему, только попросил быть готовым к двенадцати часам ночи. Дон Энрике молча выслушал своего друга. Пробило двенадцать, дон Диего взял шляпу, накинул плащ, опоясался шпагой и обратился к дону Энрике, который последовал его примеру:

– Прошу вас сопровождать меня.

Молчаливый и безразличный ко всему, дон Энрике направился со своим другом к воротам дворца.

Войдя в большое унылое здание, жилище вице-королей в Новой Испании, они пересекли ряд безлюдных, обширных патио и темных коридоров, скупо освещенных фонарями. Лишь кое-где им попадались часовые с алебардой. В тишине ночи гулко отдавались шаги молодых друзей. Наконец они подошли к апартаментам вице-короля.

Там было заметно некоторое оживление; в покоях горел свет, двигались рабы и слуги, слышались голоса, смех.

Казалось, там сосредоточилась жизнь прежнего дворца Монтесумы.

Вице-король ожидал прихода дона Диего и дона Энрике.

– Ваша светлость, – сказал Индиано, – вот юный граф де Торре-Леаль.

– Добро пожаловать, кабальеро, – произнес вице-король, – садитесь, и побеседуем с вами, мне многое нужно узнать у вас и сообщить вам.

– К вашим услугам, ваша светлость.

– Прежде всего, известно ли вам, что завтра истекает срок, назначенный вашим отцом, – упокой господи его душу, – и, ежели вы не явитесь вовремя, титул и состояние графа перейдут к его младшему сыну?

– Сеньор, об этом решении мне ничего не известно.

– Выходит, что вы совсем отказались от ваших прав?

– Сеньор, изгнанный по повелению вашей светлости, без надежды когда-либо вернуться в Новую Испанию, уверенный, что в случае пленения я буду приговорен к смерти, – ведь надо мной нависло обвинение в нападении на королевских солдат, хотя я и не принимал в нем участия, – я примирился с мыслью о печальном и безвестном существовании в чужом краю.

– Дон Энрике, – ответил вице-король, – все это в прошлом, моя доля в ваших несчастьях велика, теперь я хочу восстановить ваше доброе имя. Именем его величества дарую вам прощение за время, проведенное вами среди пиратов.

– Благодарю вас, сеньор.

– А теперь вы вправе требовать возвращения вам титула и состояния вашего покойного отца. Вас оклеветал тот, кто завладел вашим наследством.

Дон Энрике устремил вопрошающий взгляд на дона Диего. Вице-король понял.

– Этого человека зовут дон Хусто.

– Дон Хусто?

– Да, это брат вашей мачехи. Завтра вы появитесь перед ним, как выходец с того света, в торжественный для него час, когда, возможно, свадебная церемония будет уже закончена.

– Он женится?! – воскликнул дон Энрике, забывая, что по этикету не положено задавать вопросы вице-королю.

– Да. Дон Диего расскажет вам на ком.

– На очаровательной девушке, недавно поселившейся в нашем городе, – пояснил дон Диего. – Не знаю имени ее отца, но мне говорили, что семья жила постоянно на Эспаньоле, что девушка по происхождению француженка, а зовут ее Хулия.

– Хулия! – воскликнул дон Энрике, снова забывая, что он находится перед вице-королем. – Хулия! Но, боже мой, это невозможно!

– Как, вам знакома эта девушка? – спросил вице-король.

– О да, сеньор! Простите, ваша светлость, что я осмелился забыться в вашем присутствии. Ведь с этой девушкой я мечтал соединить свою судьбу в тот день, когда мне удастся вновь обрести свободу. И вернул бы я свое богатство и знатное имя или остался бы нищим изгнанником, все равно я предложил бы ей руку.

– А она знала все? Знала, кто вы?

– Нет, сеньор, она не знала даже моего имени. Но она знала, что я люблю ее, что мы поженимся, и поклялась ждать меня.

– Значит, она забыла вас.

– Не думаю. Хулия на это не способна. Здесь кроется непонятная для меня тайна. По доброй воле Хулия не вышла бы замуж за другого.

– В таком случае необходимо расстроить эту свадьбу, – сказал дон Диего.

– Вы находите, что это возможно? – спросил вице-король.

