home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11

Две кабины подъемника взбирались на башню; в одной был Краг с доктором Варгасом, в другой – Мануэль с друзьями. Тор Смотритель надеялся, что они задержатся ненадолго. Как обычно, пока на башне были посетители, подъем блоков прекратился. Смотритель дал рабочим команду чинить износившиеся тросы подъемника, заменять севшие аккумуляторы, проводить профилактический осмотр трансмат-кабин – в общем, заниматься всевозможными второстепенными делами, которых на строительстве всегда хоть отбавляй. Смотритель лавировал среди суетящихся бет и гамм, кивал, обменивался Приветствиями, а нередко и тайными знаками, понятными только приверженцам Веры, к которым относились почти все андроиды, работающие на строительстве: безусловно все гаммы и больше трех четвертей бет. Обходя стройку, Смотритель встречал Отвечающих, Жертвующих, Уступающих, Стерегущих, Поглощающих, Экстраполяторов, Трансцендентов – были представлены практически все касты, даже полдюжины Хранителей (все – беты). Смотритель мысленно поаплодировал недавнему решению допустить бет в касту Хранителей. Кому-кому, а андроидам не пристало практиковать дискриминацию.

Смотритель проходил через северный сектор стройки, когда из лабиринта разнокалиберных куполов появился Леон Сполдинг. Андроид сделал вид, что не заметил его.

– Смотритель! – позвал эктоген.

Андроид удалялся, изображая глубокую задумчивость.

– Альфа Смотритель! – во всю мощь легких выкрикнул Сполдинг.

Похоже, разговора было не избежать. Смотритель замедлил шаг, и эктогену ничего не оставалось, как только торопливо, чуть ли не бегом, догонять его.

– Да? – произнес Смотритель, когда Сполдинг поравнялся с ним.

– Альфа Смотритель, уделите, пожалуйста, мне чуть-чуть вашего драгоценного времени. Я хотел бы кое о чем у вас спросить.

– Спрашивайте.

– Вам знакомы эти строения? – торжественно произнес Сполдинг, махнув рукой в сторону скопления куполов.

– Хранилища, душевые, столовые, пункт первой помощи и прочее в том же роде. А в чем дело?

– Я осматривал этот сектор строительства, и в один из куполов мне не было позволено войти. Двое наглых бет битый час объясняли, почему мне туда нельзя.

Церковь! Смотритель мысленно принял боевую стойку.

– Что происходит в том куполе? – спросил Сполдинг.

– Я понятия не имею, о каком куполе вы говорите.

– Я покажу вам.

– В другой раз, – нервно проговорил Смотритель. – Сейчас меня ждут в главном центре управления.

– Там что, не могут подождать еще пять минут? Пойдемте со мной.

На это Смотритель не нашелся, что возразить. Холодно кивнув, он углубился вслед на Спеллингом в лабиринт куполов, надеясь, что эктоген быстро заблудится. Сполдинг не заблудился. Кратчайшим путем он устремился прямо к церкви и победным жестом указал на неприметный серый купол.

– Вот, – сказал он. – Что здесь?

Снаружи церковь охраняли двое бет из касты Стерегущих. Лица их были спокойны, но один из них, когда Смотритель мельком взглянул в его сторону, тайным жестом дал понять, что не знает, как быть. Смотритель, шевельнув пальцами, показал, что берет ситуацию под свой контроль.

– Понятия не имею, – ответил он Сполдингу. – Друзья, – обратился он к бетам, – что в этом куполе?

– Здесь фокусирующее оборудование для системы охлаждения, Альфа Тор, тут же отозвался один из бет.

– Вам ответили так же? – поинтересовался Смотритель у эктогена.

– Да, – сказал Сполдинг. – Но я сказал, что хочу осмотреть здание. Мне сказали, что это опасно. Я ответил, что знаком с основами техники безопасности. Тогда мне сказали, что это повлечет серьезные физические неудобства. Я ответил, что физическое неудобство для меня не помеха и о степени неудобства я лучше буду судить сам. Тогда мне было сказано, что в куполе идет настройка чувствительной аппаратуры и, если я войду, наверняка произойдет сбой. Вместо этого мне предложили осмотреть аналогичное здание неподалеку. И в течение всего разговора эти двое бет, которых вы сейчас видите, преграждали мне путь. Я уверен, Альфа Смотритель, они удержали бы меня силой, попытайся я войти. Что здесь происходит?

– А вам не приходит в голову, что все сказанное вам – правда?

– Их упрямство показалось мне подозрительным.

– Так что же там, по-вашему? Бордель для андроидов? Штаб заговорщиков? Склад психотропных бомб?

– В данный момент, – четко выговорил Сполдинг, – меня больше интересует то, почему меня сюда так упорно не хотят пускать, чем то, что там может быть на самом деле. Как личный секретарь Симеона Крага…

Оба беты автоматически начали делать знак «Славься, Краг». Смотритель бросил на них сердитый взгляд, и они неподвижно застыли. -…я имею право… да нет, я обязан знать обо всем, что происходит на строительстве, – продолжал Сполдинг, очевидно ничего не заметив. – Таким образом…

Смотритель внимательно разглядывал эктогена, пытаясь понять, что тому может быть известно. Ему хочется поскандалить Просто так, из общих соображений? Или он чувствует угрозу своему авторитету? Или он уже знает, что в это куполе церковь, и теперь хочет подставить Смотрителя?

