home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ПОД ЗНАМЕНЕМ АССОЦИАЦИИ И РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

На 2-й конференции в октябре 1991-го собрались представители 160 организаций в нее входящих. Уфоцентр докладывал некоторые научные результаты, главным образом статистические данные по обследованию нескольких сотен контактантов. Выводы были неутешительные. Контакты, в основном, влияли отрицательно. Это же подтвердила выступившая американка Рима Лейбоу - директор Нью-Йоркского института аномальных травм. Уровень докладов и прений был высок и научен половина выступавших имела ученые степени и звания. В перерыве я обратил внимание, что в фойе первого этажа незнакомые люди торгуют знакомой мне книгой. Это был труд итальянца Орацио Валенти, тираж которого он передал Союзуфоцентру для бесплатного распространения. Будь я в то время не в отпуске, то не впустил бы этот опус даже на порог, ибо книга эта никак не научная, а обычная религиозная поделка. Посланный к торгующим директор-координатор Д. Дубман реквизировал несколько десятков брошюр, выпрошенных у него "представителями с мест" для якобы безвозмездной раздачи в уфологических коллективах.

Как всегда, не обошлось и без выпадов уфокультистов. Они обрушились на меня во второй день работы, когда отсутствовал Павел Попович.

В конце перерыва, когда зал "Стальпроекта" стал заполняться, дама из подмосковных Мытищ сняла со сцены переносной микрофон и вне программы стала громогласно обращать всех в новую веру, по которой инопланетяне являются посланниками Бога, насаждающими среди нас счастливое будущее. На мое предложение закругляться и дать возможность перейти к выступлениям по повестке дня дама пронзила меня демоническим взглядом и заявила, что меня настигнет скоро возмездие, а для начала отсохнет левая рука.

Когда фанатка успокоилась и все вошло в норму, пришлось, к несчастью, вежливо прервать и Эдуарда Наумова, известного пропагандиста парапсихологии. Он вышел на сцену в белых брюках и черном бархатном пиджаке, показал несколько слайдов, где изображен астронавт Эдгар Митчелл - сначала один, потом один в скафандре и, наконец, не один, а с Наумовым - и долго рассказывал, что после посещения Луны американец совсем по-другому, исключительно духовно смотрит на жизнь. Я был вынужден остановить Эдуарда. И причиной, конечно, были не белые брюки, а напрасная трата времени, пустой разговор, который бы "на бис" прошел, скажем, в доме культуры совхоза "6-й год пятилетки", но никак не вязался с климатом научного обсуждения, установившемся на конференции.

Отрадно, что удалось, в итоге, опубликовать представленные доклады и тезисы в собраниях научных трудов "Тоннель", выпускаемых Уфологической ассоциацией.

Ухудшение финансовой ситуации в стране стало отражаться и на деятельности Уфоцентра, который организационно по-прежнему входил в состав Всесоюзного научно-исследовательского центра традиционной народной медицины профессора Я. Г. Гальперина на правах государства в государстве. Нашим бухгалтерам, уже имевшим свой счет в банке "Менатеп", стало казаться, что деньги, еще приходящие по инерции в адрес ВНИЦТНМ от подписчиков на издания Уфоцентра и от заочников школы "Базис", не всегда попадают к нам. Проверить это было трудно. Потом возникли шероховатости по окладам новых штатных единиц.

А тут вдруг зашаталась под ногами арендуемая нами в "Стальпроекте" почва. После конференции принесли крупный счет за использование актового зала. Это была очередная свежемороженная глупость, исходящая от нового руководства "Стальпроекта". Дело в том, что и в прошлом году, и в этом вопрос об оплате зала не оговаривался. Его не было и в согласованном заранее протоколе о порядке проведения конференции. Молодой директор ругнул старого, только что ушедшего на пенсию, за его доброту к уфологии, применив необычное определение "глубокочеловечный маразматик".

Возникла тупиковая ситуация. То есть нужно было выходить из ВНИЦТНМа и съезжать из "Стальпроекта". Первое требовало от Уфоцентра полной самоокупаемости, второе - нового гостеприимного хозяина. Заочная школа "Базис" оказалась для нас надежным экономическим базисом, хотя руководители разных мастей упрекали меня, что установленная нами оплата за обучение смехотворно мала. Так что вопрос полной финансовой автономии Уфоцентром решался проще, чем в Чечне. А по поводу аренды я снова ушел от уфологии в поиск свободной недвижимости. Но уфология никуда не отпускала.

Сначала мастер спорта Зинаида Ивановна Чурбакова из Челябинска привела за ручку своего великовозрастного сына Максима, находившегося под следствием курсанта авиационного училища, и попросила спасти его от суда. А потом другая мама-москвичка Надежда Алексеевна Денисова привела дочку, девятиклассницу Юлию, которая, проснувшись утром, обнаружила вырезанные кем-то ночью на ее ноге узоры. Итак, Максим Чурбаков.


НА ПЛОСКОЙ КРЫШЕ | Иная жизнь | МАКСИМ ЧУРБАКОВ И ДРУГИЕ