home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


43

Я очнулся в переулке. Привычное дело. У меня перед глазами маячила чья-то физиономия. Чудеса. Почему эти рожи постоянно меняются? Я вновь попытался схватить своего визави за горло, но быстро убедился, что это не крысюк. Он поднял несчастного Гаррета одной рукой и как следует встряхнул.

– Мама, это ты? – Моя матушка имела привычку трясти меня, когда я выкидывал что-нибудь из ряда вон. Разумеется, то было в далеком детстве.

– Чего?

Великое небо, опять промахнулся.

Меня отодвинули на расстояние вытянутой руки, оглядели с головы до ног, повертели в воздухе. Я тоже не упустил случая изучить своего нового знакомца.

Длинные, вьющиеся, светлые волосы. Голубые глаза, способные свести с ума любую девчонку. Точнее, один глаз. Второй закрыт черной кожаной повязкой. Рост около девяти футов. Мышцы так и выпирают из-под кожи. Образчик физического совершенства. По всей видимости, занимается только тем, что качает мускулы да смотрится в зеркало.

Таких, как он, я в Танфере еще не встречал. Должно быть, очередной жалкий божок. Но не годорот и не шайир.

– Что дальше? – пробормотал я. – Кто ты такой, дубина стоеросовая?

Я по-прежнему чувствовал себя молодым и сильным.

Меня снова встряхнули.

Черт побери, я силен, как стая диких кошек!

– Помалкивай, пока тебя не спросят.

– Договорились. – Кажется, кто-то обещал, что меня будут защищать?

Шмяк. Шмяк.

– Родриго! Трог! – Мне нужен был кто-нибудь поздоровее, чтобы отвлечь этого парня.

На мой призыв откликнулся Попка-Дурак. Он ворвался в полумрак переулка с широкой, залитой светом улицы.

– Как тебе это зрелище? – Я вновь удостоился встряхивания.

– Умственно отсталый тип, – определил попугай.

– Ты его видишь?

Верзила замахнулся на птичку. Попугай метнулся в сторону. Он явно видел моего противника.

– Помолчи, Гаррет.

– Легко тебе говорить.

Красавчик, похоже, растерялся. Видимо, не привык, чтобы его не слушались. Вновь замахнулся на Попку-Дурака. Может, у него предубеждение против говорящих птиц? Попугай без труда увернулся.

– Ты пробовал с ним поговорить?

– Да. Он велел мне заткнуться, а потом принялся меня трясти. Ты не знаешь, кто он такой? – Верзила поднес меня к глазам. – Кстати, у богов есть свои зубные врачи? Ему давным-давно пора показаться дантисту. От него воняет, как от поля битвы...

Великое небо!

Покойник тоже догадался.

– Бог войны.

– Ты меня не боишься? – поинтересовался мой новый знакомец, опускаясь на корточки.

– Я целых пять лет гулял на твоем празднике. Так что ты меня уже ничем не испугаешь. – Надеюсь, он не страдает склонностью выискивать, где правда, а где вымысел. – Как тебя зовут? И что тебе нужно?

– Я зовусь Шинриз Разрушитель. – Маэстро, барабаны, пожалуйста! И фанфары.

– А! Я знаком с твоей сестричкой Мэгги.

Он нахмурился. Похоже, не понял. Наверно, разрушители держат каждый свою лавочку.

И с чего я взял, что боги умнее людей?

– Гаррет, – окликнул попугай, усаживаясь на мое плечо. – Я этого имени раньше не слышал. А ты?

– Вроде бы слыхал. На службе.

Шинриз Разрушитель взмахнул кулаком. От удара из ближайшей стены вывалилось несколько кирпичей. Открылась комната, в которой занималась любовью какая-то парочка. Они на мгновение отвлеклись от своего занятия и разинули рты. Женщина завизжала. Значит, Шинриза видел не только я.

Бог топнул ногой. Из стены вновь посыпались кирпичи.

– Пожалуй, пора сматываться, пока он все тут не развалил, – заметил я.

Припадок ярости, обуявшей Шинриза, неожиданно миновал. Бог снова схватил меня.

– Ты нашел ключ?

– Нет.

– И не ищи.

Издалека донеслось затухающее: «От Нога не скрыться».

– Почему? И какое тебе дело? Ты же не годорот и не шайир.

– Я хочу, чтобы досталось и тем и другим. Ты не станешь...

– Конечно, старина, конечно. Только разберитесь сначала между собой.

Шинриз нахмурился, наклонил голову. Должно быть, задумался.

– Приближаются другие, – сообщил попугай и взмыл в воздух.

– Знаю.

Бог войны ухмыльнулся. Да, зубки у него были еще те.

– Я буду тебя защищать, – заявил он, крайне довольный собой.

– Разумеется. Кстати, сюда направляется Ног Неотвратимый, который хочет меня похитить. Разберись с ним, а я пока спрячусь.

Я пробрался сквозь полуразрушенную стену в ту комнату, в которой любезничала спугнутая Шинризом парочка. У великана был такой вид, словно он заподозрил неладное. Из-за его спины раздалось торжествующее: «От Нога не скрыться». Ног взял след.

Что там говорил Шаромыга? Комитет поставит игрокам на вид за чрезмерное старание? Должно быть, еще не все узнали про выговор. К тому же Шинриз наверняка и слыхом не слыхивал ни о каком Комитете. Ведь он добивается того, что полностью противоречит интересам Шаромыги.

Почему я не уточнил, что ему конкретно нужно?

Ах да. Из-за Нога.

Ног между тем прибыл.

Пролетели кирпичи. Загремел гром. Засверкали молнии. Я зажал уши ладонями и бросился бежать. Шинриз Разрушитель, похоже, стремился оправдать свое прозвище, уничтожая с помощью Нога близлежащие здания.

Послышались крики.

Эти жалкие свинцовые божки слишком много о себе возомнили. Пожалуй, чем ближе срок, тем больше они надоедают людям. Может...

Но ведь раньше боги обитали на своей улице, никого не трогая.

– От Нога не скрыться. – Мне показалось, Ног был немало изумлен тем, что кто-то посмел бросить ему вызов.

Хотел бы я знать, где нахожусь, чтобы прикинуть, где мне следует быть. Надежнее всего, по-моему, пристроиться у главного алтаря Четтери.

Ступив одной ногой из переулка на широкую улицу, я заметил размытое пятно. Йоркен сегодня не знал ни минуты отдыха. Он промчался мимо, торопясь на божественное состязание.

События принимали нужный мне оборот. Шайиры и годороты подтягивались к месту схватки. А я спокойно уходил все дальше – крадучись, как нас учили на службе, когда мы сражались с венагетами.

Грохот усиливался. Падали дымовые трубы. Летали по воздуху обломки крыш. Показались стражники. Зеваки мгновенно утратили всякий интерес к происходящему и разбежались кто куда. Я последовал их примеру.


предыдущая глава | Жалкие свинцовые божки | cледующая глава