Мотивы поведения Сполдинга всегда было нелегко понять. Источник его неприязни к андроидам большого секрета ни для кого не составлял: он был эктоген. Отец Сполдинга в молодости решил подстраховаться на тот случай, если с ним что-нибудь случится прежде, чем он получит разрешение завести ребенка; мать Сполдинга тошнило при одной мысли о беременности и родах.

Они оставили свои гаметы в генетическом банке и вскоре после этого попали под горный обвал в Ганимеде. Их семьи были богаты и обладали политическим влиянием, но только после пятнадцатилетней тяжбы замороженные в генетическом банке яйцеклетки и сперматозоиды получили разрешение соединиться.

Зачатие произошло in vitro, зародыш был пересажен в искусственную плаценту, и через стандартные двести шестьдесят шесть дней на свет появился Леон Сполдинг. С момента рождения он обладал всеми гражданскими правами человека, включая право унаследовать состояние родителей. Но, как большинство эктогенов, он очень обостренно воспринимал размытую границу, отделяющую зачатых в пробирке от зачатых в автоклаве, и старался подчеркнуть собственную полноценность ничем не прикрытым презрением к тем, кто был полностью синтетический, а не хотя бы искусственно зачатый отпрыск замороженных гамет из генетического банка. У андроидов не могло быть иллюзий по поводу того, что у них были родители; эктогены нередко подозревали о себе обратное. Смотрителю было даже немного жаль Сполдинга, зависшего в воздухе между миром полностью естественным и миром полностью искусственным. Впрочем, понять – не значит простить.

Как бы то ни было, а пускать Сполдинга в церковь нельзя ни в коем случае.

– Мы можем очень просто разрешить это недоразумение, – произнес Смотритель, пытаясь выиграть время. – Подождите здесь, я войду туда и посмотрю, что там такое.

– Я пойду с вами, – заявил Сполдинг. – Для меня опасно, а для вас нет?

Смотритель, мы войдем туда вместе.

Андроид нахмурился. С точки зрения статуса, они со Сполдингом были равны, формально эктоген не имел права ни принудить его к чему-либо, ни обвинить в неподчинении. Но он – андроид, а Сполдинг – человек. При прочих равных, в спорной ситуации андроид обязан уступать. Сполдинг уже решительным шагом направился ко входу в купол.

– Подождите, пожалуйста, – быстро произнес Смотритель. – Если там действительно опасно, пусть лучше рискну я. Я посмотрю, что там происходит, и удостоверюсь, что для вас опасности нет. Пожалуйста, не заходите, пока я не позову вас.

– Я настаиваю…

– Что скажет Краг, если узнает, что мы вдвоем пренебрегли предупреждением об опасности? Хотя бы ради него нам следует соблюдать осторожность. Пожалуйста, подождите. Обещаю, что буду недолго.

– Хорошо, – недовольно пробурчал Сполдинг.

Беты расступились, и Смотритель вбежал в церковь. У алтаря он обнаружил троих гамм, склонившихся в позах Уступающих, над ними возвышался бета-Экстраполятор, и еще один бета прижался к стене, водя кончиками пальцев в воздухе перед голограммой Крага и шепча слова Трансцендентного ритуала. Все пятеро замерли и уставились на Смотрителя.

Альфа торопливо объяснил им только что пришедший ему в голову отвлекающий маневр.

– Снаружи враг, – выпалил он, обращаясь к одному из гамм. – С твоей помощью мы расстроим его планы. – Смотритель подробно объяснил гамме, что ему надо будет сделать, заставил повторить, и гамма удалился через запасный выход.

Вознеся Крагу короткую молитву, Смотритель вернулся к Леону Сполдингу.

– Все, что вам говорили, – чистая правда, – доложил альфа. – Здесь действительно криогенное оборудование, и сейчас бригада механиков занимается калибровкой. Если вы войдете, то помешаете им. К тому же идти надо будет очень осторожно, потому что там темно, а часть пола разобрана; не говоря уже о температуре в минус…

– Я все равно хотел бы зайти посмотреть, – сказал Сполдинг. – Пожалуйста, пропустите меня.

Смотритель обернулся и увидел, что с востока бежит, тяжело дыша, посланный им гамма. Альфа неторопливо отошел в сторону, открывая Сполдингу проход к двери. В этот момент гамма закричал:

– На помощь! На помощь! Краг в опасности! Спасите Крага!

– Где? – рывком развернулся к нему Смотритель.

– У центра управления! Убийцы! Убийцы!

Смотритель не дал Сполдингу времени задуматься и понять, насколько бредово это звучит.

– Бежим! – выкрикнул он, дергая эктогена за рукав. – Ну, быстрее же!

Сполдинг был в шоке. Он весь побледнел, его трясло. Как Смотритель и надеялся, все мысли о таинственном здании вылетели у него из головы.

Они побежали к центру управления. Краем глаза Смотритель успел увидеть, как, выполняя его приказ, к церкви со всех сторон рванулись десятки андроидов. За несколько минут они разберут церковь. И когда у Леона Сполдинга появится возможность вернуться в этот сектор, под неприметным серым куполом он не обнаружит ничего, кроме криогенного оборудования.


предыдущая глава | Стеклянная башня | cледующая глава