– Если девушка по-прежнему любит дона Энрике, то стоит ему появиться перед ней, как она откажется от брака с доном Хусто. А уладить все остальное очень просто, сеньор.

– Превосходно. Но не будем терять ни минуты. Ночь на исходе, а свадьба, возможно, состоится рано поутру.

– Просим у вашей светлости разрешения удалиться.

– Разрешаю. Дон Энрике, вот пергамент с дарованным вам прощением. Приходите сообщить, успешно ли продвигаются ваши дела.

– Благодарствуйте, сеньор, – ответил дон Энрике, почтительно склонившись перед вице-королем и принимая из его рук грамоту.

Молодые люди вышли из дворца.

– Дорогой друг, – сказал дон Энрике, – я вам и так уже многим обязан, но все же прошу вас, не покидайте меня: необходимо помешать этому браку. Если Хулия обвенчается с доном Хусто, я не знаю, что со мной будет.

– Дон Энрике, то, что я сделал для вас, ничтожно по сравнению с возвращенной мне честью и счастьем; располагайте мною, я весь к вашим услугам.

– Знаете ли вы, где живет Хулия?

– Нет, понятия не имею.

– У кого мы могли бы получить эти сведения?

– Я знаю только одну особу, которой это известно.

– Кто же она?

– Это молодая женщина по имени Паулита.

– Паулита?

– Да, она-то и сообщила мне, что дон Хусто женится.

– Так идемте же к ней.

– Идемте.

Дон Энрике с лихорадочной поспешностью направился к дому Паулиты. Дверь оказалась на запоре. На стук никто не отозвался. Подождав, дон Энрике снова постучал, потом забарабанил, но все было безуспешно.

– Очевидно, ее нет дома, – заметил Индиано.

– Как же быть?

– Ничего не поделаешь, придется ждать.

– Ждать? Но время летит… А если она до рассвета не вернется домой? Если никто не сможет сообщить нам, где дом Хулии, и бракосочетание тем временем состоится?

– А как вы предлагаете поступить?

Дон Энрике погрузился в размышления, потом горестно воскликнул:

– Вы правы, – остается лишь ждать. Может быть, она вернется.

– Будем ждать.

Оба продолжали стоять около двери. Дон Энрике – снедаемый сильнейшей тревогой, дон Диего – задумчивый и печальный.

Близилось утро, никто не появлялся, дон Энрике сходил с ума от беспокойства и нетерпения.

Внезапно в переулке послышались шаги, мужские шаги. Друзья бросились вслед за незнакомцем, который при виде людей попытался было бежать, но его уже крепко держали четыре руки.

– Москит! – с удивлением воскликнул дон Энрике. – Мы спасены.

– Да, это я, дон Энрике, – сказал Москит, справившись с испугом.

– Знаешь ли ты, где живет Хулия? – спросил дон Энрике.

– Да, сеньор.

– Ну, так веди меня к ней.

– Это невозможно.

– Невозможно? Почему?

– Сеньор, меня преследует стража, я должен бежать.

– Так укажи улицу, дом.

– А для чего это вам, сеньор?

– Москит, мне необходимо расстроить свадьбу Хулии, а для этого я должен с ней увидеться.

– Ну, вы можете быть совершенно спокойны, свадьба и без того расстроена.

– Свадьба расстроена? Откуда ты знаешь?

– Да очень просто: этой ночью сеньорита Хулия бежала из дому.

– Бежала?

– Вернее сказать, я ее похитил из дому по приказу дона Педро Хуана, он, видите ли, тоже жаждет расстроить эту свадьбу.

– И где же сейчас находится сеньорита?

– Сеньор, узнав, что за мной гонится стража, я ее оставил на попечение Паулиты в доме на углу той улицы, где монастырь Санто-Доминго. Ступайте туда.

– Чей же это дом?

– Спросите там дона Педро Хуана де Борику.

– Дом принадлежит ему?

– Он нанял его на время. Там же увидите и Паулиту.

– Плохо тебе придется, если ты нас обманываешь.

– Клянусь богом!

– Ступай. Вы пойдете со мной, дон Диего?

– Конечно.

Друзья поспешно направились на ту улицу, где стоял монастырь Санто-Доминго.


XII. ПЛАН СОЮЗА | Пираты Мексиканского залива | XIV. ПОХИЩЕНИЕ