home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


НА ДВА ПУНКТА РАНЬШЕ ЖИРИНОВСКОГО

12 апреля 1991 года Павел Попович с небольшой уфологической свитой, куда входил и я, переступил порог Министерства юстиции СССР. В этот день, совпавший с Днем космонавтики, в актовый зал пригласили представителей четырех общественных объединений, зарегистрированных в качестве полноправных юридических лиц. Играла музыка, суетились фотокорреспонденты. Торжественно вручая Поповичу свидетельство № 62 о регистрации Всесоюзной уфологической ассоциации, министр Геннадий Лущиков повернулся к залу и сказал: "Я с удовольствием передаю вам эти документы, как старый приверженец вашего дела. Еще в студенческие годы я увлекался запрещенными лекциями уфолога Ажажи". Павел пожал ему руку и вручил на память фирменный значок Уфоцентра. А я, сидя в публике, не буду скрывать, расчувствовался и пожалел, что не смогу обрадовать новостью маму, которая не дожила полгода до этого дня. Мне хотелось уйти из зала на простор, в солнечный день, впустить в себя праздник, пройдясь по местам детства, и я не остался фотографироваться по случаю вместе с другими сегодняшними именинниками, среди которых, кстати, был и Жириновский, получивший документ за номером 64. Мне он был тогда совершенно незнаком, но я сразу запомнил этого человека, его манеру возвышаться и повадки незаслуженно незамеченного гения. (Гений - это человек, которому далеко до других. Шутка.)

Был взят очередной, но такой необходимый барьер. Уфология, как научное направление, как общественное движение в нашей стране теперь признана законной, получила права гражданства. И попадала в цепкие лапы системы: надо было зарегистрировать ассоциацию в Межведомственной комиссии Моссовета, открыть расчетный счет в банке, согласовать образцы и изготовить штамп и печать, официальные бланки, стать на учет в налоговой инспекции, пенсионном фонде, получить абонентский ящик на почте, выбить телефонный номер в районной телефонной сети и т. д. и т. п., ленты, кружева, ботинки. В общем, опять приходилось с боем брать каждую пядь во лбу очередной шеренги столичных чиновников. Все это отвлекало от научного поиска. Понять смысл необычной реальности - в этом теперь был сосредоточен и смысл моей жизни. А рутинная работа, к сожалению, не отпускала и опустошала.

Спета песенка давно, вручена награда, Но кому-то все равно ехать дальше надо. И не спросит вас никто, и семья не рада. А что делать? Все равно дальше ехать надо.

Меня всегда беспокоят вопросы - почему многие достойные люди рано уходят из нашей жизни? Почему, например, погиб Гагарин? Наверное, потому, что далее его жизнь на Земле не имела смысла. А обрекать его на последующие мучения было бы не гуманно. Но кто управляет всем этим?

В Уфоцентре появились филиалы: Северо-Кавказский в Ростове-на-Дону; Ступинский - в Подмосковье, лаборатория "Вега" в городе Железнодорожном. В каждом из них был директор, проведенный распоряжением по ассоциации, а я автоматически трансформировался в генерального. Крепла научно-инженерная мощь Уфоцентра, который обрастал сотрудниками и аппаратурой, подтягиваясь до уровня НИИ. И возникла, как сама собой разумеющаяся, должность директора-координатора. Я был рад, когда на эту вакансию, как на капитанский мостик, взошел мой давний - еще с курсантских времен - друг Давид Дубман. Отставной командир-подводник, эрудит, четкий, рассудительный и бравый человек. Небезразличный к уфоидее, которую принимал всей натурой, он взвалил на себя тяжелый груз организационных обязанностей.

Тут приходится каждому смертному

До всего доходить самому,

Доверяя сердечному трепету,

Куда больше, чем просто - уму...

За спиной Давида, а для меня с юных времен - Димы, я почувствовал себя как за каменной стеной. В это время авторитет Павла Поповича работал на ассоциацию вдоль, поперек и зигзагообразно. Бумаги с его подписью, подкрепленные устными аргументами дипломатичного Дубмана, получали высший проходной балл, и вскоре постройка сложного административного статуса Уфологической ассоциации была, в основном, завершена. И мы стали готовить 2-ю научную конференцию Всесоюзной уфологической ассоциации: рассылать информационные письма на места, писать доклады, формировать повестку дня. И все это на фоне обследования и даже медицинской реабилитации множества контактантов, выпуска брошюр и журнала, установления связи с иностранцами.


ЧАЙНЫЕ ЦЕРЕМОНИИ | Иная жизнь | НА ПЛОСКОЙ КРЫШЕ